Репортажи

В суде по делу Саши Скочиленко попытались отстранить судью, прокурора и начали оглашать доклад ОБСЕ

В суде по делу Саши Скочиленко попытались отстранить судью, прокурора и начали оглашать доклад ОБСЕ

Саша Скочиленко во время перерыва в судебном заседании в десятом часу вечера. Фото: Анна Мотовилова / MR7

Заявление об отводе судьи в уголовном процессе по делу «о фейках об армии» Саши Скочиленко не смогло улучшить её положения. Многочасовые суды, из-за которых она остаётся без еды и лекарств по два дня подряд, были поводом для отвода — но судья только ужесточает процесс. Отстранить от дела её не удалось, и заседание 2 октября длилось уже до десятого часа вечера. При этом ходатайства адвокатов отклоняются: им не позволяют вызвать свидетелей.

СПРАВКА

Саша Скочиленко — музыкант, художница, автор комиксов о ментальном здоровье, специалистка в области создания видеоконтента.

Уголовное дело о распространении «фейков об армии» (ст. 207.3 УК РФ) на Сашу завели после того, как она заменила несколько ценников в супермаркете на Васильевском острове на мини-листовки о ходе спецоперации и Владимире Путине. За это ей грозит до 10 лет тюрьмы.

Саша находится в заключении уже полтора года, несмотря на большое количество хронических заболеваний. Её интересы в суде представляют три адвоката: Юрий Новолодский, Яна Неповиннова, Дмитрий Герасимов и защитница Маргарита Кислякова.

Нужен другой судья?

Заседание по делу Скочиленко в Василеостровском районном суде 2 октября началось с мотивированного отвода судье Оксане Демяшевой.

Адвокаты заявили отвод ещё на прошлом заседании, в пятницу, 29 сентября: вечером этого дня председательствующая вызвала скорую, чтобы подтвердить, что Саша может продолжать участвовать в суде, а потом выяснилось, что девушка по два дня не ест и не принимает лекарств из-за того, как организован судебный процесс.

Сейчас адвокат Яна Неповиннова озвучила подробную аргументацию: почему, по мнению защиты, судью необходимо отстранить от этого дела.

— Проведено 17 судебных заседаний, в ходе которых накапливались обстоятельства, вынуждающие сторону защиты заявить отвод судье Демяшевой. В течение всего разбирательства она нарушала базовые положения судебной этики. Защита прав и свобод человека может быть обеспечена

только компетентным и независимым правосудием, осуществляемым на началах справедливости и беспристрастности.

Смысл этого положения кодекса судебной этики полностью игнорируется судьёй, — сказала адвокат Неповиннова.

Примеры неэтичного и предвзятого, по мнению защиты, поведения судьи Оксаны Демяшевой:

  • Адвокаты получили от неё больше 30 предупреждений. Юрий Новолодский получал их, в частности, когда говорил, что гособвинение мешает работать защите. У представителя прокуратуры нет ни одного предупреждения от судьи, хотя, по мнению защиты, он ведёт себя неэтично.
  • Гособвинению было предоставлено много времени на подготовку к заседаниям — иногда по полтора месяца. Сейчас, на этапе доказательств защиты, заседания назначаются на каждый рабочий день, без согласования с адвокатами (суды идут уже три будних дня подряд до позднего вечера).
  • «Заведомо зная о серьёзных заболеваниях Скочиленко и её многочисленных жалобах на самочувствие, судья сознательно отказывалась учесть эти обстоятельства при организации судебных разбирательств — так, чтобы у подсудимой была возможность принять пищу и лекарства». Защита расценивает это как пытки, опираясь на определение конвенции против пыток.
  • 29 сентября, когда Саша пожаловалась на головную боль и попросила перерыв, чтобы выпить таблетку, а защита предложила перенести заседание, судья вызвала скорую. Защита считает это принудительным медицинским вмешательством и давлением на подсудимую.
  • На заседании 28 сентября Оксана Демяшева зачитала справку о состоянии здоровья Саши из СИЗО. Она озвучила, что подсудимая находится в «удовлетворительном состоянии», «получает безглютеновое питание», «активно за медпомощью не обращалась» и «этапом следовать может». Однако последней фразы в тексте справки нет, Демяшева добавила её сама: «этапом следовать может». Это говорит о том, что она уже считает Скочиленко виновной, хотя разбирательство ещё идёт.
  • Большое количество ходатайств защиты отклонено без объяснений причин.
  • Заседания назначаются без согласования с защитой и подсудимой. Из-за этого Скочиленко, например, была вынуждена пропустить встречу с психиатром в СИЗО, которой сложно было добиться.

