Общество

«Апокалипсис смотрел своими глазами»


версия для печати
Как петербуржцы переживают новый виток войны Израиля и сектора Газа

На Ближнем Востоке снова горячо — с понедельника, 10 мая, сектор Газа начал обстрелы Израиля. Поводом послужило намеченное на этот день оглашение решения Верховного суда Израиля по делу о выселении четырех палестинский семей из квартала на востоке Иерусалима. По мнению местных властей, эти люди проживают на земле, которая до основания Израиля (в 1948 году) принадлежала еврейским религиозным объединениям. Возможный вердикт суда вызвал негодование арабского населения Израиля и контролируемого движением ХАМАС сектора Газа. В тот же день произошли столкновения арабов и израильтян, оглашение решения суда было отложено на неопределенный срок. Но война уже началась.

Не менее 1050 ракет и снарядов выпущены с понедельника по Израилю с территории сектора Газа, информирует Times of Israel. Армия обороны Израиля нанесла ответные удары по 500 целям в секторе Газа — уничтожены члены группировки ХАМАС, склады с оружием и объекты инфраструктуры, есть погибшие и раненные и среди местного населения.
Помимо ракетных ударов, во многих городах Израиля на улицы вышли погромщики — местные арабы, имеющие израильский паспорт. В на треть арабском городе Лоде арабы уже две ночи подряд жгут машины, бьют стекла, пугая мирное население.
MR7 узнал, как переживают происходящее бывшие петербуржцы.

«Незачем волноваться, мама»

Олег Куваев, Тель-Авив

Автор знаменитой «Масяни» уже несколько лет живет в Израиле. Минувшей ночью, когда люди сидели в бомбоубежищах, он опубликовал у себя пост для волнующихся:

«Пишу для друзей и родственников, которые не в Израиле. Мы в порядке. Да, Тель-Авив и весь центр подвергся массированному обстрелу. Суть вот в чем — из сектора Газы, где засели исламисты, пуляют ракетами постоянно. Но Израиль обзавелся в последние годы „железным куполом“. Это установки, сбивающие всю вражескую хрень по дороге. Сбивали практически все. В последние годы было тихо. И это неспроста. Террористы долго видать думали, но наконец за несколько лет и до них дошло, что пулять одиночными ракетами нет никакого смысла. Что им остается делать? Тупой догадается что выход один — накопить побольше ракет и пульнуть все разом одновременно в надежде пробить защиту. Хотя бы пару ракет глядишь да упустят. Так и случилось», — написал Олег.

Он рассказал, что сирены ночью могли звучать по пять-шесть раз в течение получаса. Но уже через 10 минут после последней сирены народ вышел на улицы — выгулять собак.

«Я к тому, что незачем волноваться, мама. Очередной „виток“… сколько уже было этих „витков“… Но автомобилистов я все еще боюсь больше… чисто по статистике», — успокаивает своих подписчиков Куваев.

Израильские telegram-каналы оперативно оповещают, куда летят ракеты из сектора Газа


«Арабы, с которыми ты раньше пил кофе, сейчас от них можно получить нож в спину».

Ольга Павлова, Холон.

Ольга в Израиле с 1999 года и для нее это не первое «обострение конфликта». Она медсестра в больнице «Шиба». Еще недавно работала медсестрой в реанимационном отделении для коронавирусных больных.

Накануне вечером сирена застала ее в больнице: «Больные были в панике, пришлось быть с ними». Поэтому домой вернулась поздно — в первом часу ночи. Но отдохнуть не удалось. Почти сразу вновь прозвучала сирена уже в Холоне.

— До моего города ракета летит примерно минуту. Столько времени у нас есть при звуке сирены, чтобы дойти до бомбоубежища. У нас дом старый, защищенных комнат нет. Поэтому люди выходят на лестничные клетки. Со всех верхних этажей спускаются на второй этаж. Если будет попадание в дом, то есть вероятность, что люди останутся в живых.

В общей сложности Ольга провела на лестнице около двух часов. Успела и пообщаться с соседями, и посидеть в Facebook — друзья и коллеги тоже не спали — ракетные атаки были на многие города.

— В рабочих группах мы поддерживаем друг друга, очень часто шутим, но эти шутки, они бывают от безысходности, — рассказывает Ольга, — И с этим по-другому невозможно бороться. И больше всего волнует не то, что происходит с Газа, это у нас частенько бывает — наша армия уничтожает какие-то объекты, мы получаем в ответ тоже самое… Обсуждали то, что происходит с нашими израильскими арабами, которые имеют такой же паспорт, как и мы. Они — израильтяне и они творят что-то ужасное. Это пугает. Они «проснулись». Те арабы, с которыми ты раньше пил кофе, сейчас от них можно получить нож в спину.

