Общество

Основная задача — быть другом


версия для печати
Пологий пандус ведет ко входу в трехэтажное здание. Я иду в Центр социальной реабилитации Невского района вместе с Алексеем — волонтером «Перспектив». Если я беру с собой фотоаппарат и диктофон, то он — хорошее настроение и готовность работать. Как работают волонтеры благотворительной организации «Перспективы», читайте в материале MR7.
Основная задача — быть другом Фото: Андрей Швед

Волонтер — не доктор, не психолог и не воспитатель. Его основная цель — быть рядом. Просто принимать человека, разделять его переживания и радости. И давать то, что он не получает от персонала — эмоции и заботу. Волонтеры «Перспектив» гуляют с ребятами, общаются, одевают их и помогают с кормлением.

— Волонтер не смотрит как педагог: «Ага, тут такой диагноз… Это нужно развивать…» Он смотрит как на человека с какими-то особенностями. Он как друг, — объясняет руководитель волонтерского проекта «Перспектив» Анна Тульская. — С кем-то из подопечных волонтер просто по-человечески находит общий язык. Они знакомятся, часто получается так, что люди совпадают по темпераменту и характеру. Бывает, что до прихода волонтера ребята в группе даже не знали о предпочтениях кого-то, о его способностях. Волонтер дает шанс на более насыщенную жизнь, и подопечный раскрывается с новой стороны.

Начало смены

Алексей стал волонтером две недели назад, чтобы провести свой Добровольный социальный год:

— Я пришел сюда на прошлой неделе и с тех пор приходить не переставал. На первых порах задания были простые — с кем-то посидеть, куда-то отвезти. А потом каждый день меня учили чему-то новому: как перекладывать подопечных, кормить их.

Центр Социальной реабилитации — это государственное учреждение, в котором заботятся о людях с инвалидностью. И пока Алексей готовится к рабочему дню, заведующая отделением Надежда показывает мне здание.

Центр вмещает в себя гончарную мастерскую, соляную пещеру, компьютерный класс, сенсорную комнату, тренажерный зал. Этажи центра тематические — на втором стены выкрашены в синий, там стоит аквариум, на третьем — в зеленый, и среди многочисленных растений располагается живой уголок с попугайчиками.

IMG_3411.jpg

Фото: Андрей Швед

Это не больница и не интернат. Подопечные приезжают сюда из семей на занятия, а в перерывах собирают пазлы, рисуют и общаются.

Надежда приводит меня к музыкальному классу.

— У многих ребят тяжелые нарушения, они мало что могут и, мне кажется, вообще живут в каком-то своем мире, но музыка их просто… затягивает. Они очень хорошо воспринимают мелодии.

Мы проходим мимо импровизированной кухни — там ребята учатся готовить. На языке врачей это называется социально-бытовой адаптацией. Простые действия, над которыми большинство даже не задумывается, людям с инвалидностью стоят огромных усилий. Кто-то не говорит и не ходит, но все равно учится готовить еду и мыть посуду.

После кухни идем в типографию.

— Здесь делают ручки, пакеты, значки, недавно мы книгу печатали, — рассказывает Надежда, — Ребята зарабатывают деньги. Правда, подопечные, с которыми работает Леша, заходят сюда редко. У него группа ребят с тяжелым множественным нарушением развития (ТМНР). Но они делают значки. Для этого нужно только одно действие — нажать на рычаг, но для ребят это настоящая работа.

После экскурсии мы возвращаемся в досуговую комнату, в которой Алексей рисует с ребятами.

IMG_3365.jpg

Фото: Андрей Швед

Алексей

Одна из задач волонтера — сопроводить подопечного на занятие. Молодых людей развозят по разным студиям, и так начинается рабочий день.

Алексей рисует цветочек. В это время к нему подходит один из ребят — Рома. Между ними завязывается разговор.

— Где КАМАЗ? — спрашивает Рома.

— Там КАМАЗ, — Алексей показывает в сторону окна.

— Не курим.

— Не курим, — соглашается Алексей.

— Где Нагиев?

— Благодаря Роме, Нагиева выучила вся группа, — волонтер обращается ко мне. — Рома просто фанат Нагиева.

— Не курит.

— Кто не курит?

— Нагиев не курит.

— Правильно, Нагиев не курит.

Рома берет меня за руку. Его ладонь теплая и мягкая. В это время Алексей рассказывает о своих подопечных:

IMG_3399.JPG

Фото: Андрей Швед

— Рома вообще очень общительный молодой человек. А есть еще один мальчик, Антон. Он достаточно крупный и почти не разговаривает, но любит покушать. А вчера как раз был день рождения. Он наелся торта и, как комета, носился по коридору и прятался под лестницу. Всего неделю работаю, а уже такие истории.

