Город

Мальтийская служба помощи как островок надежды


версия для печати
Истории подопечных.
Мальтийская служба помощи как островок надежды Фото: Галина Артеменко / MR7

В Петербурге, по данным «Ночлежки, около 60 тысяч бездомных людей. Если бездомный становится инвалидом, то его жизнь ухудшается еще больше — сужается, а то и вовсе исчезает возможность подработки, стремительно ухудшается здоровье. В городе не так много мест, которые специально помогают бездомным инвалидам. Армейская палатка на Коломяжском проспекте — приют для бездомных инвалидов Мальтийской службы помощи — одно из таких.

МR7 рассказывает несколько историй бездомных людей, нашедших приют в Мальтийской службе помощи.

Евгений Петрович победил коронавирус

Всех, кто живет в приюте Мальтийской службы помощи — армейской утепленной палатке и комнатках в кирпичном домике рядом, — уже вакцинировали первым компонентом «Спутника V», а некоторые успели и вторым компонентом привиться.

— У нас за время пандемии никто не умер, были случаи заболевания, но мы быстро отправляли в больницу, — рассказывает координатор благотворительных программ Мальтийской службы помощи Михаил Калашников. — Удалось договориться о вакцинации с поликлиникой № 49 Приморского района, и это при том, что у многих постояльцев нет документов и даже гражданства.

Михаил сам переболел во вторую волну, лежал в больнице, сейчас будет прививаться, одна из сотрудниц заболела уже после получения первой дозы вакцины. А в отдельном помещении приюта лежит сейчас 63-летний бездомный инвалид Евгений Петрович Кудрявцев. Его бездомности больше двух десятков лет.

Евгений Петрович с коронавирусом был госпитализирован в Покровскую больницу, потом, как рассказал Калашников, его с положительным ПЦР выписали и привезли в Мальтийский приют. А куда в палатку положительного с коронавирусом? Снова вызвали «скорую». Приехала через семь часов, повезла в больницу Святого Георгия. Там коронавирус был изгнан из организма Евгения Петровича, но пневмония осталась. С ней инвалид и приехал назад в палатку. Положили его все равно в изолятор в домике.

Евгений Петрович дышит тяжко, держится за грудь, шепчет:

— Вот здесь болит, сил нет, не знаю, что делать.

Но он все же уже может встать с кровати, выйти на солнышко во двор погреться.

У инвалида нет никаких документов, сейчас предстоит восстановить его паспорт.

выписали с пневмонией.jpg

Фото: Галина Артеменко / MR7
Евгений Петрович в отдельном боксе.

Справка

Мальтийская служба помощи работает в Петербурге с 1992 года. Среди ее проектов — приют для бездомных инвалидов на 40 мест на Коломяжском проспекте, 6А. Приют обеспечивает социальное и медицинское сопровождение, сотрудники приюта помогают бездомным в восстановлении документов.

Другой проект службы — столовая для малоимущих на улице Чайковского, 81. Горячие обеды там получают 250 человек ежедневно.

Китаянка и украинка

На лавочке сидит пожилая женщина в соломенной шляпе, попивает чай. Она китаянка. Слышит плохо, но хорошо умеет писать по-русски.

Калашников рассказывает, что ее привезли в приют два года назад по направлению Центра учета лиц без определенного места жительства, когда ликвидировали незаконную торговлю шнурками и прочей мелочью, организованную китайскими гражданами у Балтийского вокзала. Эту женщину без документов и практически не слышащую китайцы своей не признали. Зовут ее неизвестно как, она все время называет разные имена. По последней версии — Мэн Цяо. Личность ее до сих пор не установлена. Когда-то она сообщила, что пишет книгу «Одна девчонка тридцать лет в России».

— Но я ни разу не видел, чтобы она что-то такое писала, — Михаил Калашников уже устал ждать, когда хоть кто-то займется судьбой китаянки.

А вот Наталья Михайловна, которой, как она говорит, «скоро стукнет 80», не пишет, зато бойко сочиняет и декламирует, причем на русском и украинском языках.

«Сердце мое не стучит,
Глупое сердце молчит,
Я люблю и любимому верю —
Он по-прежнему любит меня»


Стихотворение Натальи Михайловны, подопечной Мальтийской службы помощи.

— Чтоб ты молодела, красивела и николи не болела, — персонально мне желает старушка.

«Кирпичи, кирпичи — от получки до аванса не хватает на харчи», — с присказкой Наталья Михайловна показывает мне огород, который она развела на задворках приюта. Картошка, помидоры, гладиолусы, еще что-то. Навыки огородничества она привезла с собой с Украины из-под Киева. Наталья Михайловна с сыном оказались в Петербурге в 2014-м году. Как она сама объясняет, «приехали с цыганами, они заставляли нас побираться». Сын сейчас в реабилитационном центре, а Наталья Михайловна у мальтийцев. Не думает о том, увидит ли еще родину, ждет урожая со своего огорода.

Наталья Михайловна на своем огороде.jpg

Фото: Галина Артеменко / MR7
Наталья Михайловна на своем огороде.

Бездомный эстонский диджей в ожидании российского гражданства

Алексей Никоноров хотел бы увидеть родину — Эстонию. Скоро будет три года, как он живет в палатке Мальтийской службы помощи. Алексею 47 лет, и в ближайшее время он получит гражданство России.

В Петербург молодой диджей Никоноров приехал со своей девушкой с территории Украины в 1999 году. У него был серый эстонский паспорт негражданина. Работал в петербургских клубах и театрах без оформления, срок паспорта истек. Он его не продлил. А потом случилось несчастье — Алексей заболел рассеянным склерозом, начал хромать, лишился работы, нечем стало платить за съемное жилье. Он ночевал в парадных, натерпелся бездомной жизни, пока не оказался в мальтийской палатке.

Много усилий пришлось приложить, чтобы сначала идентифицировать личность Алексея, то есть фактически доказать, что он существует. Это произошло лишь в конце ноября 2019 года. А теперь он ждет, когда ему выдадут российский паспорт и он получит гражданство, сможет оформить полис ОМС, инвалидность и наконец-то начать лечение рассеянного склероза.

К сожалению, с тем, чтобы вернуться в Эстонию, ничего не получилось — на родине у Алексея есть отец, он мог бы сделать приглашение для сына-негражданина, но на связь не выходит. А без приглашения от родственника страна не примет.

— Я надеюсь все же потом сделать заграничный паспорт и доехать до Эстонии, когда это станет возможным, эстонские друзья поддерживали и поддерживают меня все эти годы, — говорит Никоноров.

Но самое главное сейчас — начать лечение. За те три года, что Алексей живет в палатке Мальтийской службы помощи, его заболевание прогрессирует. Он уже не ходит без палочки, да и вообще далеко не может пройти. У него сильный тремор правой руки, поэтому расписаться в новом паспорте гражданина РФ ему будет очень трудно.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости

Лента новостей