Градозащита

«Квартирный вопрос» портит жизнь культурных людей в культурной столице


версия для печати
Коммунальный конфликт в Петербурге не обязательно может быть из-за того, что кто-то занял чужое место на кухне, нарушил график уборки мест общего пользования или дебоширил в коридоре.
«Квартирный вопрос» портит жизнь культурных людей в культурной столице Фото: Галина Артеменко

Петербург — культурная столица, и «квартирный вопрос», испортивший хороших людей, здесь может проявиться в совершенно другом ракурсе.

Стало модно искать в бывших барских квартирах, изувеченных коммунальным бытом и годами запустения, и в старинных парадных доходных домов черты былой красоты: лепнину и остатки витражей. Спасать печи и метлахскую плитку. И это прекрасно, потому что именно так можно разглядеть истинный облик дома. Разглядеть под «областной судьбой» черты надменного города, создававшегося как европейская столица. Но оборотной стороной популярности старого города стал топот по крышам многочисленных экскурсантов, от которого у жильцов верхних этажей стучит в головах. Бесконечные фотосессии и экскурсии в парадных тоже далеко не всегда нравятся тем, кто там живет. Но гости-экскурсанты приходят и в пространства коммунальных квартир.

Это просто желание красоты

Фото: Галина Артеменко
«Пряничный дом»

Петербурженка Ольга Полищук приобрела четыре комнаты в большой коммунальной квартире в знаменитом «Пряничном доме», памятнике регионального значения Доме Никонова, что на Колокольной, 11. Дом не только богато украшен внешне, в нем сохранились фрагменты витражей, старинные двери, метлахская плитка в парадной и на площадках. А в комнатах коммунальных квартир — лепнина и исторические печи, то есть у жильцов-собственников в доме-памятнике есть охранные обязательства.

Ольга не просто отремонтировала купленную недвижимость, а бережно отреставрировала лепнину, купила, привезла и установила печь в одной из комнат взамен утраченной. И две комнаты, убрав кривую позднюю перегородку, соединила вместе — в один зал, как это было изначально, в лепных украшениях зала — путти, музыкальные инструменты.

пространство музыкального зала.jpg

Фото: Галина Артеменко
Пространство музыкального зала

Ольга говорит, что когда покупала первые комнаты и начинала ремонт, то не думала об арт-пространстве, купила «за красоту». Но потом, приобретя все пространство, увидев открывшуюся лепнину, вложив много труда и денег в реставрацию, поняла, что не будет ни сама тут жить постоянно, ни сдавать арендаторам, а хочет, чтобы эту красоту увидели другие люди.

Она думала сначала, что получится сделать что-то наподобие квартиры в Доме Бенуа на Васильевском острове, когда потомки знаменитой семьи расселили историческую квартиру-коммуналку и часть сделали жилой, а часть — артистическим пространством. Но соседи Ольги продавать недвижимость и уезжать не захотели.

— Я не коммунальный человек, и понимаю, что без расселения всей квартиры жить мне здесь невозможно, но меня захватила идея реконструировать дореволюционный интерьер, — говорит о себе хозяйка комнат.

Ольга Полищук 1.jpg

Фото: Галина Артеменко
хозяйка четырех комнат Ольга Полищук

Она купила старинные предметы мебели для комнат, пригласила реставраторов, в музыкальном зале появился рояль, в приемной — комнате с двумя дверьми и лепными грифонами на потолке — теперь старинное пианино с клеймом поставщика Императорского двора. Торцевая комната пока еще не открыта для гостей — здесь задумано воссоздание будуара.

Нет сведений, кто жил в этой квартире до революции — домовые книги не сохранились, но Ольга не теряет надежды найти хоть что-то по другим источникам.

Ольга говорит, что готова была бы и привести в порядок запущенный коммунальный коридор, который резко контрастирует с отреставрированными комнатами: «Это просто желание красоты».

в преддверии коммунального коридора (1).jpg

Фото: Галина Артеменко
В преддверии коммунального коридора

Полищук назвала комнаты «Арт-пространство «Квартира № 6», по будням в квартиру приходят гости — группы примерно по 15 человек, экскурсии в пространство продаются в интернете. Также примерно дважды в месяц планируется устраивать лекции и музыкальные вечера. Ольга считает оправданным, что берет плату за посещение комнат и рассказ о них, а также за мероприятия — артистам надо платить, а экскурсии — это время, которое она тратит. Но она уверяет, что плата за посещение и концерты несопоставима с затратами на покупку комнат и сложнейший ремонт-реставрацию.

