Политика

«Россия — все такой же ГУЛАГ»


версия для печати
Павел Крисевич прошел интересный путь. В 2018 году стал победителем программы «Умники и умницы», позже сам ушел из МГИМО в армию. А потом практически за полгода превратился в одного из главных акционистов если не России, то точно Петербурга. Как перехватывать митинги Навального, как готовятся акции в условиях тотальной конспирации и какая она, прекрасная Россия будущего? Рассказываем о жизни молодого акциониста в нашем материале.

Матерный интеллигент

В Павле есть что-то от питерской интеллигенции в ее стереотипном понимании. Длиннополое пальто, шарф, который обычно видишь на художниках в кино, фетровая шляпа. Но как только Крисевич начинает говорить, вместо молодого, высокого и худого интеллигента появляется честный парень, выросший на окраине Петербурга в окружении серых панельных домов. Вся его жизнь прошла при Путине, и однозначно в этом факте больше минусов, если там вообще есть плюсы.

Павел много матерится, классно шутит и почти всегда с улыбкой говорит о полиции. В его многочисленных историях, связанных с правоохранительными органами, за время нашего разговора не было места страху или злобе. Словно они всего лишь система, а он логичный результат ее карательной работы.

Об участии в проекте «Умники и умницы» Павел рассказывает, как о чем-то обыденном и скучном:

— Мне просто сказали, мол поедешь на Петроградку в какую-то там самую крутую питерскую гимназию. Я пришел, там куча народа, ну и все. Попал в финал.

В голове отчетливо сидят воспоминания о школьниках, которые ходили по разноцветным дорожкам в этом интеллектуальном шоу, отвечали на совершенно невозможные, казалось бы, вопросы.

— Когда знаешь, на какую тему будут задавать вопросы, все становится в разы легче, чем это кажется. Сказали, что будут по Тургеневу спрашивать. Ну ты и сидишь месяц зубришь жизнь Тургенева.

1.png

Павел Крисевич, 2017 год, шоу "Умники и умницы"

За несколько месяцев до финала в «Умниках и умницах» Павла арестовали. Дело было так. Зимой 2018 года анонсировали митинг Алексея Навального. Павел, увлекавшийся с 16 лет чтением коммунистической литературы и называвший себя сторонником идей Троцкого, решил со своими сторонниками «перехватить» этот митинг.

— В Петербурге к тому времени оформилась тенденция — все левые силы города старались перехватывать его митинги. Все-таки Навальный, скорее, правый, а правых не любят, — пояснил Павел.

Перехватить чужой политический митинг — значит заполонить его своей символикой, своими листовками, своими лозунгами и направить энергию пришедших в совсем другую повестку.

Павел с друзьями пришли на Дворцовую с красными флагами и кучей агиток. В какой-то момент коммунистической атрибутики стало так много, что внимание толпы полностью ушло к «перехватчикам».

Павел, которому тогда еще не было 18 лет, шел впереди колонны по Дворцовой площади с красным флагом в руках. Когда на людей поехали автозаки, он понял, что ему нельзя попасться. Люди бросились в рассыпную, вместе с ними и Павел.

photo_2021-04-08 18.45.44.jpeg

Павел бежит по Дворцовой от автозака, 2018 год Фото: Instagram @pavelkrisevich

Но день все же закончился в 78-м отделе полиции. Забирать Павла приехали родные.

— Мама со мной потом три дня не разговаривала, — вспоминает он.

Заложник своей победы

Когда Павел выиграл в «Умниках и умницах» в 2018-м, его родственники думали, что он станет дипломатом. Победа в олимпиаде дала сертификат, действующий четыре года, на поступление в любой вуз страны по направлению «международные отношения». В этом плане, по словам Павла, он стал заложником своей победы. Выбрал МГИМО.

В МГИМО на факультете международных отношений его определили в группу с изучением датского и английского языков.

— Я вообще не шарю за языки. Да и какой из меня дипломат. Мне больше нравятся история, литература. Я смотрел на происходящее со мной и думал: «Чего-то я, ребят, не туда поступил», — со смехом говорит он.

С первого курса МГИМО будущий акционист решил уйти в армию.

— Я просто не хотел париться. Я специально все разметил так, чтобы действие диплома победителя не закончилось. Чтобы после армии я мог спокойно перепоступить куда хочу.

Родительские мечты о сыне дипломате рухнули.

— 1 апреля, в первый день весеннего призыва, 2019 года я пошел прямо к военкому. Захожу к нему в кабинет и говорю: «Мне повестка не пришла, забирайте так». Он спросил меня, в какие войска хочу идти служить. Я сказал: «В пехоту». Он уговаривал меня передумать. Говорил, что они мне отсрочку выпишут, чтобы я шел восстанавливаться в университете. А мне это было не нужно. Меня только предупредили, что служить буду в залупе — в Каменке под Выборгом.

Павла приняла 138-я отдельная гвардейская мотострелковая бригада.

— Вот ты только вбиваешь в поиск «бригада в Каменке» и тебе выдает — такой-то застрелился, повесился, другой сторчался. Так что иллюзий о том, где я буду служить, у меня не было. Нас когда увозили в Каменку, кто-то говорил, что мы оттуда уже не вернемся, — усмехается Крисевич.

Но как бы не пугали, год службы прошел спокойно. Без дедовщины и без происшествий.

Становление акциониста

В июле и августе 2019 года в Москве и регионах России из-за недопуска независимых кандидатов на выборы в столичную думу начались массовые протесты. В ответ силовики жестоко избивали мирных граждан. Павел наблюдал за происходящим из военчасти под Выборгом.

— Я смотрел и ******* (был в шоке.— Прим. ред.). Понимал, что просто теряю время в армии, когда главные политические события проходят мимо меня. Когда я вышел, то первую неделю потупил, поприходил в себя на воле, а потом уже начал думать, что делать, как можно вернуться в акционизм.

Первое крупное появление Павла в роли акциониста случилось летом 2020 года, практически сразу после армейской службы. У здания военного суда в Петербурге на приговоре фигурантам «Дела сети» (признана запрещенной в России террористической организацией. — Прим. ред.) он приковал себя наручниками к ограде и зажег фаер.

105187796_305446300471667_852369111564493412_n.jpg

Фото: Instagram @pavelkrisevich

— Я приходил постоянно к суду, видел, что народа совсем немного, подумал, что надо как-то поддержать родных Юлиана Бояршинова, Николая Николаевича. И решил приковать себя наручниками, настоящими. Полицейские их потом еще минут десять не могли разрезать, потому что их болторез говном оказался.

— Ты волновался в первый раз?

— Вообще ****** (все равно. — Прим. ред.) было. Я просто знаю, что никакого насилия со стороны полиции не будет.

Тут все зависит от того, насколько акция громкая. Чем громче у меня мероприятия становились, тем полицейские более шелковые со мной были.

А когда завели в автозак, то сразу начали спрашивать, сколько мне заплатили и подобное. Я как сказал, что идейный, они сразу отстали. А потом еще народ стали задерживать, так мы толпой в отделение ехали, тусовку в автозаке устроили. Там ведь дело такое: когда сразу много людей в отдел привозят, он останавливает свою работу, всех бомжей с проститутками сразу выгоняют и ОВД становится политическим.

Этим же летом Павел благодаря сертификату победителя в олимпиаде «Умники и умницы» поступил на экономический факультет РУДН в Москве.

Жертвоприношение суду

Также широкую огласку получила акция Павла у Люблинского районного суда Москвы в поддержку фигурантов дела «Нового величия» (считается в России экстремистской организацией. — Прим. ред.). Крисевич в полицейской форме у входа в здание суда прочитал стихотворение, заявил, что дело «Нового величия» сфабриковано и «перерезал» горло манекену.

— Мне на «Авито» попалось классное предложение: за 1200 рублей продавался полный набор формы майора полиции. Нашел манекен, приклеил ему на шею пустую упаковку от пюре «Агуша» и налил в нее томатный сок. В Люблино добирались долго. Сначала на метро с мешками, в котором манекен напополам разобран. Ага, в мешке подобие распиленного тела, сразу видно петербуржец приехал. Потом на метро, — говорит Павел.

Ближе к зданию суда я, одетый в майорскую форму, начинаю собирать манекен, ОМОНовцы смотрят на это **** (в удивлении), курят. Потом какой-то мужик подходит, спрашивает, не нужна ли нам помощь. В общем собрал манекен и помчал к суду. А там еще кордон ГИБДД стоит, я мимо них бегу, а они только взглядом провожают в непонимании.

Закончилось все в ОВД Люблино. Оформляли Павла около семи часов. Все это время он провел без одежды, в одних трусах, так как полицейскую форму у него отобрали. Отпустили с протоколом по части 5 статьи 20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка проведения публичного мероприятия») и штрафом в 10 000 рублей.

