Город

В Лисьем Носу не пахнет спиртным


версия для печати
В Лисьем Носу депутаты приняли закон об увеличении антиалкогольной зоны вблизи детсадов, школ и поликлиник с 15 до 300 метров — то есть увеличили ее в 20 раз. Это своеобразный рекорд среди муниципалитетов. Ни одно муниципальное образование не может похвастать такой «антиалкогольной» заботой. Депутаты объяснили, что таким образом хотят защитить жителей от алкоголиков.
В Лисьем Носу не пахнет спиртным Фото: Андрей Тимесков на фото: глава МО «Лисий Нос» Вадим Грудников

Жители отвечают: алкоголиков в посёлке всего трое, и их все местные знают. Бороться с тремя алкоголиками с помощью целого закона — это высокий стиль. Нестыковки, на которые указывают въедливые граждане, депутаты, проголосовавшие против и пострадавший предприниматель, заставляют усомниться в искренности намерений муниципальных депутатов.

Закон против одного предпринимателя

Жители Лисьего Носа обратили внимание на то, что в антиалкогольную зону попадает лишь один продуктовый магазин — самый удобный по расположению супермаркет в торговом центре «Вирон» на Центральной площади поселка. Отсутствие алкогольной лицензии серьезно влияет на выручку арендатора, а соответственно, и на стоимость аренды. В антиалкогольную зону попал также находящийся на площади ресторан.

Владельцем «пострадавших» от закона предприятий является бывший глава поселка — предприниматель Виктор Шарганов.

Он уверен, что закон мог быть создан специально под его «точки», чтобы перевести потоки клиентов в другие магазины. Ближайшие находятся на расстоянии трёх километров от Центральной площади. Здание, в котором они находятся, принадлежат жене другого предпринимателя Владимира Ковалева Людмиле. Виктора Шарганов предположил, что возможно, всему виной дружеские отношения последнего с главой поселка — Вадимом Грудниковым.

300 метров от чего?

К своему решению муниципалитет приложил схемы границ прилегающих территорий, на которых не допускается продажа алкоголя. В эти границы изначально был включен детский сад «Звездочка» и поликлиника № 49. Они находятся в двух улицах от магазина, где раньше можно было торговать спиртным.

Виктор Шарганов обратил внимание прокуратуры на то, что детский сад по данному адресу не функционирует, а само здание стоит в лесах. Что касается поликлиники, то если отсчитывать 300 метров от входа в поликлинику, то до магазина они не дотягивают. Кроме того, она обнесена высоким забором.

Судья рассмотрел иск от пострадавшего предпринимателя и отменил решение муниципального совета.

Тогда депутаты собрались летом, исключили из схем границ прилегающих территорий несуществующий садик и поликлинику и вписали консультативно-диагностический центр с поликлиникой Управления дел президента Российской Федерации ФГБУ.

Такой консультативно-диагностический центр действительно существует и даже находится по указанному адресу Морской проспект, 3, но не в Лисьем носу, а на Крестовском острове.

«Там такой же адрес, возможно, что они схитрили и включили, — рассказывает свою версию Виктор Шарганов. — Мы подали апелляцию и хотим, чтобы судья дал разъяснения».

В 300-метровую зону также попал отель-ресторан, принадлежащий Шарганову — теперь здесь также нельзя подавать алкогольные напитки.

Жители Лисьего Носа: «А нас почему не спросили?»

Во время выборов в муниципалитет в сентябре 2019 года в Лисьем Носу случился скандал, вышедший далеко за пределы посёлка. Наглость нарушений во время выборов настолько возмутила жителей Лисьего Носа, что они вышли на стихийный народный сход и собрали более 250 подписей против пересчета голосов.

Тогда, при высокой явке — более 40−50% - в округе Лисий Нос побеждали местные независимые активисты — об этом говорили наблюдатели, которых на каждом участке было от 10 до 20 человек.

Это не устроило главу муниципалитета от партии «Единая Россия» Вадима Грудникова, поэтому результаты выборов не заносились в систему ГАС «Выборы» на протяжении двух дней.

Бюллетени пересчитывали до тех пор, пока результат не удовлетворил главу округа.

При первом и втором подсчетах, которые проходили в присутствии наблюдателей, в муниципалитет проходили 7 новых местных кандидатов-самовыдвиженцев. После получения протоколов наблюдатели оставили бюллетене в сейфе, а через два дня из сейфа вытащили уже другой результат.

