MR7+1Город

Археология в концентрационных лагерях: зачем проводятся раскопки?


версия для печати
Находки дают ученым информацию о стратегиях выживания заключенных.
Археология в концентрационных лагерях: зачем проводятся раскопки? Фото: Забор из колючей проволоки с караульными помещениями вокруг концентрационного лагеря Нацвейлер-Штрутгоф, справа - лагерный барак / Rolf Haid. dpa

Ложка или ботинок из остатков шин: археологи обнаружили в бывших концентрационных лагерях множество предметов, свидетельствующих о воле заключённых к выживанию. Но в некоторых случаях исследователям приходится сначала выискивать места бывших лагерей, потому что местоположение некоторых из них до сих пор неизвестно.

В кузнице бывшего нацистского концентрационного лагеря Нацвейлер-Штрутгоф в Нацвиллере во Франции от стен остался в основном только фундамент.

И всё же здесь и на остальной территории бывшего лагеря скрыты свидетельства повседневного ужаса, которому когда-то подвергались заключённые. По крайней мере, на это рассчитывают археологи, которые вели здесь раскопки этим летом.

Руководителем этой операции является магистр археологии Жюльетт Бранже, которой всего 22 года. Архитектура некоторых бывших зданий уже ясна, но многие другие вопросы остаются открытыми. Что именно произошло в близлежащей каменоломне, где трудились заключённые? Для чего предназначались туннели, которые им пришлось прорыть в горе? И какую работу им приходилось выполнять в кузнице?

Концентрационный лагерь Нацвейлер-Штрутгоф существовал с 1941 по 1944 год, за это время сюда со всей Европы прибыло около 52 000 заключённых. В основном это были депортированные по политическим мотивам, евреи, синти и рома, а также мужчины-гомосексуалы. Большинство из них работали в каменоломне. Многие умерли из-за нечеловечески тяжёлой работы и плохих условий жизни в лагере.

В настоящее время Бранже и 18 добровольцев занимаются раскопками на полосе между старым складом и кузницей. Здесь они уже нашли остатки смоляной крыши и дороги, построенной заключёнными. В кузнице они обнаружили надпись «Иван», которую кто-то вырезал на каменном цоколе.

Но зачем вообще проводить раскопки, если есть архивы с документами нацистской эпохи и свидетельствами очевидцев? И вообще всё это происходило относительно недавно, почему так интересно археологам? Клаудия Теуне, профессор археологии Венского университета, специализирующаяся на нацистских лагерях, уверена в важности таких исследований:

«Археология может быть очень полезна, когда речь идёт о повседневной жизни, даже в экстремальных условиях. Находки дают нам информацию о стратегиях выживания. Письменные документы обычно мало что говорят нам об этом. Кроме того, современные свидетели часто сообщают о других вещах, чем о повседневной рутине, повседневном ужасе».

Первые раскопки в бывших нацистских лагерях были проведены в Германии в 1990-х годах. Тем временем археологи исследуют эту тему почти по всей Европе, говорит Теуне. Например, их интересует структура зданий, окружающая инфраструктура, места, где работали подневольные, а также, несомненно, личные вещи заключённых.

Для неё как для исследователя особенно важны предметы, которые показывают волю заключённых к выживанию, говорит Теуне: «Среди прочего мы нашли самодельную обувь». Несколько слоёв остатков шин скрепляли гвоздями, чтобы хоть немного защитить ноги. Заключённые также делали собственные ложки, чтобы иметь возможность есть суп. И, вероятно, для того, чтобы не потерять полностью свою индивидуальность — они помечали кружки или миски своими инициалами или именами.

Барбара Хаусмайр, археолог из Университета Инсбрука, также убеждена в важности археологии для лучшего понимания нацистской эпохи: «Представление о том, что всё, что касается нацистского террора, основательно изучено и зафиксировано, не совсем уж верно».

По приблизительным оценкам Мемориального музея Холокоста США, в нацистской Германии и на оккупированных ею территориях существовало около 40 000 лагерей принудительного труда. Конечно, это были не только концентрационные лагеря, но и гораздо меньшие лагеря принудительного труда, в которых эксплуатировалось всего десять или сто человек. «Это не всегда выглядело как в Дахау или Освенциме». Эти небольшие структуры относительно мало изучены. В некоторых случаях мы даже не знаем, где лагеря находились.

Как археолога, уже проводившего исследования в различных бывших лагерях, её особенно интересует вопрос, какие возможности были у людей, находившихся в заключении в таких экстремальных условиях. И археологические находки могут дать на него ответы.

Но археология также может внести важный вклад в осознание современными людьми того, что нацистская эксплуатация «не была спрятана в каких-то засекреченных местах, а часто происходила прямо по соседству». У одного только концентрационного лагеря Нацвейлер-Штрутгоф было около 50 подлагерей в оккупированном Эльзасе, в Баден-Вюртемберге и других федеральных землях — большинство из них не были изолированы, а были связаны с производственными площадками, компаниями и инфраструктурой. Исследование этих мест и их демонстрация общественности имеет огромное значение для проработки и осознания событий прошлого.

Раскопки в концентрационном лагере Нацвейлер-Штрутгоф будут продолжаться следующим летом. Жюльетт Бранже и её команда постараются разгадать назначение таинственных туннелей.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости

Лента новостей