Монолог акциониста

Красиво висит

Примерно через две недели (после акции с манекеном. - Прим. ред.)  я отправился в Петербург из Москвы. Ехал ночью на поезде и думал, что можно еще сделать в поддержку политзаключенных и фигурантов дела "Нового величия". Решил подвеситься на Троицком мосту. Все за неделю сделали: купил канаты, карабины, страховочные ремни, строительную обвязку, в которой на высоте работают.

Знакомый, занимающийся промышленным альпинизмом спустил меня на одном из тросов и ушел. А я остался висеть под мостом. Вид ******** (красивый). Правда, под конец уже устал. Провисел около 40 минут, причем это очень опасная штука, больше часа висеть нельзя — перетягивается все тело и может наступить шок от анемии.

117801892_622149362049511_4103243296622087745_n-1.jpg

Крисевич висит под Троицким мостом. Фото: Instagram @pavelkrisevich

Я сказал журналистам, что как только свешусь, звоните в МЧС, чтобы меня сняли. А они не позвонили. И полиции было все равно. Мы предвидели нечто подобное, поэтому сделали третий путь отхода. Я взял с собой канцелярский нож, чтобы при необходимости обрезать канат. Стоит поднести лезвие к нему, как он тут же лопается, потому что под натяжением.

Я специально подождал, пока рядом будет проплывать туристический корабль, подгадал момент и обрезал канат. А потом забрался к туристам на кораблик. Экскурсовод сказал мне, чтобы тихо посидел, а как до берега доплывем, то они меня высадят и не сдадут.

Большинству туристов понравилось. Они проплывали подо мной, махали мне, фотографировали.

Политическое распятие

Следующую акцию я сделал 6 ноября на Лубянской площади в Москве. Перформанс с распятием мы готовили около месяца. Мне пришло в голову, что каждый политзаключенный в России словно распят на глазах общественности. А под ногами у него бесчисленные тома сфабрикованных дел.

Когда все было готово, мы арендовали минивэн, запихнули туда распятие и погрузились. 

Я настроен и сфокусирован и мне в принципе все равно, что будет происходить дальше. Мы выскакиваем из машины и видим, что на улицах много эфэсошников. Ребята шугаются, что вот нас сейчас сразу всех завинтят. Тогда еще наряды усилили на Лубянской площади после Русского марша. Сама площадь-то пустая абсолютно, как олицетворение памятника собянинской плитки.

Развернули акцию за минуты. Я ставлю распятие, залезаю, ребята быстро раскидывают у меня под ногами папки с политическими делами и поджигают. Мы хотели еще, чтобы сам крест горел. Я заранее облил его веществом, которое горит ярким зеленым пламенем, но оно окислилось и в последний момент не загорелось.

DSC_1709 (1).jpg

Изначально Павел планировал, что и крест будет гореть, только зеленым пламенем. Но не получилось, триметилборат, дающий огонь такого цвета окислился и не зажегся Фото: Георгий Марков / MR7.ru

Ко мне подошли полицейские.

«Гражданин, что вы тут висите?» Я, говорю, «прибит», вишу с кайфом. С автозаков сбежались около 30 полицейских, начали меня стягивать. Видно, что у них паника и полная анархия творится. Эфэсбэшники бегали как очумелые.

Начальник наряда, ответственный за порядок на Лубянской в тот день, очень рассердился. Все было хорошо у него, а тут какой-то ******* (дурак. — Прим. ред.) выбежал с распятием. Он очень обиделся. Назвал меня мудаком и кинул одну из папок в лицо, которая не сгорела во время перформанса.

Я не боялся, что со мной что-то случится после задержания. Единственно переживали, что верующие могут обидеться и пожаловаться, что их чувства оскорбили, поэтому помогавшие мне ребята первое время после акции жили на конспиративных квартирах у друзей.

Меня привезли в отделение полиции в Китай-городе. А я только в набедренной повязке и крови бутафорской. И начинается. Управление МВД по Москве, ФСБ, Центр по борьбе с экстремизмом. Приходят, корочки показывают дежурному и на меня смотрят. Со мной еще полицейский сидел, который привез, и пытался сочинить рапорт, спрашивал у меня, что написать. Типа что я сделал? Висел на распятии, а оно как называется, разборно-сборная конструкция?

В это время завели какого-то алкаша. Он заходит и видит меня голого всего в крови. Смотрит и спрашивает: «Кто тебя тут так?» Начинает буянить, орать, кто меня так избил, что они вообще творят.

