Культура

Первое в истории стихотворение про супергероя написал Набоков

ПРОСЛУШАТЬ НОВОСТЬ

версия для печати
Владимир Набоков написал стихотворение в 1942 году и послал в «Нью-Йоркер», где его не опубликовали. После этого произведение считалось утерянным.
Первое в истории стихотворение про супергероя написал Набоков Фото: Владимир Набоков / архивное фото

Писатель Михаил Идов перевел на русский язык стихотворение Владимира Набокова, утерянное в 1942 году. Оказалось, американский еженедельник «Нью-Йоркер» отказался его печатать в то время и попросил больше «не присылать такую похабщину». Набоков просил у издания гонорар, «соразмерный его русскому прошлому и печальному настоящему».

На днях стихотворение внезапно опубликовали в Times Literary Supplement.

«Это мало что первое в истории стихотворение про супергероя, это более-менее концепция сериала The Boys с опережением на 75 лет. Стих написан тем же размером, которым ровно через 20 лет будет написана стихотворная часть Pale Fire, и с парой похожих трюков — но разница между ними, конечно, огромная: тут английский у ВВН всё-таки ещё не стопроцентно родной, ну и дурачится он, конечно, больше», — отметил Идов.

«Плач человека завтрашнего дня»

Носить очки — мой долг. Иначе враз

И легкие ее мой суперглаз

Узрит, и печени дрожащий ком

Покажется, как в водорослях сом,

В сени костей. Измученный изгой,

Слоняюсь я по свету, словно мой

Из «Лира» соименник. Весь мой вид —

Носи я хоть трико, хоть тройку-твид —

Мне ненавистен: и могучий торс,

И каждой мышцы корабельный трос,

И синий чубчик. Ключ моей хандры —

Не пропасть, разделившая миры

Фантазии и Факта от и до

(Мне не слетать в «Орлиное гнездо»

И даже по призыву не попасть);

Меня постигла худшая напасть.

Я молод, полон сока, что твой клен,

И, что неудивительно, влюблен.

Но все позывы сердца и души

Стальной рукой не хочешь, а души:

Моя любовь — землетрясенье, смерч,

И брачный час сулит невесте смерть,

Отелю снос, а рядом с ним домам

Как минимум ремонт оконных рам.

А ежели она переживет

Сей взрыв любви? Какой зачнётся плод?

Что за младенец ринул бы на свет,

Сбив с ног врача? Он в возрасте двух лет

Сломал бы в доме каждый стул и стол,

А ножкой топнув, рухнул через пол;

Нырял в колодец в три; в четыре-пять

Сигал бы в печь на «я иду искать»

К восьми играл бы в поезда, подняв

Над головой всамделишный состав;

А там и супротив отца, шутя,

Восстало бы всесильное дитя.

Вот почему, где я бы ни летал,

Как высоко, как ни был плащ мой ал,

Погони за карманниками мне

Скучны. Парю в небесной желтизне

Один. Плечистый, но сутулый Кларк,

Из мусорного бака взяв пиджак,

Сминает плащ и прячет в тот же бак.

Год-два спустя: аллея, Централ-Парк,

И статуя моя. И женский вздох:

«Ах, Кларк, как он чудесен!» Да, неплох,

Я бормочу, вздыхая втайне — но

Обычным парнем быть мне не дано.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости

Лента новостей