Коронавирус

Ковидное кидалово


версия для печати
Около 100 санитаров Московского клинического центра инфекционных болезней «Вороновское» после месяца работы в красной зоне обнаружили, что руководство не планирует выплачивать им стимулирующих выплат за работу с covid-пациентами — ни президентских, ни собянинских.
Ковидное кидалово

Обещанный оклад в 130 тысяч рублей тоже под вопросом. Заболевшие санитары — а таких больше половины — так и не увидели страховой выплаты, которая положена тем медикам, кто заболел на рабочем месте. Самое неприятное, что вскрылось — многие из них даже не являются младшим медперсоналом, о котором говорится в указе президента о выплатах. В трудовых договорах указана должность «уборщик».

Петербурженка Александра Бруссер работает в инфекционном центре «Вороновское», построенном буквально за месяц специально для госпитализации больных с Covid-19, с 15 апреля.

Начиналось все радужно — бесплатное такси до больницы, бесплатное проживание в хорошей гостинице, нормальные условия труда. Однако в договоре, который главврач больницы Сергей Переходов так и не подписал, написано, что она работает уборщиком/санитаром — и то, только по настоянию Александры там появилось слово санитар — именно на эту должность ее официально приглашал департамент здравоохранения Москвы.

Не получив в мае стимулирующие выплаты от президента и мэра Москвы Сергея Собянина, она и ее коллеги начали писать жалобы — в администрацию президента, в Генпрокуратуру, в Следственный комитет.

5 июня она обнаружила, что ее уволили с работы 3 июня. Хотя она отработала смену и 3, и 4 июня. То же самое произошло и с другими санитарами/уборщиками, которые писали жалобы.

«Документов о моём увольнении никаких не предоставили, копию трудового договора, подписанную главврачом Переходовым С.Н., входящим, по информации в СМИ, в топ-5 миллиардеров — главврачей, до сих пор не выдали на руки, хотя с моей стороны договор подписан был ещё 12.04.2020», — говорит Александра. Она вызвала полицию — те приехали, но документы руководство больницы не выдало даже в присутствии сотрудников правоохранительных органов.

Санитары подмосковного ковидного центра отправили жалобу на действия руководства больницы председателю Следственного Комитета Александру Бастрыкину: «В связи с невыплатой стимулирующих надбавок сотрудникам ГБУЗ ГКБ им. В. П. Демихова ДЗМ „Инфекционный центр“ (г. Москва, поселение Вороновское), выполняющих функции санитаров, но оформленных на должности „уборщиков служебных помещений“ предположительно с целью лишения этих сотрудников полагаемых выплат, озвученных президентом Российской Федерации, просим Вас провести проверку в отношении руководства ГБУЗ ГКБ им. В. П. Демихова ДЗМ „Инфекционный центр“ (г. Москва, поселение Вороновское). Также просим принять к сведению, что в Инфекционном центре началось давление руководства на сотрудников, отправивших жалобы на отсутствие положенных стимулирующих выплат для сотрудников, задействованных в оказании медицинской помощи пациентам с COVID-19».

Бастрыкину отправили и уникальную видеозапись, сделанную 29 апреля, на которой сотрудник отдела кадров инфекционного центра «Вороновское» сообщает, что заявления о стимулирующих выплатах для младшего медицинского персонала — это обман, чтобы заманить людей на работу в московский ковидный центр.

Сотрудница отдела кадров ГКБ ГБУЗ им. Демихова: «Вам не дадут президентские 100%. — «Почему?» — А потому что уже в «Коммунарке» уже 90% объявили об этом, (…) «Коммунарка подтвердила, что не платит ни собянинские, ни президентские — обман чистой воды».

Александра Бруссер: «У нас тоже получается обман?»

Сотрудница отдела кадров: «Да по такому же принципу».

Далее сотрудница отдела кадров заявляет, что сама болеет Covid19: «От вас же и подцепила. От таких как вы, которые шли-шли-шли-шли».

Александра возражает, что они работают с Covid+ пациентами каждый день, подвергая себя опасности, на что сотрудница отдела кадров ей отвечает: «Вы на это учились, а я училась на это. Каждый выбирает себе профессию сам. Вы работаете, там пашете, а я здесь…

У департамента (депздрава Москвы) было такое: надо было набрать (сотрудников. — Прим. ред.) Одному человеку нужно было открыть центр, надо было набрать — они это все быстро сделали. Они даже не спрашивали нас, когда я говорила: что вы делаете, это наши будущие сотрудники? Мне говорили: «Закройте рот, мы департамент. Мы без вас разберемся».

Они набирали всех подряд — набирали медсестер без сертификатов — весь сброд, всё, что можно было, подобрали все. Набрали очень много пенсионеров, из которых 80% у вас уже лежат с ковидом. Они отработали два дня и уже у вас лежат".