После публикации в СМИ об арт-пространстве в соцсетях, в частности, в паблике «Пять углов», началась дискуссия: петербуржцы спорили, насколько законно и оправданно устраивать арт-пространство в коммуналке, не мешает ли это остальным жильцам.

Тут концерт, высший свет, а ты в халате выходишь из комнаты

Нина Даниловна.jpg

Фото: Галина Артеменко
Нина Даниловна Губанова

Выяснилось, что не все обитатели коммунальной квартиры № 6 рады соседству с арт-пространством. Нина Даниловна Губанова живет в этой квартире четвертый десяток лет. По профессии музыкант, а еще прекрасная вышивальщица — вышитые копии классических картин русских художников украшают ее небольшую узкую комнату с окнами во двор и старинной печью — предметом охраны. Нина Даниловна много лет прожила с мужем на Крайнем Севере, где тот работал. Теперь они оба — на пенсии, причем супруг Нины Даниловны — инвалид I группы, ему нередко требуется медицинская помощь и, конечно же, покой. Он занимает соседнюю комнату с окнами во двор. Еще две комнаты — у сыновей Губановой. И Нина Даниловна очень недовольна ситуацией с гостями и музыкальными вечерами у новой собственницы:

— Два года ремонт шел, мы задыхались от пыли и грязи. Ольга не предупреждала нас, когда покупала комнаты и начинала ремонт, что будут экскурсии. Да, она предлагала мне продать комнаты, пока я ее не заблокировала в телефоне. И я сказала, что отсюда никуда не уеду. У меня здесь врачи и подруги, все здесь. Если мужу плохо — то под боком Мариинская больница. Меня мое жилье полностью устраивает, но не устраивает проходной двор, — сказала Нина Даниловна.

По ее словам, 1 июля Ольга устроила «громадный концерт классической музыки» в комнате за стенкой, о котором их не предупредили.

— В 16 часов был концерт с пением, бурными аплодисментами. Потом гости в длинных платьях, при макияже пили шампанское в коридоре, общались. Даже ходили фотографировать туалет. (Туалет этой коммуналки украшен старинной керамической плиткой, со старинным писсуаром, залитым цементом при уплотнении квартиры, и с жутким потолком с дырами — прим авт.). 8 октября будет концерт в другой комнате, которая 60 квадратных метров. Зачем человеку комната в 60 квадратных метров? Я видела, что принесли раскладные стулья — 70 стульев, я сидела, считала, — говорит Губанова

 — Вот представьте: тут концерт, высший свет — а тут ты в халате выходишь из своей комнаты. Когда экскурсанты в квартире, я могу выйти в коридор и обратиться к толпе: «Боже, какое счастье, что вы нас посетили, но мы вам не рады», — рассказала Нина Даниловна. Она уверена, что жилое пространство — для жилья.

Что же до ремонта в туалете и ванной, то Нина Даниловна говорит, что давным-давно просит жилконтору это сделать. Она написала и отправила жалобы на Полищук в Госжилинспекцию, а также в Роспотребнадзор, главному санитарному врачу города Наталии Башкетовой — на дворе эпидемия, а гости в квартиру приходят дважды в день. К тому же билеты на экскурсии продаются через туристические паблики, но разве это качественный туристический продукт с соблюдением всех санитарных требований — экскурсия в коммуналку?

Нина Даниловна ждет ответов на жалобы. Ольга Полищук, требуя теперь от посетителей масочного режима и использования выдаваемых бахил, а также запретив пользоваться туалетом в квартире, продолжает за деньги знакомить с арт-пространством. Причем в коммунальном коридоре гости находятся минимально, а на половину Нины Даниловны и других соседей не заходят совершенно.

Ольга готова также поставить перегородку с дверью, чтобы отделить часть квартиры от других жильцов, при этом они совершенно спокойно будут проходить к себе, а вот гости Полищук пройти к другим дверям жильцов и местам общего пользования не смогут.

