Город

«Нам заплатили не за риск, а за часы и минуты»


версия для печати
Врачи и медсестры первого офиса поликлиники 106 Красносельского района Петербурга выплаты за работу с коронавирусной инфекцией получили, но не по факту работы — им скрупулезно высчитали часы и дни, поэтому суммы у всех в итоге оказались разные — от нескольких тысяч до 39 тысяч рублей.
«Нам заплатили не за риск, а за часы и минуты»

Название: 106 поликлиника Галина Артёменко.mp3:

Аудио: Галина Артёменко

Руководство медикам ничего не объясняет — просто помимо зарплаты пришло всем на телефоны сообщение о начислении сумм и у всех они разные.

С корреспондентом МР7 поговорила одна из докторов, попросила изменить имя. Назовем терапевта Анной Николаевной.

— Когда вся эта история началась, мы ходили к тем, кто вернулся из-за границы, наблюдали за контактными пациентами, потом уже начали отправлять заболевших в больницы.

Какие СИЗы, о чем вы? Поначалу это было как в цирке — нам выдали широкие бинты, каждому по бинту. И сказали — шейте сами маски.

Дали еще по одному утюгу на офис и чтобы каждый принес по куску хозяйственного мыла. Вы же понимаете нашу реакцию на это. Никто ничего не сшил, доставали сами, кто где мог — одноразовые маски. Ходили в них на прием, на вызовы. Потом нам, правда, выдали щитки такие как у сталеваров, как раз неделю назад.

Про деньги — на что мы рассчитывали? Сначала вообще ни на что не рассчитывали, решили, что будут получать только те, кто работает на скорой или в больницах непосредственно с пациентами с COVID-19. Но потом оказалось, что и нам положено. А почему нет? Мы же первые с пациентами встречаемся, на вызовы ходим, выявляем пневмонии, берем мазочки, смотрим, с чем эта пневмония может быть связана.

Если бы часы и минуты не высчитывали, то суммы были бы у всех одинаковыми — за риск, а не за часы и минуты.

У нас в офисе заболели медики, конечно. Старшая медсестра уже выписалась, а двое еще на больничном, ответа на анализы ждут. Вызовов сейчас много.

И у нас еще ограничивают забор мазков, вообще говорят — не берите, только у тех, у кого пневмония и высокая температура, а остальным не надо.

Но как не надо! Вот прихожу я к человеку, у него ОРВИ, он напуган: «А мазочек возьмут?». Что я должна ответить пациенту? Что у нас заканчиваются реактивы? Вообще нам так и говорят, что реактивы заканчиваются и поэтому надо забор мазков ограничивать. А люди же телевизор смотрят, а там говорят про охват тестированием да еще и на антитела сдавать приглашают. А у нас при этом мазки ограничивают. Люди не понимают.

Сейчас на участок идем так — одежда обычная, маска, перчатки. Берешь с собой эту масочку, идешь по улице, а перед тем, как зайти в квартиру, масочку надеваешь, а потом опять в руках или в сумке. До следующего адреса.

Посещаем в день от трех до двенадцати квартир по вызовам. Много вызовов очень.

После приема идешь. В одно семье у нас умер дедушка от пневмонии, болеет дочка, у нее ОРВИ поставили, у внука, которому всего-то 23 года — пневмония с ковидом, еще одна внучка контактная.

Целыми семьями болеют. Много кто лежит по домам, да и больницы переполнены, люди как-то боятся туда.

Если состояние позволяет, стараются остаться дома. Пишут отказы от госпитализации, боятся. Мы ничего особенного из лечения не назначаем, лечим, как обычное ОРВИ. Что прописывать-то? Симптоматическое. Если пневмония — то антибиотики. Если совсем уже плохо, то едут в больницу, конечно.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей