Общество

«Мы первый стресс уже пережили»


версия для печати
Больница Святого Георгия 27 марта ушла на карантин — 743 пациента и 256 сотрудников, а выйдя из него, стала полностью ковидной. И до сих пор работает как ковидный госпиталь, спасая людей.
«Мы первый стресс уже пережили» Фото: личный архив Сергея Голофеевского

«Мне посчастливилось родиться в великом городе, окончить старейшие учебные заведения — среднюю школу 222 Petrischule и Военно-медицинскую академию — и вот уже 10 лет трудиться в лечебном учреждении, истории которого 150 лет. Желаю нам всем преодолеть трудности нынешнего бытия, не унывать и быть бодрыми духом. Тогда всё получится!» — написал на своей странице в соцсети Сергей Голофеевский, заведующий первым кардиологическим отделением больницы Святого Георгия, которой этой осенью исполнилось 150 лет, накануне юбилея стационара.

Больница Святого Георгия стала первым петербургским многопрофильным стационаром, который был с 16 марта перепрофилирован на инфекционный. Но еще не ковидный. Пациентов с подтвержденным ковидом тогда еще надо было переводить в больницу им. Боткина. Но потом поток выявленных стал большим.

Сергей Голофеевский, который стал «Врачом Года — 2020», рассказал о себе для МР7.ру:

 — Я рос с осознанием того, что буду военным врачом: дед со стороны мамы закончил Военно-медицинскую академию, полковник медицинской службы в отставке — служил от ГДР до Кабула, отец — тоже выпускник Военно-медицинской академии, полковник медицинской службы в отставке. Поэтому так складывалась и моя жизнь — поступил в Военно-медицинскую академию, потом год интернатуры по специальности «терапия». А потом — распределение по месту службы в Белгород, в учебную часть ВВС на должность начмеда. Но в 2009 году, когда «расцвела» реформа в Вооруженных силах при министре обороны Анатолии Сердюкове и начались сокращения, я как человек, влюбленный в Петербург, решил, что вернусь в город, романтика которого жила во мне. Я надеялся, что вернусь в погонах — либо в адъюнктуру, либо в клиническую ординатуру, но в связи с реформой Вооруженных сил это стало просто заоблачной перспективой: набор и туда, и туда по терапевтической специальности был в тот год закрыт. Военных медиков стали везде сокращать, поэтому я принял решение увольняться из Вооруженных мил. И в 2010 году уволился, увольнялся, кстати, примерно год — кадровые службы не справлялись тогда с потоком дел. Я вернулся в Петербург, поступил в клиническую ординатуру по специальности «терапия» на медицинский факультет СПбГУ и устроился работать в больницу Святого Георгия врачом-терапевтом в приемное отделение.

Почему стал кардиологом? Интернатура моя проходила в Городской больнице № 20 в отделении кардиологии, там я познакомился и подружился с докторами, один из них тоже был выпускником Военно-медицинской академии, а потом он возглавил отделение кардиологии больницы Святого Георгия. У него на отделении прошла моя ординатура, поэтому после ее окончания я прошел полугодовую переквалификацию и получил сертификат кардиолога.

— Больница Святого Георгия как перешла на ковид весной, так и остается. Что вы как врач успели понять про коронавирус?

— У нас совсем недавно был юбилей — 150-летие стационара — отмечали памятную дату и все время звучало: «Мы первый неинфекционный стационар в городе, который начал и непрерывно продолжает лечить ковидных пациентов». И я хочу сказать, что так сложился коллектив, так повезло с руководством, что у нас никто не уволился, наоборот, люди, которые ушли еще до эпидемии, стали возвращаться. Да, когда все начиналось весной, был небольшой кадровый провал, было увеличение нагрузки. Но сейчас мы стали лучше понимать эту болезнь, адекватнее реагировать на нее. Мы стали лучше взаимодействовать друг с другом: реаниматологи стали лучше понимать в терапии, а кардиологи — больше в реаниматологии. Некоторые манипуляции, например, неинвазивную вентиляцию легких у определенной категории больных мы можем проводить в линейных отделениях, не доводя до реанимации. Наша квалификация стала выше.

Но, честно говоря, весной думали, что летом это закончится, осенью — что к Новому году, а сейчас понимаем, что все это будет достаточно долго. И до конца мы из этой ковидной истории не выйдем, наверное, никогда, она просто вольется в нашу жизнь и станет привычной.

Мы научимся с этим жить, заболеваемость снизится рано или поздно, это однозначно. Наверное, будут эффективные вакцины, массовая вакцинация и таких вспышек не будет. Но коронавирусная инфекция, как и грипп уже никуда не денется…

Каким будет уровень заболеваемости в дальнейшем — сказать трудно, поэтому поживем — увидим, основное, что нам всем надо — научиться с этим сосуществовать, носить маски, не паниковать.

— Как новый коронавирус влияет на человеческое сердце?

— Этот вирус не так страшен, как реакция организма на него. И здесь важен именно иммунный статус человека, как иммунитет отреагирует на происходящее. Мы уже знаем, что есть определенная категория больных, которые подвержены более тяжелому течению ковида — это люди с ожирением, сахарным диабетом, хронической сердечно-сосудистой патологией. Вирус способен вызвать воспалительную аутоиммунную реакцию в организме. Это может привести к эндотелиальной дисфункции в сосудах, и у пациентов с атеросклерозом сосудов сердца, нижних конечностей на фоне ковида может спровоцировать тромбоз. На сердце ковид влияет, но вот название этому осложнению пока не дано — миокардит — это вирусный или вирус-ассоциированная кардиомиопатия. Но уже ясно, что вирус и реакция организма на него поражают не только легкие, но и сердце, и кишечник, в отдельных случаях и почки. Миокардит, по крайней мере, на этапе острого заболевания, мало себя проявляет, как состояние будет развиваться дальше — сможет ли пораженная сердечная мышца восстановиться, покажут время и клинические исследования. Я читал отдельные научные работы, в которых говорилось, что после ковида пациентам выполнялось МРТ, которое фиксировало изменения в сердечной мышце, характерные для миокардита, но вот о прямой связи с ковидом пока нельзя сказать.

— А как справляетесь с выгоранием?

— По поводу выгорания я частично уже ответил выше, когда говорил, что из коллег никто не уволился. Я не ощущаю выгорания, много полезного выношу из сегодняшнего дня в плане развития себя как врача. Мы первый стресс уже пережили, сейчас спокойно работаем.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости

Лента новостей