Общество

Прожиточный минимум, как билет в концлагерь


версия для печати
Власти страны утвердили новый прожиточный минимум, который исчисляется по новой методике. Эксперты считают, что реально он должен был вырасти на 20−25%, а не на 4%, как это сделало правительство. А люди, которые пытались прожить месяц на сумму, отмеренную властями, оказались почти в концлагере.
Прожиточный минимум, как билет в концлагерь Фото: Pixabay.com

Правительство России утвердило прожиточный минимум в стране на весь 2021 год. Он составил 11 653 рубля. Для трудоспособного населения — 12 702 рубля, для детей — 11 303 рубля, для пенсионеров — 10 022 рубля.

Изменений по сравнению с прошлым годом сразу несколько. Во-первых, прожиточный минимум вырос на 4%. Во-вторых, эта сумма не изменится в течение года, в то же время раньше величина прожиточного минимума утверждалась каждый квартал. В третьих, теперь он рассчитывается иначе. Раньше величину прожиточного минимума считали исходя из стоимости продуктов, включенных в потребительскую корзину. Перечень продуктов в корзине есть в широком доступе.

Теперь же прожиточный минимум считают исходя из медианного среднедушевого дохода по стране. Прозрачность такой методики низкая — ни один эксперт не сможет проверить эти данные, в то время как посчитать стоимость продуктов в корзине сможет любой россиянин.

Как ни странно, такое кардинальное изменение методики подсчета фактически не повлияло на величину прожиточного минимума — плюс 4%, это ниже уровня инфляции в 2020 году. А цены на продукты в 2020 году (продуктовая инфляция) выросли по разным оценкам на 15−25%.

Директор Института нового общества, руководитель Центра политэкономических исследований Василий Колташов считает, что власти пошли на изменение методики, чтобы не было фарса — иначе, пришлось бы повышать прожиточный минимум на 20% и стало бы очевидно, что это повышение — чисто механическое. «В условиях коллапса мировой торговли и пандемии уход от старой методики, это, скорее, уход от лишних криков по поводу того, что „почему вы считаете колбасу по такой цене, а она уже по другой, а макароны стоили в прошлом году столько-то, а теперь столько-то“. Здесь еще и стремление не повышать прожиточный минимум и минимальную ставку оплаты труда. Ведь это повышение не очень-то многое меняет. Ведь тогда возникает проблема массового распространения сверхнизких ставок, которые ниже даже прожиточного минимума. Просто повышением МРОТ эту проблему не решает».

В других странах прожиточный минимум считают по потребительским корзинам — расходам, без которых прожить современному человеку нереально. Василий Колташов считает, что Россия вскоре вернется к прежней системе подсчета — корзинной. Но тогда правительству придется включать в корзину и недвижимость, как это считается во всем мире.

«В нашей корзине никогда не было недвижимости, — рассказывает эксперт. — В нашей стране предполагается, что… небеса разверзлись, а оттуда появилась рука и она каждому дала квартиру, дом или комнату. Предполагается, что у нас у всех есть недвижимость, а особенно у самых бедных. И они никогда не снимают жильё. Никогда!

Если бы в прожиточный минимум включили такую статью расходов, как аренда жилья или ипотека на комнату 18 кв. метров, то картина бы очень сильно изменилась. Минимум был бы в районе 20−25 тысяч рублей".

По словам эксперта, рост размера прожиточного минимума, проблему с бедностью не решит: «Включим недвижимость, получим прожиточный минимум — 20−25 тысяч рублей. А что делать с зарплатой в 8 тысяч рублей? Она-то, как была 8, так и останется? Поэтому, если говорить о порядке решения задач, то первым шагом должно стать введение минимальной почасовой оплаты труда. Пусть она будет очень низкой, но будет.

У нас нет почасовой ставки оплаты труда, ниже которой нельзя платить. Теоретически это делается так: нужно разделить сумму минимальной ставки оплаты труда на допустимое количество часов — 160 часов в месяц.

Почему это важно — потому что одна из проблем, которую власти в России декларировали, старались решить, — это борьба с бедностью. Когда люди получают ниже прожиточного минимума. Когда работодатель оформляет на 0,8, 0,7 ставки, переработки, пересидки не оплачивает — все равно все получается в его пользу, и проблема не решена. И именно эта проблема касается очень большого количества людей. Я могу судить об этом из своих поездок по регионам, по эфирам на ОТР. Постоянно звонят люди, которые говорят: какая нам разница, прибавили нам эту ставку, а мне все равно 8 тысяч платят в месяц".

