Здоровье

«Сокращают отпуска, на четверть урезают зарплату и увеличивают нагрузку»


версия для печати
Врач скорой помощи из Всеволожского района Ленинградской области рассказал MR7 о реальном дефиците медиков в регионе.

MR7 писал о нехватке медиков в Петербурге. Пока мы ждали ответа на ту же тему от администрации Ленинградской области, с редакцией связалась врач скорой из Всеволожского района. Женщина попросила сохранить анонимность и рассказала о положении дел в 47-м регионе.

«Если выпадает на смену одна-две медсестры — это хорошо»

По 323-му Федеральному закону бригада скорой должна состоять из двух человек: фельдшера и медсестры либо двух фельдшеров, либо врача и анестезиологического фельдшера, либо врача и анестезиологической медсестры.

— У нас сейчас на смене из 21 бригады только две-три — врачебные, большинство фельдшерских. Это обычное дело в отличие от того, что фельдшерские бригады теперь часто состоят только из одного человека. Если выпадает на смену одна-две медсестры — это хорошо.

При этом, по словам собеседницы MR7, четыре машины скорой пустуют каждую смену: попросту нет врачей и фельдшеров, которые могли бы на них работать. Выходит, что на целый район реально остаётся 17 бригад.

— Это при том, что «ковидные» перевозки по области могут занимать от четырёх до шести часов в зависимости от того, куда нам скажут доставить пациента, — объясняет врач, — На транспортировках тяжёлых больных, которым нужна экстренная госпитализация, работает в среднем 12 бригад.

Только пять бригад могут выехать на вызовы по ДТП, тяжёлым травмам с сильным кровотечением, инфарктам, инсультам и так далее. В летний аномально жаркий сезон участились сообщения о перегревах, заблудившихся в лесу людях, тонущих туристах, гипергликемии, диабетических комах.

график1.jpg

Фото: Анастасия Романова

— Но в таких условиях люди нас вызывают на порезанные пальцы, боли в животе, температуру 37 у взрослого человека вместо того, чтобы выпить таблетку и дождаться участкового терапевта или педиатра, который точно придёт в течение недели. Такие показания не являются достаточными для вызова скорой, — жалуется медик.

По данным комитета по труду и занятости населения Ленинградской области, на 1 июля 2021 года заявлено 457 вакансий для врачей разного профиля. Самый большой спрос на терапевтов (97 позиций), педиатров (68 позиций) и работников скорой (26 позиций). Есть нехватка и младшего персонала: требуется 340 процедурных, палатных и медсестёр общей практики. То есть необходимость во врачах и медсёстрах выросла на 8 и 16% соответственно по сравнению с 1 июля 2020 года. Напомним, что это был пандемический период.

При этом врачам и фельдшерам, по ее словам, приходится ежедневно выполнять очень много бумажной работы. Только оформление отказа от вызова занимает у бригады 5 минут. Чтобы полноценно заполнить карту после визита к пациенту, нужно не меньше 20 минут.

— Бывали ситуации, когда на задержке было от 90 до 200 вызовов. Задержка — это когда вызов поступил, но ещё не передан бригаде. Например, в три часа дня диспетчер видит на мониторе 150 вызовов, среди которых и боли в груди, и судороги, и потери сознания. На бригады огромная нагрузка. Бывает, что выезжаем на встречку, летим с мигалками и всё равно приезжаем слишком поздно, — рассказывает врач.

Есть и ещё одна проблема — районы области, особенно те, что ближе к Петербургу (Колпино, Мурино, Янино), растут очень быстро. Число машин скорой рассчитывается по нормативам: на 10 000 квартир примерно 1,4 машины. Логика: в каждой квартире — один человек. Но люди не всегда прописываются, а иногда в студии или однушке живёт пять-шесть человек. В итоге, по мнению врачей, на те же 10 000 квартир нужно не меньше четырёх оснащённых машин с полноценными бригадами.

«Сейчас перерывов нет вообще»

Нагрузка на медиков в последнее время выросла в том числе и потому, что часть работников болеет. Если раньше медикам за вредность давали отпуска в 42 дня, то теперь выходные хотят сократить на неделю. По словам врача скорой, с которой удалось поговорить MR7, многие её коллеги трудятся без передышки уже больше года.

— Фельдшеры работают сутками. Не только у нас, по всей России, хоть это и запрещено трудовым законодательством, — рассказывает врач скорой. — В восемь утра ты садишься в машину. Если повезёт и не уедешь в дальнее странствие с пациентом, у которого COVID, часа в три сможешь заехать на обед. Не успел — значит не успел, ждёшь пересменки водителей. До этого хорошо, если на заправке выбежишь в туалет. Пересменка у водителей ночью. В это время тоже можешь перекусить. И дальше до утра — вызовы. Год назад ночью была возможность полежать хотя бы два часа. Сейчас перерывов нет вообще.

Казалось бы есть логичное решение, как можно выйти из дефицита и снизить нагрузку на одного медика: принять на работу выпускников колледжей, новоиспечённых фельдшеров и молодых дипломированных врачей. Но они не идут на работу. Медики жалуются, что несмотря на условия труда, зарплата работников скорой по области снизилась на 25−30%. По словам нашей собеседницы, оклад не тронули: он остался, как и прежде, 18 тысяч — урезать начали выплаты за вредность, ночные смены, переработку, стаж и категории.

— Три года назад со всеми доплатами за круглосуточную работу, самый высокий класс вредности, постоянные контакты с психически нестабильными больными, туберкулёзными пациентами, физические нагрузки, когда в одного нужно моментально внести на пятый этаж кардиограф у меня выходило около 50 тысяч. Сейчас нормально, если выходит 40. Нам объяснили, что мы слишком хорошо жили. По дорожной карте, которую обозначил президент, мы должны получать среднюю по региону зарплату.

После этого коллеги собеседницы MR7 уволились: можно найти менее опасную и стрессовую работу, где будут платить те же деньги, но не накладывать ответственность за жизнь человека.

«Нам ощутимо не хватает кислорода»

Собеседница MR7 утверждает, что ситуация в том районе, где она работает не исключение, а правило для Ленинградской области. С прошлого июля областные скорые перевели в ведение Территориального центра медицины катастроф (ТЦМК). Профиль организации — санавиация.

— До этого работа подстанций была отлажена. Всеволожская скорая считалась одной лучших в регионе, иногда даже превосходила петербургскую. Конечно, недофинансирование по медикам и по оборудованию было всегда, но год назад, в разгар эпидемии не было и близко такой ситуации, какая сейчас, — говорит врач.

Женщина рассказала, что денег не хватает не только на зарплату медикам, но и на оснащение машин скорой.

— Нам ощутимо не хватает кислорода. Раньше мы заправлялись в больницах. Теперь контракт расторгнут, заправки проходят централизованно, через один подведомственный ТЦМК пункт. Это отнимает возможность пополниться кислородом, а сейчас он нужен огромному числу пациентов.

Медики считают, что Минздрав очень непрофессионально подошёл к делу, передав скорые под начало ТЦМК.

P. S.: MR7 направил запрос в комитет по здравоохранению Ленинградской области для прояснения ситуации. Пока редакция не получила ответ.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости


Лента новостей