Грудников устроил новый пересчет, в результате которого независимые кандидаты остались в меньшинстве. Впоследствии независимые кандидаты проиграли суды, оспаривающие результаты пересчетов, потому что главный свидетель — наблюдатель от независимых кандидатов — вдруг «потерял» интерес к этому делу и свое свидетельство члена комиссии с правом совещательного голоса.

Эту предысторию необходимо знать, чтобы понимать, как в поселке относятся к нынешнему руководству муниципалитета, и какой расклад сил у независимых депутатов — их осталось всего двое из 10. Влиять на решения совета они не могут, но своим присутствием подогревают интерес жителей к тому, какие решения принимаются депутатами.

Эти двое — Иван Хархордин и Дмитрий Чайкин — проголосовали против закона об антиалкогольной зоне. Они рассказали корреспонденту MR7, что по этому вопросу совет собирался трижды. В первый раз по поводу принятого решения было внесено представление прокуратуры, потому что не был учтен голос жителей — для этого по закону должны проводиться общественные обсуждения и не проведена антикоррупционная экспертиза. Об этом говорится в ответе прокуратуры Приморского района жителям, которые направили в прокуратуру письмо с 300 подписями против закона.

На следующем заседании совета депутатов голос общественности был представлен решением восьми членов так называемого общественного совета при муниципалитете. То есть мнение группы людей, которых избирают не жители, а совет депутатов, решило судьбу 4500 жителей поселка. «Общественный совет состоит из 10 человек. На совете, посвященном этому закону, было восемь человек. Двое более-менее независимых проголосовали против. Местные жители о совете не знали, скажу больше — о нем не знали даже другие депутаты. В частности, я узнал о нем уже после того, как он прошел», — говорит независимый депутат Иван Хархордин.

Сразу после этого «тайного» общественного совета, возможно, выданного за общественное обсуждение, муниципальный совет собирается снова и обсуждает новый проект решения о 300-метровой зоне: депутаты отменяют решение, которое требовала отменить прокуратура и принимают новое аналогичное. Прокуратура реагирует, но вяло:

«…осуществлен выход по адресу …, во время которого установлено, что вышеуказанные организации образовательную и медицинскую деятельность по указанным адресам не осуществляют». Речь идет о детском садике и поликлинике ФГБ (КДЦ с поликлиникой).Однако к муниципальному совету у прокуратуры претензий нет, потому что оно обязуется внести изменения в решение.

4 сентября суд по иску предпринимателя Виктора Шарганова принимает решение удовлетворить иск ООО «ВИРОН» в полном объеме и постановляет отменить решение муниципального совета.

Но депутаты не сдаются. 29 сентября снова собирается общественный совет — 4 человека из 6 присутствующих голосуют за принятие нового проекта о 300-метровой антиалкогольной зоне. 1 октября проект вывешивается на сайте поселка. Среди проголосовавших за членов общественного совета один — глава администрации муниципального образования в прошлом, и еще двое шли на выборы в команде с Вадимом Грудниковым, но проиграли.

Жители снова собирают подписи против нового проекта закона — подписные листы лежат в ТЦ «Вирон» — за два дня удается собрать 196 голосов против. Кроме того, свое общественное обсуждение проводит организация «Клуб любителей природы «Примула», куда приглашены заинтересованные предприниматели — в протоколе они рекомендуют депутатам «категорически не одобрять проект решения».

7 октября муниципальный совет принимает новый проект закона: снова лишь два оппозиционных депутата голосуют против, большинство — за.

Подписи жителей депутаты объявляют поддельными и протокол общества «Примула» Грудников просто откладывает в сторону — на потом.

Жительница поселка Диана Егорова, возмущена таким отношением, она рассказывает, что в народе закон прозвали: «Законом трех алкоголиков», потому что именно о них говорил Вадим Грудников, защищая свою инициативу перед муниципалитетом. «Почему жители против этого решения, ну, во-первых, это депутатский беспредел, — говорит Диана. — Как вообще, можно настолько игнорировать закон и мнение жителей. Во-вторых, почему наши жители, не имеющие машины, должны идти два километра до другого магазина за кагором к Пасхе или за шампанским к Новому году. Запрет на продажу алкоголя глобально влияет на прибыль магазина, а соответственно, мы рискуем снова остаться без магазина в центре».

«На самом деле это война Грудникова со мной, — пишет Виктор Шарганов в комментариях в паблике „Наш выбор — Лисий Нос“. — Его задевает критика людей, и он эту критику связывает только со мной, в чем он глубоко заблуждается. Жалко, что страдает население. Магазин может нормально работать, когда у него хороший оборот, тогда и выбор продуктов шире и они свежей. Ограничение, вводимое Грудниковым, — это неуважение к жителям, которые пользуются магазином».

