Город

«Горим!» Как в Петербурге устроена помощь погорельцам.


версия для печати
Из-за пробелов в законодательстве в самый сложный момент человек может оказаться без крыши над головой.
«Горим!» Как в Петербурге устроена помощь погорельцам. Фото: MR7 / Ольга в комнате, где прожила почти 25 лет

Ночевала в мастерской, жила в съемной квартире, уехала на месяц в лес, потому что дома все равно оставаться невозможно — стены и потолок покрыты копотью, а крыша протекает. Пожар в коммуналке, где у Ольги Целиковой комната, был для города рядовым и почти незаметным. После таких чиновники не спешат заявлять о готовности разбираться и помогать. А из-за пробелов в законодательстве человек и вовсе может остаться просто на улице.

Документы, одежда, Лада и бежать

Сухая сводка МЧС по Петербургу: «03 марта в 01:53 поступило сообщение о пожаре по адресу: Петроградский район, улица Куйбышева, дом 22. В четырехкомнатной коммунальной квартире, на кухне площадью 20 кв. метров, обгорела обстановка по всей площади. В 05:25 пожар ликвидирован. Сведения о пострадавших не поступали. К ликвидации пожара привлекалось от МЧС: 6 единиц техники и 28 человек личного состава».

Вот и все, что горожане узнали о пожаре на утро 3 марта. Это была середина рабочей недели. Начало весны, оттепель. Утром соседи погорельцев разбежались на работу, вечером ужинали и смотрели телевизор. Только в нескольких квартирах дома все перевернулось вверх дном. В той, где был пожар, стены, пол и потолок покрылись копотью. Снизу затопило. Сверху начал проваливаться подгоревший пол.

— Пожар был не на кухне, — рассказывает Ольга Целикова. — Он начался в комнате одной из моих соседок во втором часу ночи. Сначала пошел дым. Я выглянула в коридор и мне в лицо полыхнул огонь. Горела комната как раз напротив моей. Захлопнула дверь, в считаные секунды оделась, схватила сумку с документами, она у входа стояла, поводок-ошейник на Ладу и бегом на улицу. Благо выход на черную лестницу рядом со мной.

160668617_104029878435261_362455049759201493_n (1).jpg

Фото: Ольга Целикова / Facebook
Ольга с Ладой вскоре после пожара.

Лада — это любимая собака Ольги, красавица бернский зененхунд. В ту ночь она так перепугалась, что еще несколько недель не отходила далеко от хозяйки. Она появилась у Ольги пару лет назад. Соседи часто видели, как они вдвоем часами гуляют по улицам и паркам. Ольга на пенсии, живет одна. С родственниками отношения не сложились. Собственно, и из-за комнаты в коммуналке спор идет уже больше двадцати лет.

— Я родилась в Ленинграде, мы жили на Гражданке, потом начали разъезжаться с сестрой, она была риелтором и после серии переездов она с дочкой оказались в большой квартире на Васильевском, а я вот в этой комнате в коммуналке на Петроградской. Комната не моя, она по договору соцнайма сдается моей племяннице, хотя живу тут я, и всю коммуналку тоже плачу я, но это отдельная долгая история с бесконечной перепиской с районной администрацией, — говорит Ольга.

Остальные комнаты в квартире давно в частной собственности. В ночь на третье марта дома были все жильцы. К счастью, они успели выбежать, девушки, снимавшие комнату, помогли 90-летней бабушке выбраться во двор. Вывели и хозяйку комнаты, где вспыхнул огонь, Светлану.

— Они спасались через выход на парадную лестницу. Как мне потом рассказали девчонки, Света, когда начался пожар, пошла на кухню за водичкой, чтобы потушить, но так как едва стояла на ногах — с трудом брела по коридору, а огонь тем временем разгорался, — рассказывает Ольга. — Это уже не первый раз, когда у нее начинался пожар. Но прежде вспыхивало днем, а в этот раз ночью. Скорее всего, это был непотушенный окурок, от которого загорелся диван. До смешного — тушить нас приезжал тот же караул пожарной части, что и год назад, и пожарный дознаватель был тот же, даже узнал нас.

пожар.png

Дыра в стене приманила весь дым и гарь

Ночь на 3 марта Ольга и ее соседи провели в автобусе, который подогнали к дому, чтобы людям было где посидеть. А потом начались скитания, обращения, справки… Все это тянется до сих пор.