пространство приемной.jpg

Фото: Галина Артеменко
Пространство приемной

Коммуналки и экскурсии. Как это в Петербурге

Всем известна история с музеем Иосифа Бродского, когда единственная соседка отказалась покидать расселенную коммунальную квартиру, где когда-то с родителями жил будущий Нобелевский лауреат. Соседке создали отдельную квартиру, а в музей посетители попадают через другую квартиру, которую выкупил Максим Левченко, один из создателей Музея Бродского. Но жильцы парадной оказались недовольны, поэтому вход будет организован, как об этом пишет Левченко, через бывшую кальянную на первом этаже. Но далеко не у всех в городе такие возможности, как у Максима Левченко. Поэтому экскурсии в коммуналки устраивают разными способами.

Илья Утехин, профессор факультета антропологии Европейского университета, автор книги «Очерки коммунального быта», сам прожил в коммуналке в знаменитом доме эмира Бухарского на Каменноостровском проспекте более 30 лет:

— Петербургские коммунальные квартиры — наша собственная своеобразная экзотика. Возможность привести туристов и показать им квартиру была бы вполне нормальной, если бы все они выразили свое согласие на то, что их быт показывают, и если бы они от этого получали какой-то доход. Но в коммунальной квартире может возникнуть конфликт, когда одни жильцы считают, что в общественных пространствах коммунального жилища появление гостей других жильцов неприемлемо.

Алексей Старухин около пяти лет водит экскурсии с посещением коммунальных квартир. Вернее, теперь одной квартиры, раньше было три. На вопрос, как договаривался с жильцами, Алексей ответил так:

— Договариваюсь за деньги. В 2016 году в одной коммунальной квартире на Петроградской стороне, куда я водил экскурсии, поселились жители, которых это не устраивало, даже за деньги. Поэтому пришлось перестать туда водить. В целом же конфликтных ситуаций не было. Разве что однажды нам с туристами вместо женщины, с которой я договаривался, дверь открыл пьяный мужчина в одних трусах. Я обернулся к гостям со словами: «Вы же хотели, что-то необычное?!» На что они закивали с улыбками: «Да-да, всё нормально». Часто люди приходят, не веря, что в наше время существуют жилые коммуналки, где множество семей и один на всех туалет, один душ на кухне за шторкой. И я привожу статистику, сколько в городе еще такого жилья. Некоторые экскурсанты приходят с детьми: «Смотри, у тебя отдельная комната, чисто, а здесь вот так! Цени то место, в котором живёшь!»

Екатерина Юхнева, кандидат исторических наук, автор книги о петербургских доходных домах, создавшая в своей собственной отдельной квартире музейное пространство — квартиру интеллигентной учительницы, жившей на рубеже XIX—XX вв.еков, так комментирует экскурсии в коммуналках:

— Некоторые экскурсоводы, которые водят экскурсии по городу с посещением коммунальных квартир, просто договариваются с кем-то из жильцов, бывает, что даже с пьющим человеком за бутылку. Он и пускает в квартиру. Экскурсанты видят коридор, кухню, комнату самого этого гражданина.

Еще бывает, что экскурсовод сам снимает комнату в коммунальной квартире, находит комнату поинтереснее — с печью, лепниной и так далее. Водит такой экскурсовод туда экскурсантов по три экскурсии в день, чтобы «отбить» аренду. Другие жильцы начинают возмущаться, экскурсовод съезжает и ищет комнату в другом месте, а хозяину сдать такую комнату становится труднее.

У меня есть знакомая, у которой огромная квартира — бывшая коммуналка, которую я предлагаю не ремонтировать, а законсервировать, музеефицировать, но не делать там экскурсионный «проходной двор», а водить экскурсии нечасто. При этом обставленные за счет хозяйки комнаты сдавать тем людям, которые согласились бы на то, что экскурсии будут приходить. Да, пусть будет кухня со множеством плит, график уборки мест общего пользования, чаепитие для экскурсантов на общей кухне. Такая иммерсивная экскурсия, но только с согласия всех, кто снимает комнаты.

Моя отдельная квартира, в которой жило шесть поколений нашей семьи, стала таким экскурсионным пространством, но не чаще двух раз в неделю и для ограниченного круга гостей.

Что говорят юристы

Ирина Осикина, адвокат, представляющая pro bono интересы Нины Даниловны Губановой:

 — Созданием арт-пространства и проведением экскурсий в коммунальной квартире нарушается законный режим использования жилого помещения — для проживания граждан.