Разгадка: кому это выгодно?

Этим летом неподалеку от Центральной площади на участке под ИЖС вдруг начались активные земляные работы. Вместо частного дома были установлены характерные стеклянные павильоны, очень напоминающие торговые ларьки у метро.

ln1.jpg

Согласно выписке из ЕГРН от 24.08.2020 17 апреля этого года участок выкупила Екатерина Владимировна Ковалева. Фамилия для жителей Лисьего Носа знакомая. Это дочь предпринимателя Владимира Ковалева. Его жена Людмила Ковалева владеет помещениями, в которых располагаются магазины «Магнит» и «Норманн» — на них как раз закон об антиалкогольной норме не распространяется. Зато благодаря этому закону, эти магазины и в будущем и эти павильоны будут ближайшими точками, где продажа алкоголя разрешена.

Выгодно ли этим магазинам ограничение на продажу алкоголя в центре поселка? — На этот вопрос каждый отвечает сам.

Вадим Грудников отказался давать комментарий по телефону, предложив направить вопросы в пресс-службу. Попутно он отметил, что инициатива принятия закона исходила не от него: «Общественный совет вышел с этим вопросом давным-давно — много лет назад в прошлый созыв. Тогда депутаты не приняли окончательного решения. А сейчас — да».

Депутат Иван Хархордин не верит в заботу об очистке площади от алкоголиков: «Потому что, конечно, это надо делать другими методам, и здесь дело, конечно, в работе правоохранительных органов, а не в ограничении для всех граждан. Пояснения, что якобы зона вводится вокруг конкретных объектов, некорректны. Поликлиника у нас имеет ограждение, свой вход и никакого смысла делать вокруг нее 300-метровую зону нет.

ln3.jpg

Вся мотивация сводится к центральной площади поселка, где проводятся все праздники. Там действительно иногда ошиваются наши местные люди. Такие, немножко асоциальные, но это буквально три человека и их все знают. Никакой опасности для граждан они не представляют.

Когда народ был недоволен выборами и у нас народный сход был, к нам целый полицейский полковник приехал из Приморского района, машина с омоновцами, автозаки. Это запросто, а с тремя алкоголиками справиться не могут!

Конечно, вопрос не в алкоголиках, а в конкретном предпринимателе — Викторе Шарганове".

Иван Хархордин объясняет, почему голосовал против: «У нас поселок достаточно большой — частью находится за железной дорогой. Там есть магазин на Раздельном проспекте, алкоголь продается, причем рядом с детской площадкой. Есть еще магазин ближе к Горской. Это часть поселка удаленная. А в центральной части — торговый комплекс прямо на площади. И прекращение продажи алкоголя там для тех жителей, которым не легко пройти лишних 2−3 километра, создает серьезные препятствия.

Ну и последнее — недавно рядом с площадью поставили подозрительные павильоны, да еще и на землях ИЖС. Если там будет организована продажа алкоголя, то это вообще нонсенс. Что будет мешать купить алкоголь там тем же трем алкоголикам и пойти на центральную площадь? Кроме того, вдоль павильонов проходит дорога, по которой дети из той части поселка, что за железной дорогой, идут в школу. Так что вся это забота о детях, на мой взгляд, липовая".

Депутат Дмитрий Чайкин голосовал против, потому что считает, что в период кризиса из-за пандемии вводить дополнительные ограничения для бизнеса, нецелесообразно. «Потому что это юрлицо является крупным налогоплательщиком в нашем поселке и ограничивать его еще считаю неправильным. Мое предложение было отложить эти обсуждения на послекризисные времена и провести их более широко — не только в рамках общественного совета, а с нормальными полноценными общественными обсуждениями, как того требует закон с привлечением заинтересованных сторон и организаций».

Виктор Шарганов понимает, что действие закона направлено конкретно против него, но бороться может лишь в судах — 8 ноября будет рассматриваться его новый иск: «Я бывший глава здесь, но я не в оппозиции. Я, между прочим, также в „Единой России“ всегда был. Ко мне нормально в поселке относятся, а тот человек. Он пришел неправильно — вы знаете, что результаты выборов только через двое суток стали известны. Видимо, его что-то задевает. Здесь ведь в отличие от города все друг друга знают и настрой другой. Могут прийти и высказать что-то обидное. Его (Вадима Грудникова. — Прим. ред.) это, видимо, раздражает».

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники


Лента новостей