Политика

«Стёб» над экспертизой: седьмое заседание по делу Навального


версия для печати
Свидетель жалуется на давление со стороны следователя.

Состоялось седьмое заседание по делу Алексея Навального. За шесть предыдущих заседаний дело приняло странный оборот, становится очевидным, что у обвинения что-то идёт не так: свидетели читают показания по бумажке, не могут ничего вспомнить или вовсе занимают сторону защиты, а потерпевшие отказываются от исков и мало понимают, в чём вина оппозиционера. Выглядит это так, будто толком не выходит доказать ни совершение мошеннических действий, ни финансовые махинации, ни оскорбление правосудия. Тем не менее, Навальному всё ещё грозит до 15 лет колонии к уже имеющемуся сроку.

Первые закрытые показания

На процессе 1 марта показания давали два «систематических донора» ФБК (признан властями иностранным агентом, экстремистской организацией, запрещён на территории РФ) Кузин и Корнюхин. По словам Навального, они присылали донаты организации не один год.

В распоряжении судьи Маргариты Котовой вновь оказались ходатайства о закрытом заседании. Один из потерпевших, скорее всего, Корнюхин, сразу от него отказался, Кузин поддержал. Пресса отмечала крайне низкое качество трансляции для журналистов, слова выступавших было почти невозможно разобрать.

Спустя 40 минут раздумий в совещательной комнате, Котова объявила, что всё же закроет заседание для показаний Кузина, поэтому о нём журналистам неизвестно ничего, кроме фамилии. А вот Навальный уверен, что Кузин давал первоначальные показания из СИЗО, а сейчас выпущен под домашний арест.

Потерпевший под уголовным делом

Второй потерпевший — Александр Корнюхин, 65-летний бизнесмен, который жертвовал на борьбу с коррупцией с 2017 года до момента, как организации Навального признали экстремистскими. В общей сложности, по данным следствия, он отправил порядка 660 тысяч рублей.

Как выяснилось, теперь на Александра заведено уголовное дело. Но пока он только потерпевший в процессе по Навальному. Впервые Корнюхин почувствовал себя потерпевшим уже в следственном комитете, ведь там объяснили, что средства поступали физическим лицам: соратникам политика Леониду Волкову и Роману Рубанову.

Навальный объяснил, что в 2017 и правда было два сбора: на счёт фонда* как юридической организации и на избирательную кампанию — физическим лицам. После того, как вопросы потерпевшему начал задавать сам подсудимый, стало ясно, что эту тонкость Корнюхин понимал и его претензии связаны с деньгами на кампанию, ведь фонд* выполнял работу добросовестно.

Кроме того, Александр Корнюхин косвенно подтвердил, что следователь давил на него: говорил о возможных проблемах из-за того, что он спонсировал и поддерживал «экстремистскую организацию». Вдвойне странно и то, что потерпевший не подавал иск ни о возмещении материального вреда, ни о компенсации морального ущерба, хотя в письменных показаниях настаивает на этом.

Лингвистическая экспертиза от математика

Без перерыва судья Маргарита Котова решила взяться за вторую статью обвинения — неуважение Навального к суду. Его подтвердила лингвистическая экспертиза от учителя математики и старшего научного сотрудника Российского института культурологии Натальи Крюковой.

После вопросов адвокатов Ольги Михайловой и Вадима Кобзева оказывается, что Крюкова также готовит и кинематографические экспертизы — она специалист с десятилетним стажем. Правда, кандидат точных наук не смогла вспомнить, с какого года отсчитывает свой стаж.

Эксперт посчитала слова «блин» и «ё-моё» матерными, а «ну, офигеть» и вовсе расшифровала как нецензурное обозначение полового органа мужчины. Интонация же, с которой Навальный произнёс фразу «О боже мой», по мнению учителя математики с культурологическим образованием, была демонстративно оскорбительной. В совокупности всё это создаёт образ судьи Акимовой как непрофессионала во время процессу по делу о клевете на ветерана.

Кроме того, Крюкова характеризует речевое поведение Навального на том процессе прямо в официальном документе как «стёб». За труды Крюковой по «разбору» высказываний Навального СК заплатил пять тысяч рублей.

Примечательно, что тот же эксперт делала экспертизу и по делу о ликвидации «Международного Мемориала» (признан Минюстом иностранным агентом).

Показания «потерпевших»: судьи Акимовой и гособвинителя Фроловой — решили не зачитывать, сами явиться в ИК-2 они не посчитали нужным. Следующее заседание состоится 3 марта в 10 утра.

* «Фонд борьбы с коррупцией» признан в России иностранным агентом, экстремисткой организацией, его деятельность запрещена в стране.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Telegram, Яндекс.Новости

Лента новостей