В Израиле продолжают иронизировать над происходящим. Сейчас популярна такая шутка: «Из-за серьезного положения безопасности в стране началось давление на Минздрав с требованием вернуть корону».

«Война выскакивает из-за угла»

Гавриэль Гавриэлов и его семья. Лод.

Лод — небольшой старый город, в котором проживает много арабов. 23 года назад Гавриэль с семьей переехал в Израиль. В Петербурге осталась дочь. В Лоде уже две ночи подряд происходят беспорядки. Арабы жгут машины, беспорядочно стреляют, бьют стекла.

— Впервые, наверное, в истории города арабы устроили погром прямо рядом с полицейским участком. Громили машины, бросали бутылки с коктейлями Молотова, срывали флаги Израиля. Напуганные этим евреи испугались, вытащили личное оружие и стреляли в погромщиков. Одного убили, — говорит Гавриэль.

Это какой-то сюр! Грохочут залпы Железного Купола, одна за другой тихо выплывают из-за горизонта ракеты из Газы, так же...

Опубликовано Гавриэлем Гавриэловым Вторник, 11 мая 2021 г.

Прошлым вечером в Лоде прошли похороны застреленного погромщика: «Очень организованно прошли, под дружное и непрерывное Аллах-у-акбар, как где-нибудь в Чечне или в Сирии». Израильтяне снимали проходящее шествие на телефоны, а им в окна летели камни.

Мэр города выступил с речью, описал причиненный погромом многомиллионный ущерб, посетовал, что был убит «молодой человек» и сказал, что это будет расследовано. Стрелявшего в погромщика местного жителя арестовали.

Сейчас над Лодом снова плывет черный дым от горящих автомобилей. «Железный купол» дает осечку — одна ракета попала в автомобиль. Двое погибших. В нем находились двое арабов.

— Война, она действительно выскакивает из-за угла, притаившись на соседней улице, без предупреждения, не давая времени перенести билеты зарубеж на после войны. Нет уж — лучше корона! С ней один враг на всех. А сейчас кругом враги, — заключает Гавриэль.

Нина, супруга Гавриэля делится впечатлениями о прошедшей ночи:

— Когда зазвучала сирена, мы вышли на лестницы и одна семья была, у них маленькая девочка, лет 6-ти, наверное. Она, бедненькая стояла-стояла, тихая-тихая и вдруг как ее начало рвать — от страха. Сегодня многие не вышли на работу. Перепугались.

Сын Алексей живет и работает в Тель-Авиве. Накануне бомбежки застали его в собственной театральной студии.

— Вчера я как раз в это время на репетиции, сорвался поехал домой к детям. Ехал, а надо мной бомбили — апокалипсис смотрел своими глазам: люди останавливались машины бросали посреди дороги, — описывает происходившее Алексей, — Приехал домой, надо было в бомбоубежище бежать, тут рядом, 50 метров. У нас в доме его нет. В три часа ночи снова сирена. Спринт на 50 метров с маленькой Эли на руках… Ракета летит 1,5 минуты — надо успеть. Бомбили минут сорок.

photo5251530519856918941 (1).jpg

Фото: фото Гавриэля Гавриэлова
Дым в небе над Лодом от горящих автомобилей.

«Атака — это сирены, фейерверки у тебя над головой и, как говорят в российских СМИ, „хлопки“»

Михаил Глуз. Тель-Авив.

Михаил — коренной петербуржец, родился и вырос в нашем городе. А четыре года назад перебрался в Израиль, где работает инженером. О последних обстрелах он говорит, конечно, не весело, а вполне бодро и без страха.

— Скорее, неприятно просыпаться в три часа ночи и тащиться в бомбоубежище. Я сейчас на работе, все не выспавшиеся. Но ничего, сейчас повоюем пару дней и закончим, — уверен Михаил.

В Тель-Авиве, где он живет, за последнюю ночь было две массированных атаки. Одна около девяти вечера началась, вторая — ближе к трем часам.

— Обещали в 9 вечера начать бомбить Тель-Авив, а начали раньше и народ по дороге в мамады (бомбоубежища. — Прим. ред.) громко возмущался, — отмечает Михаил, — Атака — это сирены, фейерверки у тебя над головой, ракеты, пробивание «железного купола», как говорят в российских СМИ, «хлопки». При обстрле ты идешь в безопасную зону и там ждешь, когда все закончится. Если есть — в бомбоубежище, если нет или не успеваешь — на лестницу своего дома, или просто в самый дальний угол квартиры, где нет окон и который максимально укреплен. Плюс в новых домах есть комнаты-бомбоубежища. Часто в них делаются детские спальни. Просто чтобы детей ночью не будить, когда начинается тревога. Внешне это почти обычная комната, она усилена, у нее железная дверь, на окне металлические ставни, есть система вентиляции. Это обыденная история для Израиля.