Дали мне 15 суток за сопротивление при аресте, хотя я не отбивался, спокойно вел себя, когда меня тащили в автозак, не мешал им. Отправили меня в уютный спецприемник в Бирюлёво Западное, рассчитанный на 30 человек.

Читал, спал, играл в домино, рассказывал анекдоты, лежал. Рассказывал сокамерникам об акции с распятием. Они говорили, что получилось круто.

Отчисление и православная зеленка

Пока сидел в спецприемнике в Москве, я в принципе не волновался за учебу в РУДН. Перед арестом я как раз сессию закрыл на хорошие оценки. Как вышел, подключился к системе дистанционного образования, поучился два дня в нормальном режиме, а потом вижу в расписании появилась некая дисциплинарная комиссия по рассмотрению «происшествия Павла Крисевича». Стало интересно.

Оказалось, там сидят все шишки университетские и обсуждают.

Проректор взял слово, начал говорить, что оскорблен моей акцией как христианин. Вспомнил, как я «повесился» на Троицком мосту, то сделал, другое. В общем рисует из меня аморала полного. Подытожил тем, что в РУДН не должны учиться такие студенты, как я, потому что я борюсь с властью, а студенты делать этого не должны.

По итогу они создали голосовашку в какой-то программе, дистанционно ее провели, 78% участников проголосовали за мое отчисление. Там еще такая формулировка интересная выбрана для обоснования моего отчисления, мол я «не отвечаю образу будущего специалиста».

Ну я особо париться не стал, решил после отчисления возвращаться в Петербург. По дороге в Тверь заскочил. Очень интересно провел там время: мне показали памятник козлу, памятник Михаилу Кругу и ресторан, в котором он выступал. Ближе к полуночи возвращались на вокзал с товарищем, как вдруг из темноты, потому что в Твери ни черта не освещено, выскакивают два дурака, один с камерой, другой просто дурак.

Подходит и говорит: «Вот Паш, мы с тобой общались. Вообще я очень оскорбился твоей акцией, ты ведь знаешь, что нельзя православные ценности трогать». Ну и началось в таком духе. Я вижу, что тот, который без камеры, руку в кармане куртки держит. Дальше происходит такой диалог:

— Извиняйся, — произносит дурак в куртке.

— Извини, — говорю.

— Нет, ты не понял, на коленях извиняйся, — напирает дурак.

— Я не буду.

— Ну ладно, мы православные джихадисты, мы тебя еще достанем в Петербурге.

И облили меня зеленкой. Я шаг назад сделал заранее, потому что в принципе понимал, к чему все идет, так что в глаза не попало. Но пальто спасти не удалось.

photo_2021-04-08 20.23.29.jpeg

После атаки "православных джихадистов". Машину, на которой эти двое уезжали, потом заметили у здания ФСБ в Москве Фото: Павел Крисевич

Прекрасная Россия, какая она?

Это Россия без пыток и репрессий. Это страна, которая социально ориентирована на людей, а не является одной большой машиной по обогащению банд и мафий. Но кто будет во главе прекрасной России, я не знаю. Я понимаю, что если, например, к власти сейчас придет Навальный и его тусовка ФБК (признано в России иностранным агентом. — Прим. ред.), то ситуация изменится лишь на некоторое время, а потом все вернется.

Я верю, что мои акции помогают обществу. Не для себя же их делаю. А делаю для того, чтобы люди обратили внимание на существующие проблемы.





А пока — ГУЛАГ

24 января 2021 года Павел Крисевич провел еще одну акцию. Она называлась «Сфера души русского человека». Павел в Москве на Арбате залез в шар из колючей проволоки.

За это суд арестовал его на 14 суток, но после того, как срок закончился, Павла задержали повторно и арестовали еще на 25 суток за повторное нарушение правил участия в публичном мероприятии.

5 марта 2021 года Павел Крисевич вышел на свободу после 39 дней, проведенных в спецприемнике.

«Отмотал 39 суток за перформанс против пыток и репрессий. И что бы там соловьи не щебетали, что пропаганда нам не затирала, страна наша — все такой же ГУЛАГ», — написал Крисевич у себя в Instagram.

Сейчас Павел планирует открыть выставку своих картин. И ждать, когда пройдет достаточно времени с последнего ареста, чтобы можно было вернуться в акционизм. Иначе «дадинская статья» (статья 212.1 УК РФ — «Неоднократное нарушение организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования») и несколько лет реального срока.

— Думаю, что я пока полезнее на свободе, — сказал в завершении Павел.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники, Яндекс.Новости


Лента новостей