Александра и ее коллеги, пришедшие по вопросу выплат, рассказывают, что их приглашали в одно отделение, а в договоре написано другое. Сотрудница отвечает: «Не надо внимания обращать на то, куда приглашали. Это все неправда — просто надо было заманить людей в эту ловушку. Людей заманили, набрали. А теперь мы с ними расхлебываемся. (…) Там департамент здравоохранения — там ефремовы, сокоревы, хрипуны. Это не мы руководим этим. Мы как пешки, которые набирали».

Другой интересный разговор состоялся у сотрудницы больницы Людмилы Павловой, которую приглашали на работу санитаркой, а в трудовом договоре прописали как уборщицу, и Татьяной Наполовой — замглавного врача Инфекционного центра по экономическим вопросам (запись имеется в распоряжении редакции).

Людмила Павлова тоже писала жалобы в Депздрав. Она работает в красной зоне, занимается уборкой инфицированных боксов, меняет белье больным с Covid19, переворачивает их, но выплаты ей не светят.

Людмила заразилась коронавирусом от своей соседки по общежитию и с тех пор мучительно болеет, однако ее не госпитализируют, потому что она отказалась подписывать больничный, оформленный другим числом: «Почему не был обеспечен эпидемиологический режим? Моя соседка по комнате в общежитии заболела, а я узнаю это от нее только тогда, когда она уже лежит на отделении в тяжелом состоянии! Контактных не проверяли. Все сотрудники, с кем я больной отработала смену — также. Они были проверены на антитела спустя неделю. Мы обедаем, ужинаем — все в одной комнате для персонала — заразиться на работе очень легко и для этого совсем не надо снимать костюм, очки и маску в отделении, достаточно одного заболевшего сотрудника. Я, когда заболела 7 мая и отработала сутки уже больная, в СИЗе, сменилась. Никто не обратил внимание на то, что я уже больная, хотя я этого не скрывала, я держалась подальше от всех, но я не скрывала».

Людмила Павлова рассказывает Татьяне Наполовой о том, что врач приехал к ней только через 5 дней после того, как она заболела, как ее пытались заставить подписать документы на больничный и на самоизоляцию от 15 мая, хотя результаты тестов были известны 9-го.

Правда, Татьяна Наполова звонила уборщице Людмиле вовсе не поинтересоваться ее здоровьем, а чтобы уточнить — на что она жаловалась в Депздрав и разъяснить ей, что она не санитарка, а уборщица и единовременная страховая выплата, обещанная президентом России Владимиром Путиным всем медработникам, заразившимся на работе, ей не положена.

«Вы уборщик по трудовому договору — вам, к сожалению, не положено», — говорит Татьяна Наполова. В ответ Людмила громко откашливается: «Ой, да вы здорово болеете?» — пытается проявить сочувствие замглавного врача. — Почему вы в общежитии, а не в больнице?"

«Потому что у меня нет показаний к госпитализации — легкая форма» — «Ничего себе легкая форма, судя по кашлю…».

Разговор заходит о том, почему устраиваясь санитаркой, Людмила подписала договор на «уборщика».

Людмила Павлова: «Я не знала, что не будет страховых выплат по случаю заболевания и я не собиралась здесь болеть. … Получить 60 процентов от оклада, который равен 21 тысяче рублей — как вы думаете? Это нормально для человека, который работает в красной зоне?»

Людмила продолжает задавать вопросы, на которые у Наполовой нет ответов: «Почему же тогда, уборщики служебных помещений работают в мельцеровских боксах — их же должен кто-то мыть? Мельцеровские боксы, где лежат инфекционные больные».

«От меня вы что хотите?» — отвечает ей Татьяна Наполова.

«Я хочу, чтобы было пересмотрено штатное расписание: либо уборщиков причислили к людям, которые должны получать страховые выплаты. Как было сделано с водителями скорых помощей».

Татьяна Наполова устало отвечает:

«Это касается не только вас, но всей России. Везде санитары, которые были переведены в прочий персонал уже года три назад, в таком положении. Страховые выплаты и дополнительные — указаны только для младшего медицинского персонала, которого в больницах нет. Только в моргах».

Людмила Павлова: «Зачем тогда пудрить людям мозги?».

Татьяна Наполова: «Кто пудрит?»

Санитарка: «Наверное, Владимир Владимирович Путин, когда издавал все эти указы, был не в курсе, что младший медицинский персонал переведен в рабочие специальности?»

Татьяна Наполова: «Это не он пудрит. Это ему пудрят мозги».

Диалог заканчивается кашлем санитарки. «Ответ будет подготовлен и направлен вам. Выздоравливайте. Вам хоть не холодно в общежитии?».ю

Людмила Павлова болеет в общежитии, не имея никакого контроля со стороны врачей. Ей даже нечем измерить давление. Так как она уже почти месяц на больничном, оклад она получит небольшой.

Санитары и так называемые уборщики Московского клинического центра инфекционных болезней «Вороновское» будут продолжать бороться за свои выплаты и оклады. Как и их коллеги по всей России.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей