Коронавирус

Галина Артеменко: «Светлая память погибшим, сил и любви живым»


версия для печати
Как устанавливали и открывали памятник медикам, погибшим от коронавируса.
Галина Артеменко: «Светлая память погибшим, сил и любви живым»

За два дня 3−4 марта небольшую скульптуру Печального ангела успели «открыть» трижды. За всей суматохой с этими церемониями, странными визитами губернатора и главы комитета по здравоохранению, едва не забылось главное — Ангел печалится по всем врачам, медсестрам, фельдшерам и по другим сотрудникам городских и областных клиник, которые умерли от COVID-19, спасая и помогая спасать пациентов от новой болезни. Журналист MR7 Галина Артеменко с первых дней появления коронавируса писала об этой новой беде. Она помогала создавать стену памяти на Малой Садовой, где появлялись фотографии погибших врачей. И она же с директором фонда «Астарта» и депутатом ЗакСа Борисом Вишневским потом придумывали, решали, добивались установки памятника. Немного выдохнув после открытия Ангела, Галина рассказала, как прошел целый год:

«Печальный Ангел Романа Шустрова занял свое место на полукруглой скамейке на Карповке. Ни один петербургский памятник не открывали три раза. Но сейчас я не хочу писать об этой странной истории, а хочу вспомнить минувшее лето, когда мы с Ириной Масловой искали место для памятного знака, еще не думая об Ангеле.

То, что стена памяти на Малой Садовой должна быть размонтирована, было ясно — ведь строительный забор (на котором и размещались фотографии и памятные таблички. — Прим. ред.) вокруг Дома Радио рано или поздно будет снят. Но было также понятно, что нужен памятный знак — о том, что пережил город во время пандемии, о том, что была Стена с фотографиями погибших медиков.

890x675_79pjMjzv7nVC8QlqrkEL.jpg

Ирина Маслова в день разборки Стены Памяти.

Мы с Ириной приехали на место, которое предложил для памятного знака Борис Вишневский — на проспекте Медиков. Увидели там забор Института гриппа — территория была закрыта, понятно, что там ничего не установишь. И мы просто пошли по направлению к Карповке. И увидели этот променад, полукруглую скамейку, пост охраны. Это место сразу показалось подходящим — Первый медицинский, открытая территория, рядом метро. Все совпало.

Идея Ангела пришла чуть позже, когда мы пришли на первую посмертную выставку скульптора Романа Шустрова, погибшего от ковида 14 мая 2020 года в Мариинской больнице. Печальный ангел из папье-маше был представлен на выставке в Музее игрушки в конце лета — начале осени 2020 года. Музей игрушки, кстати, тоже располагается в двух шагах от набережной Карповки. Все совпало еще раз.

И дальше — встреча с главой администрации Петроградского района Иваном Громовым, организованная Борисом Вишневским. Громов все поддержал, полностью взяв на себя заботу о сборе средств на создание 3D-модели и бронзовую отливку скульптуры. Курировала процесс создания памятника с профессиональной стороны Мария Касьяненко — вдова Романа, тоже художник.

В день, когда размонтировали стену, 13 ноября, на скамейке на Карповке установили табличку, что здесь будет памятник медикам.

Я опущу историю приезда губернатора и внезапного «открытия» 3 марта — про это уже написали все. Я хочу написать про сегодняшний день.

Несметное количество цветов, много людей. Вот реаниматолог Александр Раевский, который потерял двух близких людей — отчима и брата. Оба портрета были на стене памяти. Александр работает на скорой и с первых дней пандемии в Петербурге видел, как разрушителен вирус, как страдают люди.

Пришел Сергей Саяпин — тот самый реаниматолог-анестезиолог, который весной, работая в Покровской больнице, не побоялся сказать, как рискуют врачи, не имея средств защиты. Сергей заразился коронавирусом, интубируя пациента, попал в Боткинскую больницу. Потом Саяпина уволят из Покровки по формальному поводу, но без работы доктор не остался — Сергей работает в красной зоне одного из ковидных госпиталей.

Пришел Иван Борисович Федоров — я писала про трагедию его большой многодетной семьи — от коронавируса погибла жена Марина Анатольевна Федорова, рентгенлаборант флюорографический станции поликлиники № 77 Невского района. Ивану Борисовичу до сих пор трудно говорить о потере.

Когда была стена на Малой Садовой и я приходила туда, чтобы убрать увядшие цветы и поставить новые, я часто думала о том, что если бы не пандемия, все люди с портретов были бы живы. И если бы они все вдруг оказались здесь, на Малой Садовой — больше ста человек, — то заполнили бы значительную часть этой небольшой улицы. Сегодня я представила себе их снова — здесь, на Карповке.

amSLFkLDvsg (1).jpg

Галина Артеменко с миниатюрной копией "Печального Ангела"

Когда наступят теплые дни, пустое пространство рядом со скамейкой можно было бы засеять цветами. Обычными космеей, ноготками. Они цветут все лето и осень, почти до заморозков. Это было бы красиво.

Рядом с Ангелом на скамейке укреплена табличка с QR-кодом — выходом на виртуальную стену памяти, где размещены фотографии и имена всех медиков, тексты о них, опубликованные в СМИ, благодарности создателям памятника.

Светлая память погибшим, сил и любви живым".

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники


Лента новостей