Город

Депутат — наливай-ка


версия для печати
Предприниматели в сфере общественного питания написали открытое письмо губернатору Петербурга Александру Беглову, депутатам и общественности по поводу закона, принятого по инициативе депутата из «Единой России» Дениса Четырбока. Исполнение этого закона, по мнению бизнеса, приведет к тому, что большая часть кафе и ресторанов в Петербурге вынуждена будет закрыться. Бизнес возмущен: вместо поддержки после карантина и трех месяцев простоя, тех из них, кто выжил, хотят добить новыми ограничениями.
Депутат — наливай-ка Фото: пресс-служба законодательного собрания Санкт-Петербурга

Речь идет об инициативе депутата законодательного собрания Петербурга Дениса Четырбока. Смысл законопроекта в том, чтобы запретить общепитам в жилых домах, площадь торгового зала которых меньше 50 кв. метров, продавать алкоголь.

Этим возмутились владельцы баров и небольших ресторанов с авторской кухней, попадающих под действие закона, — они не считают себя «наливайками», но без продажи алкоголя выжить не смогут. Потому что даже в небольшом ресторане продажа алкоголя составляет половину выручки. В барах — больше 95%.

15 июля 2020 года документ будет рассматривать в третьем чтении парламент Петербурга. Письмо предпринимателей адресовано в том числе и к депутатам с просьбой его доработать с учетом мнения бизнеса.

Елизавета Извозчикова, совладелица кафе «Бейрут»: «Для предпринимателей это шок, потому что это исправление противоречит ранее выданным лицензиям и всему порядку лицензирования, который существовал лет 25. Получается, что человек инвестирует крупные суммы, хотя и пишут, что небольшие бары можно сделать за 500 тысяч рублей, это неправда, а его смахивают как крошку со стола».

Денис Четырбок, автор инициативы, объясняет ее появление огромным количеством жалоб от жителей: «В связи с многочисленными жалобами жильцов многоквартирных домов, которые страдают от работы рюмочных и наливаек в их домах. Жалоб много. По Кировскому району я даже адреса могу назвать: Ветеранов, 5, Ветеранов, 51, Зины Портновой, 17, таких адресов очень много. Суть в чем — в небольших помещениях открываются как бы заведения общепита, но по факту это просто рюмочные, где продают достаточно дешевый и не всегда качественный алкоголь и где не организованы посадочные места в соответствии с санитарными нормами и требованиями Роспотребнадзора».

Напомним, что в мае 2020 года вступил в силу федеральный закон о запрете на размещение подобных рюмочных в жилых домах — согласно закону, если площадь зала обслуживания клиентов менее 20 кв. м, они не могут торговать внутри спиртным. Региональные власти вправе ужесточить эти параметры.

В Петербурге этим занялся юный депутат Денис Четырбок.

По разным оценкам участников рынка, если закон вступит в силу, закроются от нескольких сотен до нескольких тысяч небольших баров и пивных как в центре, так и в спальных районах Петербурга. Учитывая, что рынок уже пострадал от коронавирусных ограничений, этот удар в виде закона может стать последним для многих заведений.

«Не успев выйти из карантина, мы, владельцы и директора авторских кафе и баров маленькой площади, узнали из новостей о том, что вместо мер поддержки малого бизнеса и нашей отрасли в том числе законодательное собрание Санкт-Петербурга приняло во втором чтении поправку к закону об обороте алкогольной продукции, увеличивающую необходимую площадь торгового зала до 50 м, — говорит Елизавета Извозчикова.

— Мы возмущены таким отношением к нам, как налогоплательщикам (вклад только микропредприятий сферы общественного питания напрямую в бюджет города составляет, по разным оценкам, 12−15 процентов этого бюджета, и в условиях экономической катастрофы и дефицита бюджета, который возникнет в самом ближайшем будущем, мы не считаем, что этот вклад ничтожно мал), мы возмущены тем, что доработка закона происходила без участия экспертов и представителей отрасли".

Письмо губернатору Петербурга Александру Беглову и спикеру местного парламента Вячеславу Макарову подписали 77 владельцев баров и ресторанов Петербурга. Они заявляют, что от изменения закона пострадают в первую очередь те заведения, которые являются лицом барной и ресторанной индустрии города.

Авторы письма посчитали, что в среднем доходы в бюджет города от уплаты налогов с их отрасли составляют более 299 миллионов рублей, в федеральный бюджет — еще 191 миллион рублей, а в случае закрытия баров работу могут потерять свыше 6000 жителей города.

