Животные

За права придётся пободаться


версия для печати
В России до сих пор нет закона, который бы защищал эксплуатируемых зверей. Но это может скоро измениться.

Пока в нашей стране речи не идёт о том, чтобы на государственном уровне снижать потребление продуктов животного происхождения. Активисты вынуждены бороться, чтобы у мохнатых актёров цирка, подопытных в лабораториях и зверей на фермах было хотя бы право на нормальное содержание и безболезненную быструю смерть. Подробнее о том, что уже удалось сделать правозащитным организациям — в материале MR7.

Для коров закон не писан

Жестокое обращение с животными-компаньонами для России и Петербурга не редкость. Собак и кошек скидывают с балконов, бьют, бросают умирать у мусорных контейнеров. Однако за последние четыре года федеральное законодательство в отношении зверей изменилось, пусть незначительно, но этого хватило, чтобы нерадивые хозяева чаще несли ответственность за свои действия.

В декабре 2017 года усилиями общероссийской ассоциации «Зооправо» удалось внести поправки к 245 статье Уголовного кодекса, которые вступили в силу в январе 2018: теперь живодёры могут сесть в тюрьму на срок до трёх лет, если действуют в одиночку, и до пяти — если группой. Это позволило усовершенствовать закон «Об ответственном отношении к животным».

Единственные адвокаты, у которых все клиенты — невиновны

Ассоциация юристов и специалистов по правам и защите животных «Зооправо» — единственный в России социальный проект, который с 2012 года оказывает юридическую поддержку гражданам и организациям во всех случаях жестокого и безответственного отношения к животным. У них большой опыт участия в уголовных делах по преступлениям, предусмотренным статьей 245 УК РФ, а в 2020 году они разработали методические рекомендации по расследованию преступлений по 245-й статье. «Мы единственные адвокаты, у которых все клиенты — невиновны», — говорится на официальном сайте ассоциации.

Пока новые нормы работают через раз, и преступники часто отделываются штрафами и исправительными работами, но у зооюристов хотя бы есть документы, на которые можно опираться при защите собак и кошек. А вот на эксплуатируемых зверей — лабораторных, сельскохозяйственных, работающих в сфере развлечений — закон «Об ответственном отношении к животным» не распространяется.

По 245-й статье привлечь недобросовестных фермеров и бизнесменов тоже не выйдет. Чтобы человек понёс наказание, необходимо доказать его хулиганские намерения или желание причинить животному боль и страдания, в результате чего наступила смерть или появились тяжёлые увечья. Если зверя растили ради мяса или шкурки, а затем жестоко убили — это не считается преступлением. Следовательно, нет ни одной юридической нормы, где были бы определены их права.

На манеже — всё то же

Точной статистики, сколько зверей страдает в дельфинариях, цирках, контактных зоопарках, лабораториях, где на них тестируют опасные химикаты — нет, но счёт идёт на миллионы.

— Это мучительная жизнь в противоестественных условиях и страшные методы убийства. 98% времени в тесных клетках или маленьких бассейнах, пока не выведут на арену; жёсткая дрессура, голод, опасные перевозки в контейнерах, которые нередко заканчиваются смертью, — объясняет представитель организации «Голоса за животных» Людмила Зайцева.

Справка

«Голоса за животных» борется за права животных в Петербурге и по всей России. Организация выросла из регионального отделения центра «Вита». Основной принцип работы — эффективный активизм, который позволяет формировать в обществе этичное отношение к животным, уменьшать их страдания и снижать спрос на продукцию, которая производится путём их эксплуатации.

В 2013 году активистка организации Оксана Данилова устроилась работать в цирк на Фонтанке. За полтора года, что она там провела, ей удалось заснять избиение животных руками и стеками — специальными металлическими палками для дрессуры.

— Клетки тесные, животные часто даже не могут встать в полный рост. Размер клеток маленький не случайно. Это необходимо, чтобы дикое животное, к примеру, медведь, не мог напасть, когда на него надевают цепь для вывода на арену, а также для подавления воли животного, — уверена Людмила Зайцева.

ycSa18U6PkA.jpg

Фото: Оксана Данилова
Тигрёнок в цирке на Фонтанке

Записи из-за кулис «красивой» индустрии эксплуатации тогда обнародовали впервые. Активисты сразу подали заявление на имя бывшего генпрокурора России Юрия Чайки с требованием привлечь виновных по 245-й статье. В возбуждении дела тогда отказали: мол, неясно, где конкретно были сняты кадры, в суд не вызвали прямых свидетелей, перенаправили бумаги в Москву. Росгосцирк, филиалом которого является цирк на Фонтанке, никак не отреагировал.

Хотя спустя некоторое время после скандала заслуженного дрессировщика Мурада Абдуллаева, который позволял себе сильно избивать пушистых артистов, всё-таки уволили. В общем, на репутации развлекательного учреждения, как и на продаже билетов, это особенно не сказалось.

Но были и победы: в 2014, к примеру, удалось закрыть передвижной дельфинарий, заставить его владельцев выплатить штраф в 500 тысяч и запретить его деятельность в Петербурге. К сожалению, привлекло внимание властей не столько то, что животных по всей стране возили в ящиках и устраивали представления в ангарах. Чиновники и силовики вынуждены были отреагировать, поскольку в представлениях использовали исчезающие виды дельфинов, занесённые в Красную книгу.