«Методику изменили на неуловимую»

По мнению экономиста Дмитрия Травина, новая техника расчета проще: взяли среднестатистический медианный доход, от него отсчитали. «Формально логика понятна, но, с другой стороны, получается, что если у нас сильно рухнут доходы в стране — а экономика у нас так себе — то автоматически снизится и доход. Если его хватит только на крупу, то извините, все объективно. Та же ситуация при росте цен на продукты. Если возникнет высокая инфляция и она не приведет к росту доходов, тогда прожиточный минимум в расчете от медианного дохода останется тем же самым, а жизнь станет дороже».

«Очевидно же, после двух девальваций рубля, после личного вмешательства президента, потом премьер-министра в борьбу с ценами, которые вышли за все допустимые пределы, реальные цены изменились очень серьезно. Рост цен в среднем составил где-то 15% и даже 25%. При этом на 5% повысятся тарифы ЖКХ и потом еще раз повысятся. Если считать прожиточный минимум по потребительской корзине, он сильно вырастет. Очевидно, что прожиточный минимум надо считать по конкретным статьям расходов.

Просто все расходы так выросли, что если считать по-честному, то нужно объявить о довольно сильном повышении минимальной зарплаты — МРОТ. Именно по этой причине методику изменили на неуловимую, а рост составил не 25%, а всего 5%.

И придраться к ней невозможно, потому что вы так посчитали медианную зарплату, а я так посчитал. Средняя зарплата рассчитывается на основе сведений, которые подают крупные предприятия — то есть на основании белой зоны рынка труда. Но у нас же не вся зона белая. У нас большая часть не белая и в значительной мере там картина другая — зарплаты в реальности ниже".

Можно ли прожить на прожиточный минимум?

14 человек — все они работают на горнодобывающих, металлургических и машиностроительных предприятиях Челябинской области — в ноябре прошлого года вызвались прожить месяц на голый минимум, определенный государством для россиян. Проект назвали «Жизнь на минималках». Задачей проекта было привлечь внимание общественности к этой теме в связи с обсуждением проекта Минтруда по изменению принципов расчета прожиточного минимума.

Участники проекта планировали, не отрываясь от работы, целый месяц питаться продуктами только из потребительской корзины — список есть в открытом доступе. Например, в месяц, согласно этой корзине, положено 130 гр баранины, 60 гр селедки, по килограмму говядины и рыбы, 300 гр свинины — всего 33 продукта. Приблизительная стоимость этой корзины — 4500 рублей. Остальная часть прожиточного минимума — это прочие обязательные платежи, проезд в транспорте, оплата коммуналки, затраты на одежду и так далее. Укладываются ли остальные платежи в эту сумму — участники проекта даже не пытались оценить.

Их задача была — выжить, питаясь на 4100−4500 рублей в месяц, или 135 рублей в день.

Часть участников предпочла тратить эту сумму по своему усмотрению — покупая продукты по акциям, часть строго следовала списку из потребительской корзины.

Начали акцию 14 человек. Закончили — четверо. Остальные сошли с проекта по состоянию здоровья или потому, что деньги закончились раньше времени.

Вот запись из дневника участника Владимира Ревенко, который не дотянул нескольких дней до конца проекта: «У Наташи — температура и кашель. Доказывать невозможность прожить на минималку ценой дальнейшего повреждения собственного здоровья она не желает. В чем, безусловно, права. У нее осталось немного продуктов, теоретически она могла дотянуть до конца месяца, если бы сократила рацион на 50%.

У другой участницы проекта, Лилии, продукты закончились от слова «совсем». Но последние 300 рублей она решила потратить с толком — на билет в театр. Сочтя, что добыть пропитание на такие деньги на оставшиеся дни все одно не получится, а пища для души не менее важна.

Екатерину не спасла даже шаурма, которая была куплена на прошлой неделе. Хотя она и не гнет спину на заводе, закончились силы, продукты и деньги. Михаил вышел из проекта, потому что устал морально, да и деньги закончились. Боится накосячить на работе и затем вылететь с нее.

Вадим тоже больше не смог позволить себе продолжение эксперимента из-за работы. В зоне его ответственности опасные грузы и жизни других людей, а ежесекундные мысли о еде концентрации не добавляют. Анна Кропина из Бакала сегодня написала заявление — увольняется. Не выдержала давления земляков и коллег".

Владимир за три недели потерял 10 килограмм.

Вадим Качкайкин, гибщик труб на предприятии «Турбодеталь»: «Сумма на месяц составила 4180₽ - именно такая стоимость продуктовой корзины в Челябинской области. Примерно 135₽ в сутки. Сумма смешная. Только самое необходимое. Мясо, фрукты, молоко — просто нельзя себе позволить. Оплату квартиры, транспорт, лекарства и иные расходы мы вынесли за скобки. Цель эксперимента была показать, что уровень МРОТ — невыживаем. Ведь даже если вычесть из МРОТ 12170₽ примерные затраты — останется та же сумма 4200−4500₽ - на продукты.

Перед началом эксперимента мы хотели привлечь страховую компанию (застраховать здоровье участников), в итоге ни одна страховая компания не согласилась, узнав суть эксперимента.

Количества продуктов, доступных на эту сумму хватает только на поддержание сил, но не на их полноценное восполнение. Основа — это куриный суп, который все, без исключения, участники — возненавидели). Первую курицу я «растянул» почти на 10 дней. Далее картофель во всех его проявлениях, макароны, каши из круп. Из эксперимента я вышел за четыре дня до окончания месяца. Основная причина — плохое самочувствие, которое накапливалось по ходу.

Первый «звоночек» прозвучал на второй неделе, когда я в очередной раз приехал сдать кровь (я почетный донор). Но не смог этого сделать, — по результатам анализов уровень гемоглобина упал у меня до критического уровня в 105 единиц. Постоянный упадок сил, тревожный сон, раздражительность, утомляемость и снижение концентрации — стали постоянными спутниками до конца месяца. Именно такое состояние и стало в итоге причиной моего выхода. Я работаю день/ночь по 12 часов во вредных и опасных условиях труда и просто не мог позволить себе подвергать опасности себя и своих коллег, придя на смену не сосредоточенным, не отдохнувшим и не сконцентрированным".

Вадим сбросил 7 килограмм и до сих пор восстанавливает уровень гемоглобина в крови.

«4% к прожиточному минимуму — это очередной плевок государства в сторону своих сограждан, вынужденных существовать сейчас за чертой бедности. К тому же, новый порядок расчета МРОТ и ПМ — теперь максимально и бесповоротно оторван от реальной жизни и потребностей обычных людей. Величина МРОТ должна исходить не только из реального уровня инфляции в жёсткой привязке к ценам на прилавках, величина МРОТ должна учитывать состав семьи — наличие детей.
МРОТ должен обеспечивать жизнь пусть и скромную, но не выживание и не существование, что в итоге сказывается и на уровне здоровья нации и на демографии», — говорит он.

Участники эксперимента — члены челябинского Горно-Металлургического профсоюза придумали, калькулятор бедности, с помощью которого, каждый может посчитать свой минимальный семейный потребительский бюджет (МиСеПоБ). В проекте приняли участие уже 1500 тысячи человек.

В среднем размер такого бюджета составила 30200 рублей на работающего члена семьи.

Участники проекта получили большой отклик от сограждан со всей страны: «Сотни писем с историями, печальных и реальных, когда люди вынуждены выживать и на меньше деньги, с детьми, с больными родственниками. Некоторым мы даже помогали, скинувшись деньгами на карту. Ведь для нас — участников эксперимента — это был лишь месяц, а для многих это каждодневные будни, иногда беспросветные. Причем, это не лодыри и тунеядцы, это люди работающие и желающие зарабатывать. Если в начале нашего „похода в бедность“ — мы знали, что в нашей стране точно не все хорошо, то после этого месяца мы точно знаем — все в тысячу раз хуже».

Александра Синяк, основатель петербургского проекта «Добродомик», сети кафе, в которых бесплатно кормят пенсионеров, говорит, что пенсионеры, которым они помогают, как раз и являются теми, кто выживает за эти деньги: «Наши пенсионеры на эти деньги могут обеспечить себе скромное пропитание на этапе выживания, чтобы не умереть. Если у них сломается стиральная машина, они уже не смогут ее починить себе никогда. У нас более 3000 человек, и все они находятся на пределе выживания, мы с ними каждый день общаемся. Для них пакет гречки уже играет существенную роль. При этом они вовремя платят коммуналку, покупают лекарства, необходимые для жизни, и за неделю, две до конца месяца у них кончаются деньги».

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Яндекс.Новости


Лента новостей