Когда Рому уводят на занятие, Алексей рассказывает, почему стал волонтером:

— Во время пандемии я работал разносчиком лекарств для пожилых людей. Потом захотелось чего-то схожего, связанного с социальным направлением. Стал искать и нашел «Перспективы». Стать волонтером нетрудно, у нас прошло два тренинга, и меня приняли в программу «Добровольный социальный год».

«Перспективы»

Благотворительная организация появилась в 1996 году, когда немецкая баронесса Маргарете фон дер Борх приехала в Россию. Она случайно оказалась в детском дома № 4 в Павловске для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития: они лежали в кроватках, смотрели в потолок. Персонала не хватало, чтобы выносить детей гулять, а детям не хватало живого общения и человеческого тепла. Многие дети не разговаривали, и с ними нужно было общаться невербально.

Первыми волонтерами стали немцы, которых Маргарете пригласила приехать по немецкой программе «Добровольный социальный год». С их приходом в детском доме снизилась смертность, и не только потому, что с приходом волонтеров за детьми стал лучше уход, а и потому, что дети ощутили тепло, у них появилась привязанность к людям.

Когда подопечным в Павловске исполняется 18 лет, их переводят во взрослый психоневрологический интернат — № 3 в Старом Петергофе. И волонтеры пошли вслед за своими подопечными.

Примерно в то же время «Перспективы» начали помогать еще и семьям, где живут дети и молодые люди с тяжелыми множественными нарушениями развития.

«Перспективы» работают в разных направлениях: ездят в семьи, помогают в трех центрах дневного пребывания. Сотрудники благотворительной организации работают в детском доме № 4, в семи психоневрологических интернатах, в которые перешли повзрослевшие дети. Также есть гостевой дом. Там можно оставить ребенка на срок от двух дней до месяца на круглосуточное пребывание. Еще одно направление — сопровождаемое проживание. В доме в деревне Раздолье — «Доме на воле» в Приозерском районе Ленинградской области живет семь человек с особенностями в развитии. Четверо из интерната, трое из семей. С ними тоже круглосуточно находятся сотрудники.

Каждый волонтер может выбрать то направление, которое ему ближе.

Центр дневного пребывания

Я еду в центр дневного пребывания. Здание XIX века выходит окнами на Неву. Здесь в четырех комнатах занимается 12 подопечных «Перспектив».

— Сегодня только трое ребят. Они не приезжают каждый день, ходят 2−3 раза в неделю, что позволяет помочь большему числу семей. Родители привозят их утром и забирают вечером. Есть автобус, но он один, и всех возить не может. Утром он привозит ребят с юга, а вечером едет на север. Это экономит одну поездку родителей, — говорит координатор центра Ольга.

Она, как и другие работники центра, тоже когда-то была волонтером. Ольга — двенадцать лет назад, ее коллеги Паша, Катя и Роня — каждый четыре года назад. После того, как закончился Добровольный социальный год, они продолжили работать в «Перспективах» и стали педагогами.

Пока мы беседуем с Ольгой о волонтерстве, Паша, Катя и Роня помогают подопечным одеться на прогулку.

— Одна из задач волонтеров — сопровождение в поездках. Между развозками они находятся в центре и делают похожую работу, что и педагоги, кроме проведения занятий.

Занятия в центре дневного пребывания направлены на социализацию, налаживание коммуникации и самообслуживание.

— Ребят надо научить одеваться, это долгий процесс, сложный для них, а многие родители торопятся, одевают детей сами. Мы даем возможность ребятам не спешить, помогаем. Еще ребята любят вместе готовить — салаты, шарлотки, несложные, но вкусные блюда. Это идеальное занятие — и социализация, и общение, и моторика развиваются, — говорит Ольга.

IMG_3430.JPG

Фото: Андрей Швед

Мы как раз сидим на кухне. Я обвожу взглядом помещение. На столе после завтрака остались тарелки с недоеденной овсяной кашей и кружки с пластмассовыми трубочками, чтобы было удобнее пить чай. Я ловлю себя на мысли, что не умею готовить шарлотку.

— Кроме того, важны индивидуальные занятия, — продолжает Ольга. — Например, Сереже нужно перекладывать предметы из руки в руку и задувать свечки. У него сложности с дыханием и речью. Ребята часто не самостоятельные и нуждаются в индивидуальном сопровождении.