— Такой режим судебного процесса угрожает моему физическому и психическому здоровью. Да, вы не отвечаете за мое конвоирование и питание, но вы отвечаете за назначение судебных заседаний. Сейчас создаётся впечатление, что есть некий дедлайн, когда должен быть вынесен приговор, — прокомментировала Скочиленко.

Выслушав критику в свой адрес, судья удалилась в совещательную комнату на пять минут, после чего вышла и просто отказала в собственном отводе.

Попытка отстранить прокурора (снова)

Гособвинитель Александр Гладышев. Фото: Анна Мотовилова / MR7

Гособвинитель Александр Гладышев. Фото: Анна Мотовилова / MR7

Защита, как и обещала, сразу заявила ещё один отвод — представителю прокуратуры Василеостровского района Александру Гладышеву. Адвокаты делают это уже в третий раз. Юрий Новолодский вновь озвучил причины, по которым защита требовала заменить прокурора 28 сентября. Он также подчеркнул, что, по мнению защиты, судья нарушила Уголовно-процессуальный кодекс, отклонив отвод гособвинителя в прошлый раз.

Главная причина претензий — некорректные и предвзятые, по мнению защиты, вопросы Гладышева. Например, он спросил подсудимую: «Были оглашены характеристики относительно вашего участия в благих делах. С учётом вашего послужного списка,

что сподвигло вас заняться деятельностью, подрывающей основы безопасности Российской Федерации?»

Адвокаты обращают внимание, что Скочиленко даже не обвиняют в подрыве основ госбезопасности и никакая её вина ещё не доказана. Ещё один пример: «А в детском садике вы хорошо себя вели? Были ли жалобы от родителей? Ели ли кашу манную?». Саше с детства было запрещено есть пищу с содержанием глютена, в том числе манную кашу, и в детский садик ходить она не могла, хотя очень хотела — и гособвинитель знал об этом, потому что это указано в материалах дела. Защита расценивает такие вопросы как издёвку.

Кроме этого, Гладышев не раз демонстрировал то, что можно понимать как предвзятость:

  • В одном из заседаний он сказал, что Скочиленко черпала информацию в основном от СМИ-иноагентов, «натовских прихлебателей». По его логике, сведения от иностранных агентов априори не могут быть достоверными — а значит, Скочиленко априори виновна.
  • У специалиста-психолога он спросил: «Правильно ли я понимаю, что если бы Скочиленко получала другую информацию из источников, то могла бы совершать иные действия? Убивать людей?» Защита считает этот вопрос недопустимым, тем более что Скочиленко не обвиняют в насильственном преступлении. Больше того, он показывает убеждённость обвинителя в виновности и социальной опасности подсудимой.
  • Во время вопроса специалиста-лингвиста прокурор начал расспрашивать её о личном отношении к СВО и Владимиру Путину, об участии в протестах. Эти вопросы политически ангажированы, не имеют отношения к экспертизе и к делу — уверена защита. Экспертам стороны обвинения подобные вопросы не были заданы, хотя известно, что эксперт Гришанина подписала письмо в поддержку СВО.
  • По смыслу своей должности он должен обеспечивать соблюдение прав и свобод человека, но на деле только способствовал такой организации судебного процесса, которая привела к голоду и лишению лекарств Скочиленко, что сторона защиты расценивает как пытки.

Судья, недолго думая, оставила отвод прокурора без удовлетворения.

Распространение чужих листовок и слов — считается?

Адвокаты (слева) наблюдают за тем, как приставы и конвоиры готовятся вести Сашу. Фото: Анна Мотовилова / MR7

Адвокаты (слева) наблюдают за тем, как приставы и конвоиры готовятся вести Сашу. Фото: Анна Мотовилова / MR7

В качестве нового доказательства невиновности Скочиленко сторона защиты приобщила к делу протокол осмотра telegram-канала. За день до того, как Саша совершила своё «потенциально преступное» действие, в нём были опубликованы именно такие листовки, как у неё. Это был проект демократического движения «Весна»*: активисты призывали вести пацифистскую агитацию и менять ценники в супермаркетах на свои.

