Общество

«Война рутиной быть не может»


версия для печати
Врач скорой рассказал корреспонденту MR7 о том, как изменились симптомы COVID-19 по сравнению с первой волной. А так же о том, что беззаботные петербуржцы и беспечные молодые люди, не носящие масок, — это залог продолжения пандемии.
«Война рутиной быть не может» Фото: Андрей Окунь

В Петербурге теперь нет локдауна, работают школы и детские сады, открыты кафе и рестораны. Порой складывается такое ощущение, будто бы ничего не изменилось, и эпидемии нет — вечером бары полны, а в театрах ждут зрителей. Но даже если судить только по социальным сетям — все больше друзей и знакомых оказываются затронуты коронавирусом, у многих болеют родственники, многие, причем самых разных возрастов, болеют сами с разной степенью тяжести.

Но до сих пор некоторые жарко спорят о необходимости ношения масок, хотя явных отрицателей ковидной опасности стало все же гораздо меньше, и теперь почти не встретишь фразы: «Ну это же не страшней сезонного гриппа».

Александр — реаниматолог одной из бригад петербургской скорой. Сам уже переболел коронавирусом. И вернулся на работу. В беседе с корреспондентом МР7.ру врач рассказал, как изменилась ситуация в городе по сравнению с весенним «недокарантином».

— Александр, что изменилось по сравнению с весной, когда бригада приезжает на коронавирусный вызов?

— Мы видим, что симптоматика меняется. У людей теперь появляется насморк, причем ярко выраженный. Весной такого не было. Причем человек чувствует не только заложенность носа, но именно сильный насморк. Многие путают это с сезонным ОРВИ, никуда не обращаются, лечатся сами. А надо вызывать врача и делать тест.

У многих дебютом коронавируса стали проявляться боли, ломота в мышцах. Причем на начальном этапе это выглядит вообще как выраженная неврология, радикулит безо всяких катаральных явлений. Сильнейшие боли. И только примерно через сутки — двое начинают проявляться другие симптомы коронавируса, о которых мы уже знаем — температура, кашель, потеря вкуса и запаха.

— Много ли молодых людей заболевает сейчас?

— Много, а по отзывам коллег-педиатров, детей тоже много. Весной заболеваемость детей была гораздо ниже. Самое страшное, что молодежь недооценивает тяжесть и опасность этого заболевания, поэтому молодые люди безалаберно относятся и к собственной безопасности, и к безопасности окружающих.

Да, молодому организму, как правило, хватит сил, чтобы перенести болезнь в легкой форме, но немолодым родственникам и людям с хроническими заболеваниями вирус может стать приговором, поэтому еще раз — берегите близких, думайте о них, когда идете в людные места, едете в метро и вам хочется снять маску.

Проблемы в головах у людей: пренебрежение средствами индивидуальной защиты, социальной дистанцией. Где есть контроль — маска на лице, как только контроля нет — спрятал, сунул в карман. Мотивация при этом разная — от ограничения, как человеку кажется, его свободы, до того, что якобы в маске трудно дышать. А ведь маска реально защищает, помогает, потому что основной способ передачи коронавируса — это его распространение на аэрозоли, которую мы выдыхаем из легких и полости рта.

Маска значительно снижает расстояние, на которое эта аэрозоль распространяется. Соответственно, если человек в маске, если он соблюдает социальную дистанцию, то это позволяет снизить риск заражения. Это мировой опыт, к чему его отрицать. Обработка рук также очень важна, потому что аэрозоль оседает на поверхности, которые мы трогаем руками. Обработайте руки спиртосодержащим раствором, мойте руки чаще — вы обезопасите себя и близких.

— Александр, насколько сейчас изменилось ваше собственное мироощущение, мироощущение ваших коллег по сравнению с весной и первым месяцем лета? Такое впечатление, что все как-то рутинизировалось.

— Война рутиной быть не может, хотя кажется, что рутинизировалось все. Нет, это пороховая бочка, шаг в неизвестность для нас для всех. В любой момент на любом дежурстве мы можем заболеть. Что и со мной произошло не так давно. И самое страшное, что все время боишься принести заразу в дом, что могут заболеть близкие.

Ты выходишь на дежурство, видишь пациентов в тяжелом состоянии. А с дежурства едешь — перед тобой другой мир беззаботных людей. Иногда кажется, что люди не понимают, не хотят понять реальной опасности.

Если бы люди ответственно относились к себе и окружающим, то скольких трагедий удалось бы избежать. А у многих медиков очень сильное моральное истощение. Люди ломаются, уходят из профессии, совсем уходят из медицины.

— А вы вот лично почему не уходите?

— Потому что я хочу, чтобы к моим близким, к моим друзьям, если что-то случится, приехал бы профессиональный реаниматолог. Если я не выйду на дежурство, то к кому-то просто не приедет врач. Это меня пока удерживает в профессии.

P. S.: В Петербурге круглосуточно работают более 500 бригад скорой медицинской помощи, из них 174 — Центральной городской станции скорой помощи, с начала пандемии в Петербурге эти бригады совершили 25 тысяч выездов по поводу внебольничной пневмонии, коронавирусной инфекции и ОРВИ.

А в целом, если брать все бригады скорой в Петербурге, то с начала пандемии, то есть с начала ограничительных мер в городе — с конца марта нынешнего года и по сегодняшний день — в стационары города было доставлено около 65 тысяч пациентов с подозрением на коронавирусную инфекцию.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники


Лента новостей