— Мои соседи по коммуналке разъехались кто куда. Те, кто снимал — нашли новое жилье, бабушку забрала дочь, даже Светлана пристроилась. А мне некуда идти. Совсем, — объясняет Ольга.

«Спасательную операцию» развернули в соседском паблике — «Петроградская диаспора». За несколько часов обсудили, кто чем готов помочь. В первые дни после пожара Ольга с Ладой ночевали в мастерской у до этого совершенно незнакомого человека. Затем соседи по Петроградскому острову скинулись на аренду комнаты, другие помогли найти жилье, куда пускают с собакой. А в июле Ольга и вовсе уехала за город на месяц.

photo5271827216742855360.jpg

Фото: MR7
Лестничная площадка у квартиры, где произошел пожар. Даже там до сих пор остались сажа и подтеки.

Жить в ее комнате до сих пор невозможно. Ольга показала, как спустя пять месяцев после пожара выглядит квартира. Она до сих пор пустая. В темноте коридора легко можно споткнуться о разбросанные вещи, провода, доски. На стенах следы от воды. Потолки черные. В окнах — фанера вместо стекол. Комнаты стоят открытые. В той, где начался пожар — обугленный потолок. У самой Ольги в комнате тоже кругом сажа, обои клочьями свисают со стен, когда-то натяжной потолок оплавился.

— Цветов у меня было много, почти все погибли, — показывает Ольга. — Проблема в том, что у меня над окном щель, которую я уже несколько лет прошу коммунальщиков заделать. Надо мной мансарда, и скат крыши устроен так, что в дождь вода льется по стене у моего окна — вечные протечки. А во время пожара все это сработало как труба, дым и гарь потянуло ко мне в комнату и уже от меня на улицу.

photo5271827216742855362.jpg

Так прогорел потолок в квартире, где случился пожар.

Справку о пожаре Ольге выдали только 11 марта. Заключение эксперта будет и вовсе в сентябре. Районная администрация выплатила ей материальную помощь — 100 тысяч рублей (правда, у самой Ольги в первые дни после пожара ушло почти 200 тысяч на обустройство — нужно было все, от еды и одежды до постельных принадлежностей и минимальной техники для жизни, и корма собаке). По словам юристов, работающих с горожанами в подобных ситуациях, Ольге еще повезло, чаще выплаты не превышают 20−30 тысяч.

— Но жить мне негде, — констатирует Ольга, — Маневренный фонд мне так и не предоставили. Вскоре после пожара мне в отделе соцзащиты предлагали переехать в так называемый социальный дом. Он устроен по типу пансионата — престарелые люди живут по двое в комнатах, мне даже предлагали найти хорошую соседку, питанием обеспечивают. Только с собакой туда нельзя. А куда же Ладу? В неформальной беседе мне один из чиновников предложил оставить ее в комнате. В обгоревшей, пустой, мокрой и холодной комнате!

Ольга от социального дома отказалась. Лишь в августе администрация района завела разговор о ремонте в комнате Ольги.

«Целиковой Ольге после пожара, произошедшего 3 марта 2021 года, была предоставлена экстренная социальная помощь, также она была обеспечена предметами первой необходимости, бесплатным питанием, продуктовым набором, пользовалась юридическими услугами, находилась на социально-медицинском обслуживании на дому», — сообщают в администрации Петроградского района. И как будто все хорошо, только жить в квартире, где был пожар, невозможно. Ольга с Ладой к концу лета нашла жилье в 60 километрах от города. На этом ремонт в комнате окончательно замер.

Фонды, которые помогают в экстренной ситуации

— Программа «Феникс» фонда «Лавка радостей» — lavkafond.ru/fenix/, +7 963 755 09 39

Фонд московский, но помогает пострадавшим от пожаров и других стихийных бедствий во всех регионах страны.

— Фонд «Диакония» — diaconiafond.ru/

Одним из направлений работы фонда является помощь в трудных жизненных ситуациях. В фонде не просят официальных доказательств. Можно просто прийти и получить поддержку — одежду (б/у), предметы первой необходимости (мыло, зубную пасту и т. п.). По возможности фонд выдает продуктовые наборы.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости

Лента новостей