У telegram-канала больше 9000 подписчиков, у поста с листовками — больше 4000 просмотров. Саша, очевидно, не единственная, кто распечатал их и разместил в магазине. Но единственная, кому за это грозит до 10 лет тюрьмы.

До этого адвокаты Саши уже пытались приобщить к делу информацию об административном процессе в Ижевске: за точно такие же листовки человек в Удмуртии получил штраф. В этом защите было отказано, потому что в России не прецедентное право.

Здесь важен ещё один момент: экспертиза по заказу следствия опирается на то, что Скочиленко — автор своих листовок. Осмотр telegram-канала свидетельствует, что это не так.

Сейчас адвокат Юрий Новолодский попросил Сашу рассказать, как она выбирала макеты для «ценников»: девушка использовала пять вариантов из гораздо большего количества в telegram-канале.

— Они показались мне наиболее миролюбивыми и правдоподобными. Слова на этих листовках подтверждали те источники, которые я читала, и мой круг общения. Я была уверена в их правдивости, — рассказала Саша.

Девушка поделилась, что искренне не понимает, как можно наказывать человека за распространение слов, которые написал не он.

— Например, я распространю томик Пушкина, где написано: «И на обломках самовластья напишут наши имена».

И что же, меня обвинят в призывах к государственному перевороту? — развела руками подсудимая.

Новая альтернативная экспертиза — теперь психолого-лингвистическая и политологическая

Саша Скочиленко. Фото: Анна Мотовилова / MR7

Саша Скочиленко. Фото: Анна Мотовилова / MR7

В первый раз за этот день защита попросила отложить заседание на другой день в 15:20. Судья отклонила эту просьбу, как и несколько аналогичных — и суд продлился до рекордных 21:20. Адвокаты были вынуждены с этим что-то делать, представлять доказательства в том порядке, какой получается в таких условиях.

Адвокат Яна Неповиннова анонсировала новую альтернативную экспертизу в деле. Одну уже провела кандидат филологических наук Светлана Друговейко-Должанская. После допроса авторов экспертизы по заказу следствия защита решила, что этого недостаточно: выяснились новые обстоятельства.

Адвокаты заказали комплексную психолого-лингвистическую и политологическую экспертизу. Её согласились провести три петербургских специалиста:

• лингвист, начальник научно-методического отдела «Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам» (ГЛЭДИС) Игорь Жарков (он же выступал специалистом в деле «о фейках об армии» поисковика Олега Белоусова);

• доктор политических наук, профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Гончаров;

• психолог, участница ГЛЭДИС Вероника Константинова.

Читайте также

Ошибочка вышла. Автор экспертизы по делу художницы Скочиленко признала, что в её заключении были «искажения»

Кроме этого, лингвист Игорь Жарков написал рецензию на экспертизу из материалов дела (авторства Гришаниной и Сафоновой).

Новое экспертное заключение защита готова представить после 13 октября, а рецензию — после 3 октября. В связи с этим адвокаты просили назначить следующее заседание на дату после 13 октября, но им в этом отказали.

Кроме этого, защита предложила пригласить на допрос:

1. Уполномоченную по правам человека в Петербурге Светлану Агапитову. Адвокаты пробуют добиться её участия в суде уже второй раз. Она инспектировала СИЗО-5 и могла бы подтвердить, что там невозможно безглютеновое питание. А ещё на её сайте есть публикация, которая подтверждает правдивость слов на одной из листовок Скочиленко.

2. Григория Михнова-Вайтенко. Он епископ Апостольской православной церкви, много времени уделяет помощи беженцам и вынужденным переселенцам из зоны СВО. Они лично знакомы с Сашей Скочиленко, подписаны друг на друга в соцсетях. И, оказывается, в том числе его посты создали у Саши впечатление, что слова на её листовках достоверные (а не «фейковые»).

В вызове обоих свидетелей и отложении заседания для их допроса защите отказали, потому что «была возможность пригласить и на сегодняшнее заседание».