Как передают в израильских новостях, система противоракетной обороны, так называемый «железный купол», работает в эти дни с эффективностью в 85 процентов. То есть более двух сотен ракет все же упали на территории еврейского государства. Часть из них разорвалась в пустынях, но некоторые — в жилых кварталах. 11 мая, например, ракета попала в городе Холон в автобус, но пассажиры успели выйти из салона до взрыва, пострадала только одна женщина.

— А моя знакомая была рядом и всю ночь выковыривала из своих дредов стекло. В жилой дом также попала ракета, там было две или три жертвы, еще одна женщина погибла от осколков. В городе Лод убило шестнадцатилетнюю девушку, — говорит Михаил.

Массовых жертв среди населения в том числе удается избежать благодаря тому, что в стране все — от младенцев до глубоких стариков — знают, как себя вести во время атак. Детей этому учат и регулярно проводят тренировки еще с детсадов. Кроме того, сейчас служба тыла всеми доступными способами распространяет информацию о правильно поведении — через СМИ и соцсети. Правила перепечатывают и блогеры. Инструкции выпущены на языках, используемых населением, — иврите, английском, арабском и многих других. Михаил переслал инструкцию на русском:

" - Если в доме есть бронированная комната (МАМАД) или бомбоубежище, необходимо зайти в него и закрыть бронированные ставни. Если в доме нет защищенного пространства, необходимо укрыться в самой северной комнате, имеющей наименьшее количество наружных стен и окон, закрыть двери и окна, сесть на пол вплотную к внутренней стене и не на линии окна.

— Жителям квартирных домов без МАМАДа и бомбоубежища необходимо выйти на лестничную площадку по крайней мере на два этажа ниже верхнего.

— В случае если сигнал «Цева Адом» застал вас вне дома, необходимо укрыться в ближайшем здании. Если рядом нет зданий, необходимо лечь на землю и прикрыть голову руками.

— Покидать убежище можно не ранее, чем через 10−15 минут после включения сигнала «Цева Адом», в случае если нет других указаний от Управления тылом.

— В случае обнаружения упавшей на землю ракеты нужно немедленно сообщить о находке службам безопасности и предупредить прохожих, что даже к разорвавшейся ракете не следует подходить.

— Если сирена застала вас в машине: остановитесь на обочине, выйдите из машины и зайдите в ближайшее здание или укрытие. Если вы не успеваете зайти в здание или укрытие, необходимо остановить машину, выйти из нее, лечь ничком на землю и прикрыть голову руками. Если все вышеперечисленное является невыполнимым, остановитесь и не выходите из машины в течение 10 минут.

— Не нужно снимать на камеру ракеты и противоракеты, это опасно и глупо".

На видео слышны голоса, скорее всего, палестинцев, которые наблюдают за запуском ракет из Газы и сопровождают увиденное такбиром — повторением слов Allahu Akbar — «Аллах велик»

«Проснуться за минуту до следующей сирены»

Анна Темкина, Тель-Авив

«Одеваться приходится на лестнице (нужно сразу выйти из квартиры, главное, не потерять ключ), но это никого не удивляет. Спуститься с четвертого этажа в бомбубежище, с трудом найти свет, пытаться найти Интернет (нет) и место, куда присесть. Познакомиться с соседями и начать шутить. Услышать взрывы. Три раз доходить до квартиры — опять сирена — надо спускаться. Спать с 22 до 3 и проснуться за минуту до следующей сирены (или уже услышав ее), спать в шортах и положить документы в сумку. Босоножки поставить у двери. Поговорить в 3 часа ночи с разными близкими. Поесть после второго захода в бомбоубежище, не забыть зарядить телефон, разобраться, когда воет сирена, а когда скорая и сигнализация (звуков очень много). Проспать при этом нормально 7 часов и начать с утра беспокоиться о сегодняшнем докладе», — так описывает прошедшую ночь (на 12 мая) Анна Темкина.

Она в Израиле сравнительно недавно. Анна — социолог, закончила СПбГУ, преподавала в Европейском университете. Сейчас живет рядом с Тель-Авивом, снова преподает, но теперь уже в университете Бен-Гуриона и рассказывает студентам про эмоциональные режимы в России и Израиле.

«Накануне в классе обсуждали „национальные травмы“. Сегодня я должна делать доклад про хамство, — пишет Анна в Facebook, — И комментариев у меня по поводу этой ночи нет — ни эмоциональных, ни интеллектуальных — это и беспокоит меня больше всего. Может быть, они неуместны, может быть, я не научилась чувствовать „правильно“. Здесь говорят be safe. А утром, как всегда, шум от мусоровозок и звуки обычной жизни с улицы».

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Яндекс.Новости


Лента новостей