Общество

Удар закона


версия для печати
Маргарите Юдиной, которую 23 января 2020 года неустановленный полицейский пнул в живот, а затем принес ей в палату цветы, стало хуже дома. Вернулись сильные головные боли, головокружение и потеря координации — в результате было принято решение отвезти ее в больницу.
Удар закона Фото: Baza

Как сообщил адвокат «Команды 29» Евгений Смирнов, который будет представлять ее интересы, Юдиной стало хуже вечером 26 января. В тот же день к ней приходили представители прокуратуры и органов опеки — у Маргариты трое детей, двое взрослых парней и 15-летняя дочка.

«Они очень хотели встретиться с Маргаритой — для разъяснения ее прав. Непонятно, правда, каких и для чего. При этом сказали, что их визит не связан с инцидентом, произошедшим в субботу. То есть они знали точно об этом инциденте. Мы их не пустили. Говорить что-то подробнее они нам отказались, — рассказал Евгений Смирнов. — При этом они были с фототехникой и фотографировали дом из-за забора».

Напомним, 23 января полицейский, у которого Маргарита поинтересовалась, за что задержали молодого человека, ударил ее ногой в живот. Инцидент попал на видео одного из журналистов и разлетелся в соцсетях. От удара ногой в живот, Маргарита упала на затылок и сильно ударилась об асфальт головой. Ее госпитализировали и поместили в реанимацию с диагнозом: сотрясение головного мозга, закрытая черепно-мозговая травма. Врачи наложили на голову швы.

Маргарита рассказала, что в тот день, она приехала в Петербург в офис своего банка, чтобы переоформить карту. В момент, когда она оказалась в толпе митингующих, она направлялась на станцию метро «Площадь Восстания», чтобы сесть на метро и доехать до Балтийского вокзала, с которого она планировала на электричке доехать до Луги — электричка в 17:55. Это произошло недалеко от входа в метро — Маргарита находилась на островке безопасности, а не на проезжей части.

Маргарита Юдина также сообщила, что во время госпитализации в НИИ Джанилидзе, сразу после того, как ее пнул полицейский, на нее оказывалось беспрецедентное давление со стороны сотрудников полиции. Уже в реанимации к ней начали приходить полицейские. Затем, когда ее перевели в палату, двое сотрудников полиции находились с ней вместе в течение пяти часов.

«Сотрудник дежурил у ее дверей, и в палате на протяжении пяти часов находилось двое сотрудников, которые ее постоянно уговаривали, — рассказывает адвокат. — Она находилась в таком состоянии после травмы — болит голова, она даже плохо помнит события тех часов. Сотрудники говорили ей о том, какой хороший сотрудник, который ее пнул, просили его простить, говорили, что мы вам поможем решить ваши вопросы, вы только простите его».

А потом пришел обидчик — в маске, закрывающей все лицо, и с цветами — и не представившись начал свою знаменитую речь про запотевшее забрало и шоковое состояние. В шоковом состоянии была и сама Маргарита, которая готова была сказать все, о чем ее просили, лишь бы из палаты вышли посторонние. Она находилась в палате под одеялом без одежды — ее забрали: «Ей не давали одежду, она находилась в палате обнаженной, в присутствии сотрудников полиции мужского рода, и она не могла даже нормально сходить в туалет».

Несмотря на то, что характер травмы был серьезный, Маргарита решила покинуть больницу уже на следующий день — отчасти, чтобы избавиться от опеки правоохранителей, отчасти потому что ее вынудили. Маргарита живет в Луге, и полицейские предложили ее отвезти, но с условием, что она выпишется из больницы в воскресенье: «Были созданы такие условия, при которых она вынуждена была согласиться, чтобы ее отвезли домой».

Евгений Смирнов считает, что обследование потерпевшей было проведено не в полной мере и поставленные диагнозы нужно перепроверить, поэтому ее и отвезли ночью в больницу. При этом название больницы, в которую госпитализируют пострадавшую, называть не хотят, чтобы избежать новых встреч с полицейскими.

«Мы сейчас практически проводим сами своего рода доследственную проверку. Опрашиваем как адвокаты очевидцев этого события, получаем законными способами все видеозаписи и собираем также документы подтверждающие наличие события, произошедшего 23 числа. И в ближайшие дни мы будем обращаться с заявлением в Следственный комитет. Но я еще раз подчеркну — для возбуждения дела, никакого заявления не требуется. Это дело публичного обвинения. У нашего следственного комитета отлично отработана практика возбуждать дела по новостям из СМИ. Это видеозапись везде опубликована.

Я думаю, что в СК ее видели и никаких процессуальных проблем с возбуждением уголовного дела и с хотя бы сначала доследственной проверки, у них просто нет… У нас вся правоохранительная система заточена на самосохранение и охрану друг друга, поэтому, к сожалению, у нас обычно СК возбуждает дела в отношении обычных граждан по информации из СМИ. Я как адвокат усматриваю все признаки состава преступления, предусмотренного 286-й статьей — превышение должностных полномочий. Стоит вопрос только в квалификации: по какой части и это будет зависеть от того, какой вред здоровью будет зафиксирован врачами".

Маргарита Юдина говорит, что хочет добиться по этому делу справедливости, она не горит желанием кого-то наказывать за то, что ей причинили травмы, она хочет сделать так, чтобы впредь сотрудники полиции так не обращались с гражданами своей страны, передает адвокат ее слова: «Мы приняли решение обратиться в службу собственной безопасности полиции и в Следственный комитет с заявлением с просьбой дать оценку действиям сотрудника полиции, которые были запечатлены на видео и выложены в интернете».

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Лента новостей