По ее словам, действительно, нормами Жилищного кодекса допускается использование жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение.

При этом по смыслу п. 2 ст. 17 Жилищного кодекса РФ собственник может лишь совмещать проживание в жилом помещении и осуществление какой-либо профессиональной (предпринимательской) деятельности: адвокатской или нотариальной практики, репетиторской деятельности.

 — В нашем случае собственник формально зарегистрирован в жилом помещении, но фактически не проживает в нем, использует жилое помещение исключительно для предпринимательской деятельности, не связанной с проживанием, — говорит Осикина.

Предоставление неограниченному кругу лиц таких услуг, как проведение экскурсий, концертов, выставок, не относится к тем видам предпринимательской деятельности, которыми можно заниматься в жилом помещении. Такие виды деятельности подразумевают использование нежилых помещений, соответствующих определенным требованиям: пожарным, санитарно-гигиеническим, требованиям к помещению по количеству человек, которые могут одновременно в нем находиться, и т. п.

Использование помещения в качестве арт-пространства влечет применение иных санитарно-гигиенических требований и оснащение указанных помещений дополнительным оборудованием, не требующимся в стандартной квартире и необходимым для оказания потребителям услуг надлежащего качества: системой звукоизоляции, средствами противопожарной безопасности, охранной сигнализацией, средствами для уборки и санитарной очистки и так далее.

И в любом случае использование жилого помещения для предпринимательской деятельности не должно нарушать права и законные интересы других граждан.

Право на неприкосновенность жилища гарантируется статьей 25 Конституции РФ. В данном случае нарушается частная (приватная) жизнь остальных жильцов квартиры. В общем пространстве квартиры (а у собственников комнат также имеется доля собственности в местах общего пользования) постоянно находятся толпы посторонних людей, нарушен микроклимат квартиры, нарушены права жильцов на свободное передвижение в пределах мест общего пользования.

К нарушителю могут применить различные меры ответственности, например, административный штраф (статья 7.22 КоАП РФ), или даже лишить права собственности на жилое помещение (статья 293 Гражданского кодекса РФ).

Николай Тямшанский, юрист организации потребителей «Справедливость», напомнил, что в Гражданском кодексе прописано, что жильцы коммуналки как участники долевой собственности вправе распоряжаться общим имуществом на основе соглашения друг с другом. Согласие может быть достигнуто по взаимной договоренности или в судебном порядке.

 — Судебная практика наработана в части, когда один из жильцов коммунальной квартиры сдает свою комнату — получается, что он также сдает часть мест общего пользования (МОП) — коридора, кухни и т. д. Участники долевой собственности подают на соседа в суд, например, о запрете сдачи этой комнаты в аренду или о запрете пользования МОП в коммунальной квартире без согласия других участников общей собственности. И суды такие решения выносят. Здесь же мы говорим не о том, что сдаются в аренду конкретные комнаты, здесь используются места общего пользования, в частности, коридор квартиры, посторонними лицами, — говорит юрист.

По его словам, формально нарушение есть, однако же в случае, если человек пойдет в суд, выиграет его, потом передаст решение в службу судебных приставов, то совершенно не факт, что судебные приставы сработают: никто не горит желанием влезать в коммунальную квартиру, чтобы выводить оттуда гостей.

Тямшанский заметил, что сейчас в квартире нет нарушений санитарных норм — гости приходят, надевают бахилы, маски, там нет нарушений по тишине в ночное время, нет нарушений противопожарных норм. Он считает, что в этой ситуации соседям надо попытаться договориться, но вопрос лежит не в юридической, а психологической плоскости.

 — Для меня эта история звучит несколько необычно. Ведь ко мне, в основном, обращаются жители коммуналок, когда там происходит настоящий беспредел. Тараканы, клещи, блохи, моча от животных, захламление, пожары от хлама, трупы, убийства, наркотики, шум в три часа ночи — вот с такими жалобами обычно приходят люди. А когда устраивают музыкальные вечера два раза в месяц и приходят посмотреть на отреставрированные комнаты — для меня впервые такие жалобы. Если в СССР можно было «надавить» на человека по партийной линии, например, или вызвать участкового, чтобы провел беседу и человек бы испугался, то в современных условиях все это не работает, государство бросило людей в коммунальных квартирах наедине со своими проблемами, — прокомментировал ситуацию юрист.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости

Лента новостей