В письме перечислены около 100 заведений в разных районах города, которые могут закрыться, если закон вступит в силу. Среди них: «Хачапури и вино, кафе «Бейрут» в Центральном районе, бар Docher в Калининском районе, Shrimp bar в Выборгском районе, паста бар Mango в Петроградском районе, ресторан «Тесто» в Адмиралтейском. Это небольшие, но очень уютные бары и кафе, исчезновение которых для многих местных жителей, и туристов станет ощутимым.

По словам Лизы Извозчиковой в ее кафе продажи алкоголя составляют 60−70% от общей выручки, в баре — 98%: «Почему алкоголь составляет 60−70 процентов оборота кафе, и что будет, если его убрать из кафе. Он составляет такую большую часть не потому, что люди очень много пьют, а потому что эти авторские маленькие заведения, о которых идёт речь, относятся к верхнему и среднему ценовому сегменту. Мы продаем количественно не так много, но поскольку наша задача предложить уникальное впечатление мы продаем в основном дорогое спиртное. Если же нас заменят магазины, то потребление сместится в нижний ценовой сегмент, и количественно увеличится. То есть деградирует. Поэтому это плохо».

Предприниматели предлагают городу бороться не с ними, а с ночными магазинами, торгующими из-под полы алкоголем.

«Насколько я слышал целью принятия такого закона, помимо заботы об общественном здоровье и неалкоголизации населения, является борьба с «наливайками», — говорит Константин Лялин, учредитель крафтовой пивоварни AF Brew. — Есть цель. Дальше есть с точка зрения авторов законопроекта, что если у тебя торговый зал меньше 50 метров, значит ты наливайка.

Делаем вывод, алкоголизация идет от продажи алкоголя в торговом зале меньше чем 50 метров, а все что продают в розницу не посредством общепита — не ведет к алкоголизации. Дальше удивительная вещь — новелла получается петербургского законодательства.

В петербургском и российском законодательстве есть действующая норма, исполнение которой приводит в ужас. Что я имею в виду: что после 22:00 продавать алкоголь в розничных магазинах нельзя. Я считаю, что нарушение этой нормы приводит к большей алкоголизации населения. Почему? Потому что розничные цены ниже, потому что велик соблазн пойти не в бар, а затариться каким-то не очень качественным и массовым алкоголем с большим градусом, у тех представителей розничной торговли, которые пренебрегают этой нормой. Когда в Алые паруса я зашел в магазин «24 часа», я увидел очередь из школьников с пивом в руках. Я задался вопросом:

Почему нельзя сначала хотя бы на уровне исполнительных органов власти отработать, чтобы те законы, которые уже приняты и на которые все закрывают глаза, работали. Я могу на спор в течение часа в 23:00 в любом районе купить алкоголь в розничном магазине".

«Без сомнения, маленькое кафе с ухоженной примыкающей территорией и внимательным персоналом препятствует уличной преступности и делает улицы более спокойными, освещенными и безопасными, — говорит Елизавета Извозчикова. — Мы опасаемся, что их закрытие приведет к деградации культуры потребления алкогольных напитков, росту уличной преступности, вызовет рост домашнего насилия, навредит здоровью граждан, уничтожит выстроенную в последние годы систему контроля оборота алкогольной продукции и отбросит нас в далекие девяностые».

Депутат Закса, которому также было адресовано письмо рестораторов считает, что в третьем чтении законопроект принимать рано — необходимо обсудить его еще раз, с привлечением как жителей, так и предпринимателей.

«Я с одной стороны обеими руками за нормальный бизнес, с другой стороны мне регулярно поступают жалобы от граждан, и в том числе на тех адресах, которые там (в письме, — прим ред) указаны. Что именно ночные бары и их посетители причиняют людям много разных неудобств. Давайте создавать любую рабочую группу, туда приглашать в том числе и жителей этих ресторанных улиц, и вместе с ними думать, как найти форму мирного сосуществования, — ищет компромисс депутат-яблочник Борис Вишневский. — Закрытие, условно, таких кафе как «Бейрут», а это бывший «Эльф» — для меня знаковое место времен еще моей молодости — не совсем правильно.

Как раз «Бейрут» никаких неудобств жителям не доставляет. Но при всем уважении к авторам письма, должен сказать, отнюдь не все посетители ночных баров тихо там сидят, к сожалению, они выходят на улицы, особенно в теплое время и поют песни, создавая не самые комфортные условия для жителей. Ограничение в виде 50 кв метров под торговый зал — оно видимо слишком жесткое. Видимо вопрос надо решать не ограничением площади, а правилами мирного существования и тем режимом работы, который будет приемлем для граждан. До третьего чтения, я готов обратиться к председателю ЗакСа с просьбой это третье чтение отложить и провести дополнительную консультацию".