Тогда наш город дал пример всей России: особое внимание стали уделять содержанию китов в неволе.

guqPTjk0UtM (1).jpg

Фото: Елена Жердина
Дельфин в передвижном дельфинарии

«Ручные» звери

Отдельная незащищённая группа животных — те, кого выставляют на потеху публике в контактных зоопарках, часто нелегальных. С ними активисты борются больше 10 лет. После того, как в мае 2014 года удалось привлечь устроителей такого зоопарка в московском ТЦ «Рио», где в ужасных условиях держали не цыплят или хомяков, а диких зверей, в Петербурге постарались повторить успех. Прецедент не сработал.

— Мы направили коллективное обращение в органы власти от имени нескольких крупных авторитетных организаций: «ВИТА», «Балтийская забота о животных», «Союз профессионалов по работе с животными», «Россия без жестокости». Контактные зоопарки запрещены ФЗ 498 «Об ответственном обращении с животными», но они до сих пор существуют в нашем городе, — говорит Людмила Зайцева.

Более того, некоторые рестораторы используют зверей и птиц, чтобы развлечь клиентов. В 2017 один из петербургских пабов держал у себя живого гуся. Документов на животное и разрешения на его нахождение в пабе не было.

— Гусь был травмирован и ходил по заведению усталый, замученный, без возможности спрятаться от людей, полетать, поплавать. С ним все фотографировались, хватая на руки, и там же устраивали танцы в нетрезвом виде, — рассказывает Людмила.

К счастью, птицу удалось забрать и оформить над ней опекунство.

Ресторан-караоке у метро «Горьковская» и вовсе поселил у себя живого крокодила Гошу — в маленьком аквариуме, который не всегда успевали чистить как следует. Судьба Гоши менее счастливая, чем у гуся. После того, как зоозащитники написали заявление в полицию, животное увезли в неизвестном направлении. Больше Гошу никто не видел. Нет крокодила — нет дела.

Право хотя бы на смерть

По данным организации «Голоса за животных», ежегодно в России только в сфере животноводства насилию подвергаются примерно 2.8 миллиарда животных: коровы, свиньи, курицы, овцы, утки, норки, лисы, куницы, енотовидные собаки и так далее.

— В этой сфере животные страдают больше всего, — говорит представитель организации Людмила Зайцева. — 99% кур на птицефабриках в России всю свою жизнь проводят в тесных батарейных клетках, куда набивают по 5−10 особей, так, что они не могут даже расправить крылья. Металлические прутья режут им лапы, постоянно присутствует зловонный запах фекалий. В таких же тесных клетках содержат животных на зверофермах. Они часто лишены медицинской помощи, а порой даже доступа к воде и возможности спастись от жары или холода.

MR7_Цитаты и цифры.png

Фото: Софья Сенич

Кроме того, на зверофермах до сих пор используют крайне жестокие методы убийства, потому что они куда дешевле гуманных. Животным вводят дешёвый препарат дитилин, запрещённый во многих странах как мучительный для живых существ. После применения вещества зверь обездвиживается и медленно задыхается, находясь в сознании. Порой убивают током, просовывая контакты в ротовую полость и задний проход. Иногда и попросту забивают палками по голове. По словам активистов, часто происходит так, что животные ещё живы, когда с них снимают шкуру или погружают их в кипяток.

Одно из последних громких дел было в 2015 году. От людей, которые жили недалеко от одной из звероферм в Ленинградской области, поступили жалобы на жуткий смрад.

— Когда наши активисты приехали, они увидели горы разлагающихся трупов, предположительно норок, — рассказывает Людмила Зайцева. — А рядом — очень маленькие клетки с ещё живыми животными, которых ожидала такая же участь. Звери проявляли стереотипное поведение: метались из стороны в сторону от постоянного стресса.

Тогда представителям «Голосов за животных» удалось заснять всё на видео. Эти кадры всё ещё доступны на официальном канале в You Tube правозащитного центра «Вита», но мы не рекомендуем их смотреть, поскольку это может шокировать. Активисты тут же отправили обращение в природоохранную прокуратуру, но ответа не последовало. Когда через три дня на место прибыли журналисты, зловонной кучи уже не было.

Спустя четыре года — в 2019-м — ситуация не сильно изменилась. Организация вновь провела всероссийское расследование, потребовала возбуждения уголовных дел, но к зоозащитникам не прислушались: проверки на фермах устроили, но состава преступления не нашли.

Единственная организация, которая отвечает за скот — Министерство сельского хозяйства, а точнее — подведомственное ему управление ветеринарии. При этом размеры клеток в нормативах указаны не такие, при которых комфортно животным и птицам, а такие, что в лучшем случае помогут минимизировать распространение вирусных болезней. То есть эта единственная институция, скорее, про обеспечение безопасности человека, а вновь не про права рогатых и мохнатых.

Справка

На одном квадратном метре может жить от четырёх до 10 кур. Нормой для содержания кролика будет клетка чуть больше системного блока компьютера, а норки — коробки из-под высоких зимних сапог.

Разумеется, «Голоса за животных» не ставят целью моментальный и всеобщий отказ от продуктов животного происхождения: мяса, молока, яиц. Однако там уверены, что возможно уменьшать количество зверей, которых убивают ради одежды, или, как минимум принудить фермеров использовать гуманные методы и соблюдать соответствующие условия содержания.

Чтобы добиться этого, организация при поддержке некоторых представителей исполнительной и законодательной власти разрабатывает законопроект. Как надеются в «Голосах», общие положения, заявленные в нём, дадут повод разработать и обсудить уточняющие нормативные акты и создать с нуля отрасль права для эксплуатируемых животных. Пока речь идёт о защите именно обитателей ферм, но если документ примут, можно будет говорить о работе с другими группами зверей.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости

Лента новостей