Люди

Духовный Васильевский и жемчужные краски намыва


версия для печати
Петербургская художница показывает, что современный Петербург не хуже исторического.
Духовный Васильевский и жемчужные краски намыва Фото: Анна Карпинская

Анна Майстренко-Карпинская мечтала о Петербурге с 19 лет, но решилась переехать из Красноярска только в 38. Она успела пожить на Васильевском острове, в том числе на его намывных территориях, считает их самыми красивыми районами города и не перестаёт убеждать в этом учеников и зрителей. Работы Анны набирают сотни лайков в сети, а в середине ноября открылась персональная выставка. MR7 записал историю художницы о том, каково рисовать жизнь с чистого листа и как видеть красоту даже в Лахте.

От мелков до 100 набросков

— Я рисовала ещё с детского сада, сначала мелом на асфальте, потом со старшей сестрой переводила зверушек с открыток. Сестра поступила в вуз в Петербург, и когда возвращалась домой в Красноярск, показывала мне свои линейные наброски в стиле Матисса. Меня это очень вдохновляло.

photo5251664892203742801.jpg

Фото: Анастасия Романова
Анна Карпинская

Лет в 11 подруга предложила мне пойти вместе с ней в художественную школу — Суриковскую, одну из старейших и единственную в Сибири с настолько мощной традицией. Школу основал сам художник в 1910 году, и даже отправил целый вагон гипсовых слепков из петербургской Академии художеств, чтобы люди в глубинке могли учиться.

Любимое упражнение Анны в детстве на развитие фантазии

Мы с подругой ходили в библиотеку со специальными альбомами, брали книги Фенимора Купера, Майна Рида, Александра Дюма, выбирали героев и читали описание. Затем, не показывая друг другу, изображали персонажей и представляли два образа родителям, чтобы те выбрали более похожий.

Родители никогда не отговаривали меня от профессии художника, всегда поддерживали, позировали и помогали — особенно с оформлением работ на первом курсе училища, когда нужно было сдавать по 100 набросков в неделю.

Начать с нуля ради Петербурга

В 18 лет по распределению я поехала учить детей в село Каратузское, на юге Красноярского края. Помню, как летела час на маленьком самолётике, который приземлился в поле рядом со стогом сена. Школа искусств была красивая, деревянная, резная. Ученики меня провожали вечерами домой, звёзды огромные в небе горели — настоящая романтика. Нас называли Белоснежка и семь гномов.

После года в деревне поняла, что нужно наполнение, начинаю иссякать. Решила поступать тогда ещё в Ленинград на искусствоведческий факультет Академии художеств. Училась на заочном, потому что уже начала работать в изостудии. Интересное было время, 1990-е. Едешь по одной цене, а возвращаешься совершенно по другой.

Несмотря на то, что в Красноярске уже был устроен быт, появилась семья — муж и сын — было ощущение, что я не вырабатываю свой ресурс, не живу на максимум. Но рисование оставалось для меня отдушиной, его всегда не хватало. Да и Петербург не отпускал. Бывало, что иду по Красноярску, а мне пахнет Невой. В 38 лет я решилась оставить первого мужа и вместе с сыном и мамой уехала сюда. Пришлось начинать всё с чистого листа, но это для меня не проблема. Я вообще люблю начинать.

  • 258504843_4587789157967874_1957767055229813464_n.jpg

    Ноябрьские работы, крафт, смешанная техника, 20х30, 2021

    Источник: Анна Карпинская

  • 257968483_4587789287967861_5557499571553112954_n.jpg

    Ноябрьские работы, крафт, смешанная техника, 20х30, 2021

    Источник: Анна Карпинская

  • 257437566_4578617848885005_7805136619262551694_n.jpg

    Ноябрьские работы, крафт, смешанная техника, 20х30, 2021

    Источник: Анна Карпинская

  • 257394837_4578618005551656_4483954500594319944_n.jpg

    Ноябрьские работы, крафт, смешанная техника, 20х30, 2021

    Источник: Анна Карпинская

Остров из сна

Когда я уже решила переезжать, мне приснился сон. Мы плывём с мамой и сыном на корабле, вдруг налетает шторм, корабль рушится, мы оказываемся в воде. Вдруг я вижу остров, оттуда к нам протягивается рука и спасает нас. Первое наше жильё оказалось на Васильевском, на Гаванской улице. Я писала много этюдов. Всё было хорошо, но хозяйка каждый месяц повышала цену.

И вот как-то раз я решила, как во времена учёбы в Академии, прогуляться по «пешеходке», 6−7 линиям. Тогда нарисовала Андреевский собор и осенние деревья. Люблю, когда лиственницы желтеют — у них вкусный запах. Получилась очень светлая картина, она стала пророческой. Мы скоро съехали на 7-ю линию, в соборе я крестилась, в нём же обвенчалась с любимым человеком, а в квартире мы устроили художественную студию для детей и взрослых: в комнате побольше — мини-галерею, а в маленькой светлой комнатке сделали класс. К сожалению, год назад мы потеряли это помещение, но занятия не оставили.

Мы продолжили рисовать на Васильевском острове, садились компанией в кафе. В основном нас принимали дружелюбно, звали приходить ещё, потому что мы привлекали внимание посетителей и самих сотрудников. Но был и случай, когда официант на одной из летних веранд смотрел на нас очень угрюмо, ведь мы не много заказали.