Скоро похолодает, люди вернутся с дач, и подопечных будет больше, чем сотрудников.

2021 год — это юбилей «Перспектив», и это первый год, когда нет иностранных волонтеров из-за закрытых границ. В благотворительной организации нехватка людей. Обычно половина команды — это иностранцы. Сейчас есть кандидаты из Франции, Испании, Польши, которые хотят, но не могут приехать.

— Пока они не приедут, нам приходится справляться самим. Я ожидала, что будет больше желающих среди россиян. Ведь многие люди остались без работы из-за пандемии. А волонтерам выплачивается денежная компенсация расходов на питание и проезд, — вздыхает Ольга.

Недоступная среда

Я вместе с Пашей, Роней и Катей иду на прогулку в Михайловский сад. Катя и Паша катят инвалидные коляски, в которых сидят Сережа и Кирилл.

Гулять получается до октября, пока еще не похолодало.

Зимой в первой половине дня проходят занятия. Маша играет для подопечных на музыкальных инструментах, Надя читает с ребятами, и они обсуждает тексты. Те, кто не может принять участие в беседе, просто сидят рядом.

Иногда проходят мастер-классы. В последний раз ребята вместе с Пашей скручивали вощину в свечки.

Еще воспитанники центра смотрят кино и записи старых праздников.

— Ребята занимаются одни и те же. Подопечные редко уходят от нас и знают друг друга по многу лет, поэтому им приятно посмотреть на себя, вспомнить как праздновали прошлый новый год.

Мы с педагогами и подопечными идем по тротуару, пока не упираемся в разрытый асфальт. Коляски приходится спускать на проезжую часть. Это не единственное препятствие на нашем пути. Короткий маршрут до парка сейчас кажется настоящей одиссеей.

Коляска подрагивает на стыках плит. Ноги Сережи и Кирилла болтаются в такт коляске. Обувь на ногах кажется бесполезной и лишней.

— У нас для ходячих людей не все приспособлено, — иронично отвечает Паша на мой вопрос о доступности среды в Петербурге. — Центр города старый, тут вообще ничего не сделано для людей с ограничениями по здоровью. В этом плане иногда даже окраины приспособлены лучше. Но и там пандусы под острым углом стоят. Поэтому у нас на улице очень редко встретишь человека на коляске.

Прошло около получаса и мы добрались до Михайловского сада. На входе знак, что в парк нельзя на велосипедах.

— Зато на колясках можно, — Паша вкатывает Кирилла на аллею.

Паша, Катя и Роня

Всего в «Перспективах» работает около 120 человек. И основную движущую силу составляют именно волонтеры.

— Они приходят со свежим взглядом и могут привнести новые идеи, — рассказывает мне Роня.

Роня — немка, по образованию — социальный педагог. Она могла работать в Германии, но по ее словам, ей хотелось посмотреть другую страну, поэтому она волонтерила два года подряд, а потом осталась работать педагогом.

Похожая судьба и у Паши с Катей. Однажды они пришли в «Перспективы» как волонтеры, а после остались и продолжили работать.

— У меня был поиск себя, я искал, чем хочу заниматься. Приехал из другого города. Волонтерство не противно, как противны бывают некоторые работы. Я не просто зарабатывал деньги. Очень многое, что делается в мире — бесполезно. Кому нужны эти микрофинансовые организации? Зачем столько алкомаркетов? Есть много тупой работы. И у меня была тупая работа. Я работал в отеле, и что работал, что не работал — разницы никакой. А здесь твоя личность меняется. И меняется в лучшую сторону, — рассказывает Паша.

Он вытирает слюни с куртки подопечного, когда я прошу их повернуться для общей фотографии. Роня прекращает бороться с Кириллом в армрестлинге, Катя разворачивает Сережу.

IMG_3493.jpg

Фото: Андрей Швед

Когда фотографии сделаны, я начинаю прощаться. Жму руку Кириллу и Сереже. Первый улыбается, второй смущается. Кажется, ребята мне рады, как рады любому. Не важно — работаешь ли ты четыре года, как Паша, или только начинаешь волонтерить, как Алексей. Для тех, кто всю жизнь проводит в интернатах и социальных центрах, любой новый человек в жизни — уже радость.

29 и 30 сентября «Перспективы» проведут дополнительный набор волонтеров на Добровольный социальный год. Помочь благотворительной организации и вступить в волонтерскую программу можно здесь:

Регистрация на семинар — Добровольный социальный год. Отборочный семинар (timepad.ru)

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники


Лента новостей