Читайте также

«Автор выражает враждебное отношение к государственному строю, Путину и ВС РФ». В суде по делу «о фейках об армии» Скочиленко допросили эксперта-филолога

Ещё один Новый год в СИЗО

Между доказательствами защиты выступил с заявлением прокурор. Он напомнил, что пора бы продлить содержание Саши Скочиленко в СИЗО.

Сторона защиты, естественно, была против. По убеждению адвокатов, содержанию Саши в СИЗО мешает не только её состояние здоровья, но и тот факт, что обстоятельства судебного процесса изменились. Доказательства вины девушки под большим вопросом, а это единственное основание для её изоляции за решёткой.

— Было одно-единственное доказательство вины — заключение Сафоновой и Гришаниной (от центра экспертиз СПбГУ. — Ред.). Сегодня можно заявить с уверенностью, что этого доказательства больше нет, мокрого места от него не осталось, — заявил адвокат Новолодский.

Читайте также

Бывший гендиректор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский рассказал, почему приходит в суд поддержать Сашу Скочиленко

Сама Саша в очередной раз рассказала, что её в СИЗО часто тошнит и рвёт, что ей нужны консультации психиатра и кардиолога. Возможно, в скором времени ей понадобится установка кардиостимулятора — об этом ещё в апреле в зале суда говорила врач. Адвокаты добавили, что сейчас Саша стала реже обращаться в медсанчать СИЗО — но только потому, что убедилась в бесполезности этого.

Прокурор же заявил, что вина Скочиленко, на его взгляд, несомненна.

— Виновность Скочиленко с каждым судебным заседанием подтверждается. в том числе теми доказательствами, которые предоставляет сторона защиты. Позиция, что Скочиленко невиновна — не что иное, как давление на суд. Она совершила тяжкое преступление против общественной безопасности, безопасности государства.

Раньше за такое… сами знаете. Сейчас законодатель более гуманен,

— высказался гособвинитель Гладышев.

Суд продлил содержание Саши Скочиленко в СИЗО до 10 января 2024 года.

Люди из группы поддержки Саши Скочиленко пишут жалобы на недопуск в зал суда. Фото: Анна Мотовилова / MR7

Люди из группы поддержки Саши Скочиленко пишут жалобы на недопуск в зал суда. Фото: Анна Мотовилова / MR7

Доклад ОБСЕ — официальный источник?

Отчаявшись добиться переноса заседания на другой день, защита начала оглашать доклад «Организации по сотрудничеству и безопасности в Европе» (ОБСЕ) о ситуации в зоне СВО. Россия — член этой организации. Содержание доклада перекликается с содержанием листовок, которые распространяла Саша Скочиленко.

В десятом часу вечера адвокат Юрий Новолодский попросил разрешить ему покинуть заседание (ещё днём в этом было отказано защитнице Маргарите Кисляковой). Он сослался на свой возраст (72 года) и диабет, из-за которого ему необходимо регулярно принимать таблетки. Заседание в этот день заставило его дважды пропустить приём необходимых таблеток.

— Я еще никогда не сталкивался с таким унижением, — отметил Новолодский.

Примечательно, что весь судебный процесс судья Демяшева требует от него всегда выступать и оглашать доказательства стоя, хотя Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает и другие варианты. Даже когда Новолодский прямо просит разрешить ему сесть из-за состояния ног, которое ухудшилось после ковида, судья отказывается это сделать.

Новолодского отдельно от остальных не отпустили, но защите удалось, наконец, добиться завершения заседания в этот день.

Продолжение назначено уже на 3 октября.

Защитники общаются с Сашей в перерыве. Фото: Анна Мотовилова / MR7

Защитники общаются с Сашей в перерыве. Фото: Анна Мотовилова / MR7

P.S.

Полная информация о деле Саши Скочиленко и делах других петербуржцев, которых обвиняют в распространении «фейков об армии», — в спецпроекте MR7. Мы также сделали бот в Telegram, где даём оперативные данные о судах по ст. 207.3 УК РФ.

*Демократическое движение «Весна» признано экстремистским и запрещено в России с октября 2022 года. Кроме этого, оно имеет статус иностранного агента по решению Минюста РФ.

share
print