Общество

Паллиатив в ковидную эпоху


версия для печати
Паллиатив — это помощь в конце жизни, то есть обезболивание, купирование тягостных симптомов, психологическая, духовная помощь, возможность человеку быть рядом со своими близкими до самых последних минут жизни. И пандемия коронавируса не отменила смертей от других болезней, не отменила, но поставила новые задачи перед системой паллиативной помощи, которая сложилась в Петербурге — городе, в котором три десятка лет назад был основан первый в России хоспис.
Паллиатив в ковидную эпоху Фото: Андрей Окунь

Паллиативная помощь в Петербурге осуществляется в девятнадцати учреждениях здравоохранения, там 700 коек: в девяти стационарах 246 коек для онкологических пациентов, находящихся в терминальной стадии, 228 коек в девяти стационарах для паллиативных пациентов без онкологии, в том числе и 26 детских коек в Детском хосписе, в ближайшее время будет еще восемь коек в Детской городской больнице № 22 в городе Колпино, еще есть 256 коек сестринского ухода в восьми городских взрослых стационарах. В Петербурге 13 выездных паллиативных патронажных служб, а районов — 18.

В июле, когда случаи заражения COVID-19 шли на спад и на самых высоких российских верхах рапортовали чуть ли не о победе над коронавирусом, петербургский социальный вице-губернатор Олег Эргашев сообщал, что в нашем городе «в период пандемии паллиативная медицинская помощь оказывалась петербуржцам в полном объеме».

Причем отмечалось, что акцент был смещен в сторону оказания помощи на дому, а всего с начала года паллиативную помощь получили свыше девяти тысяч петербуржцев в 46 городских медицинских учреждениях. Но нуждающихся в ней гораздо больше. По данным комитета по здравоохранению, в городе в паллиативной помощи нуждаются около 20 тысяч человек в год.

Екатерина Овсянникова, старший координатор фонда помощи хосписам «Вера» в Петербурге, руководитель паллиативной программы благотворительного фонда помощи онкологическим больным AdVita говорит, что в паллиативной помощи ежегодно нуждаются около 40 тысяч человек в Петербурге, у них примерно 680 тысяч родственников — то есть такому большому числу людей нужна самая разная помощь — от обезболивания до психологической поддержки.

С начала пандемии в Консультативную службу «Адвиты» обратилось 1200 семей. «Нельзя мерить качество помощи койками — у нас действительно достаточно паллиативных коек с точки зрения статистики и нормативных расчетов, но если говорить о качестве помощи, то бывает, что койки есть, а помощи нет, — говорит Екатерина Овсянникова. — Родные звонят и рассказывают, что бывает так — госпитализация в хоспис не привела к купированию боли и тягостных симптомов».

Да, в городе повысилось потребление опиоидных анальгетиков, но вот выписан пациенту морфин, но это не обезболило, так как большинство медиков все же не информированы о купировании болевого синдрома разных видов боли, в том числе специфической невропатической. А выездные патронажные службы в большинстве своем не выписывают рецепты на обезболивание, что называется, у постели больного. Надо все равно идти в поликлинику. Весной, когда поликлиники были невероятно перегружены, получение рецепта на обезболивание опиоидными анальгетиками затягивалось на два-три дня.

Эдуард Москалев, главный внештатный специалист по паллиативной помощи в Петербурге, главный врач Хосписа № 4, рассказал, что за девять месяцев было выписано 200 рецептов обезболивания на дому и этот процесс должен быть активнее, чтобы человека не госпитализировали лишний раз.

В разгар весенних ограничений были запрещены посещения родственников в хосписах и запрещен допуск туда волонтеров. Это было очень тяжело для всех. В Хосписе № 4 координатор волонтерской службы от Фонда помощи хосписам «Вера» Анастасия Жихаревич организовывала общение пациентов и родных с помощью гаджетов.

Было сложно и госпитализировать паллиативного пациента в хоспис, когда запретили плановые госпитализации. Всем, кто госпитализировался в хосписы, нужен был отрицательный тест на коронавирус. А весной и в начале лета, как мы помним, анализы уходили для проверки в Центральную лабораторию Роспотребнадзора, оттуда, если результат положительный, ответ приходил, но не через три дня, а если отрицательный — то и вовсе его было не дождаться на руки, его просто не выдавали.

В июле руководитель проекта ОНФ «Регион заботы» Нюта Федермессер побывала в Петербурге: представители проекта, Фонда помощи хосписам «Вера» и других НКО посещали красные зоны стационаров, в том числе психиатрических, социальные стационарные учреждения — это был мониторинг деятельности учреждений соцзащиты и здравоохранения города в разгар пандемии. Тогда Федермессер дала Петербургу достаточно жесткую характеристику:

Петербург при огромном количестве благотворительных инициатив — самый сложный город в стране, чтобы обеспечить достойное качество жизни и качество смерти людей.

Федермессер высоко оценила то, как работает с ковидными пациентами с психиатрическими диагнозами и ментальными нарушениями Психиатрическая больница имени Скворцова-Степанова, но обратила внимание на то, что в городе невозможно договориться со стационарами о работе волонтеров с теми пациентами красных зон, которым требуется не просто медицинская помощь, а индивидуальный уход. И до сих пор эта проблема так и не решена в целом — волонтеры благотворительной организации «Перспективы» нашли возможность договориться с Александровской больницей, чтобы ухаживать за подопечными, приступили к работе волонтеры во временном госпитале в Ленэкспо, вот и все.

С 20 июля в Петербурге разрешили родным ухаживать за тяжелыми больными не в красных зонах, а волонтерам — приходить в хосписы при соблюдении всех санитарно-эпидемиологических норм и при регулярном тестировании на коронавирус. Пандемия не закончилась. И паллиативной помощи необходимо продолжать свою работу в этих стрессовых условиях.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники


Лента новостей