  • 248751197_4526851077395016_8891284904595032526_n.jpg

    Васильевский остров, крафт, смешанная техника, 20х30, 2021

    Источник: Анна Карпинская

  • 251493282_4530459913700799_8877451479370561987_n.jpg

    Васильевский остров, крафт, смешанная техника, 20х30, 2021

    Источник: Анна Карпинская

  • 250953788_4526851340728323_3233711041307327311_n.jpg

    Васильевский остров, крафт, смешанная техника, 20х30, 2021

    Источник: Анна Карпинская

  • 253549832_4543787945701329_4115086094592255780_n.jpg

    Васильевский остров, крафт, смешанная техника, 20х30, 2021

    Источник: Анна Карпинская

Космический намыв

Я полюбила ноябрь, когда мы стали жить на намыве. Там были потрясающие жемчужные, охристые краски. Столько красоты есть в песке, поле, траве, заливе. Я не могла остановиться и всё время рисовала. Но когда выложила в сеть несколько работ, был негативный отклик. Не на картины, а на район намыва. Писали, что это ужасное место, Шанхай, и здесь невозможно жить.

Я могу понять старожилов, которые здесь выросли и стремятся уберечь каждую пылинку, но как художник я открыта новым впечатлениям. Когда мы туда переехали, мне показалось, что я попала в другой мир — на окраину города или даже другую планету, совсем иные фактуры. Особенно помню, когда всё замёрзло и лёд растрескался, в трещинах — камни и песок.

Жизнь не стоит на месте. Лахта вместе с ЗСД и очертаниями «Газпром Арены» гармонирует и создаёт сюрреалистический пейзаж современного Петербурга. Я против того, чтобы однозначно резко относиться к новым формам. Ведь на намывах живут люди — получается, они совсем не должны ничем любоваться? А ведь там на восходе очень нежное небо, прекрасные закаты, ночные огни. Единственное, что мне не нравится самой — становится очень тесно из-за застройки и не хватает зелени. Это недочёты ландшафтного дизайна.

Мне кажется, умение видеть красоту в месте, где живёшь, закладывается с детства. Часто у нас бывало на пленэре, когда выезжали в деревню или неприглядные районы, что местные подходили, заглядывали в мольберт и говорили: «А мы и не думали, что у нас так красиво».

  • 255340326_4551892998224157_8378035424674903598_n.jpg

    Намывные территории, крафт, смешанная техника, 20х30, 2021

    Источник: Анна Карпинская

  • 254929742_4551893081557482_1096184133480408317_n.jpg

    Намывные территории, крафт, смешанная техника, 20х30, 2021

    Источник: Анна Карпинская

На пленэре и с детьми

Я больше люблю рисовать на пленэре, но стараюсь выбирать не людные места. Когда много человек, это отвлекает. Я хорошо отношусь к вопросам, но они выбивают из колеи, потом сосредоточиться трудно. К пленэру тянутся и мои ученики. Я никогда их не искала, меня как-то находили сами. Забавно: приезжаем на дачу и вокруг меня собираются ребятишки с карандашами и красками.

Теперь я уже даю уроки детям моих выросших учеников. Работа на природе отчасти определила выбор более мобильного и демократичного материала — масляной пастели. Обычная пастель маркая, работу сложно унести домой и хранить, ничего в ней не нарушив.

Я могу использовать фотографии. Если замечаю что-то интересное на улице — снимаю и потом обыгрываю в рисунках, но никогда не срисовываю с картинки. Мне кажется, что работа на пленэре позволяет наиболее полно запечатлеть настоящее чувство. Обычно я отталкиваюсь от пятен, а позже начинаю прорабатывать детали. Пробовала рисовать на белой бумаге, но в ней недостаёт фактуры и душевности, которая есть в крафте.

242267264_4382433871836738_1961725399267160757_n.jpg

Фото: Анна Карпинская
Занятие на пленэре

Для меня очень ценно — искать. Когда я рисую, выключаю голову, плыву по наитию, интуиции, отталкиваюсь от образа, эмоции. За ними уже приходит выбор материала: масло, пастель, масляная пастель. Поэтому я очень люблю Серова, у него каждая работа — открытие. Васильевский остров даёт возможность для такого поиска, он очень разный, но всё ещё самый комфортный для меня. Здесь есть атмосфера духовности, внутреннего поиска. Часто есть ощущение, особенно когда идёшь по улице Репина, что проваливаешься в другое время.

Где увидеть работы вживую

Каждый день, кроме воскресенья, в Детской библиотеке на Среднем проспекте, 3/15 с 11 до 18 открыта выставка «Крафтовая осень» (0+).
Сейчас Анна думает над рождественской петербургской серией.

  • 197051613_4080672128679582_4574768161156502646_n.jpg

    Мне нравится переносить работы на декоративно-прикладные предметы: футболки, броши, открытки. Делаю такие сувениры для родных и близких

    Источник: Анна Карпинская

  • 242821829_4402105459869579_2978548306680276622_n.jpg

    Мне нравится переносить работы на декоративно-прикладные предметы: футболки, броши, открытки. Делаю такие сувениры для родных и близких

    Источник: Анна Карпинская

  • 246492988_4489107114502746_1896448801197851563_n.jpg

    Мне нравится переносить работы на декоративно-прикладные предметы: футболки, броши, открытки. Делаю такие сувениры для родных и близких

    Источник: Анна Карпинская

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости

Лента новостей