Рестораторы готовы войти в рабочую группу и доработать обсуждаемый закон в поисках компромиссного решения.

Николай Конашенок, владелец придомового заведения «Бар 76» считает норму в 50 метров непродуманной и объясняет, почему: «Если опираться на федеральную норму, которая предполагает минимальный зал обслуживания, то легко себе представить ресторан, в котором зал обслуживания составляет 35−45 метров. Это где-то 16−20 посадочных мест в формате ресторана. У ресторана при этом будет кухня сопоставимого размера, то есть общая площадь заведения — около 100 квадратов. Если бар, люди не едят, то подсобные помещения меньше, а зал больше и посадка гуще — наценка на алкоголь ниже, чем на кухню, счёт короче, нужно продавать чаще и большему количеству народа. Предыдущая норма действовала 25 лет и позволяла открыть бар в помещении общей площадью складских и торговых не менее 50 кв. м. Почему по прихоти депутата Четырбока, которому 25 лет назад было 7 лет от роду, все это должно было бы закрыться?».

Конашенок предлагает другие критерии отсечения маргинальных заведений: «В первую очередь, мне кажется, имело бы смысл требовать наличия уборных для посетителей в магазинах разливного пива, в магазинах крепкого алкоголя, которым удалось сохранить круглосуточную барную лицензию — они все работают без туалетов.

Если мы говорим об ограничении пьянства, уместно требовать, чтобы к спиртному в заведении предлагалась закуска, лучше горячая.

То есть это вопрос не только торгового зала, но и производственных мощностей. Однако, в конечном счёте, главный рассадник тяжёлого асоциального пьянства — это магазины, которые нелегально продают алкоголь по ночам. Есть барные кластеры типа Думской, Рубинштейна, Некрасова, которые привлекают туристов и жителей из других районов, конечно, у соседей есть с ними проблемы, как в любом большом городе. Но свои пьяные углы у нас есть практически в каждом квартале, вне зависимости от развитости ресторанной инфраструктуры и пресловутой площади залов обслуживания"

Денис Четырбок готов обсуждать конкретные случаи, но ни от кого из предпринимателей индивидуального обращения не получил: «Я получал от предпринимателей коллективные обращение и в тоже самое время получал и обращения жителей улицы Рубинштейна — по 50 — 80 заявителей от одного дома только обращались с просьбой ввести такой запрет. Когда стали разбираться, я говорю, давайте вести разговор предметно: какие кафе и рестораны закроются на этой улице? И мне такую информацию никто не предоставил, ситуация затихла. Тут надо предметно разбираться. Я готов сам с коллегами выехать на место: посмотреть, обмерить, увидеть условия, в которых работают люди. Я вас уверяю — по больше части эти заведения в принципе не должны работать в виду нарушения санитарных норм».

В третьем чтении, которое пройдет 15 июля, по словам Дениса Четырбока будет предложена поправка о том, чтобы срок вступления в силу этого запрета сделать переходным: «8 июля мы будем предлагать поправку о том, чтобы запрет вступил в силу с 1 января 2021 года с тем, чтобы у предпринимателей было полгода, чтобы оценить: могут ли они взять какие-то дополнительные площади, или сократить количество посадочных мест, оборудовать санузел по всем стандартам и зал обслуживания, или поймут, что не вписываются в новую концепцию и вместо бара, откроют какой-то гастрономический ресторан или магазин».

Елизавета Извозчикова расстроена в первую очередь даже не тем, что появился такой законопроект, а тем, что он появился сейчас — в самое тяжелое для сферы общепита время: «В одном нашем баре торговый зал по документам 52 метра. Если законопроект примут мы сделаем в подсобке открытый склад.

Но дело не в этом, я больше переживаю из-за того, что в принципе, вместо того, чтобы поддержать бизнес, который платит немаленькие деньги, втихую принимается закон, который никто не обсуждал. Вот это обидно.

На сайте ЗакСа выложены результаты общественных слушаний. И среди тех, кто в них участвовал, например — клуб единоборств «Сталинград». Мы все удивились. Единственные, кто выступили против — это ассоциация производителей пива. А наш бизнес-омбудсмен воздержался. Я думаю, что для того, чтобы достигнуть той цели, которой они хотят достичь, закон нужно доработать. Иначе на наше место могут прийти те самые магазины 24 часа".

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники


Лента новостей