Город

Петербург, тихо болеющий дома


версия для печати
Несколько моих знакомых болеют коронавирусом. И молчат. Потому что об этом как-то не скажешь громко — все будут шарахаться от тебя, как от прокаженного. Скорую нужно ждать пару суток, так как бригад не хватает.
Петербург, тихо болеющий дома

Заболевшая семья попадает в вакуум. В то время, как им нужна поддержка общества, и, в первую очередь, врачей. Но система и тут дала сбой. Врачи поликлиник действуют по своему усмотрению, хотя и имеют четкие инструкции. Корреспондент MR7 собрала несколько историй людей, тихо болеющих дома.

Название: Тихо болеющий Петербург:

Аудио: Анастасия Гавриэлова: Петербург тихо более дома

Случай № 1 — заболела вся семья: ни КТ, ни тестов

В семье Карины И. (имя изменено по просьбе героя) болеют COVID-19 разу три поколения. Началось все с мамы, которая вынуждена была работать весь период «недокарантина».

За неделю до болезни она призналась, что на овощебазе «все болеют».

Активная в обычной жизни женщина переносила болезнь тяжело — неделя с высокой температурой, сильнейшей слабостью и одышкой. Потом заболел и глава семейства — ему 60 лет и больное сердце.

Следом — дочь, зять, внуки, они перенесли вирус легче всех — высокая температура держалась 1−2 дня. Дедушка до последнего сопротивлялся, но после недели высокой температуры, он согласился вызвать скорую.

Скорая не приехала в первый день, не приехала во второй день — из-за перегруза. На третий день их поставили в очередь. Они ждали бригаду — с 16 часов вечера до 7 утра следующего дня. Дедушка к тому времени был уже серого цвета и с трудом дышал.

Ему «повезло» — отвезли в недавно открывшуюся для ковидных 122-ю клинику — поместили в двухместную палату, дали кислород, поставили капельницу, положили на живот. Диагноз — двустороннее воспаление легких. Врачи обеспечили уход и лекарства и теперь ждут, когда спадет температура.

В это время остальная семья борется с недугом дома. Ослабленные, лишенные работы, они переживают за папу и стремительно падают духом.

Все это время семья пыталась сдать анализ на COVID-19. При высокой температуре это не делает ни одна коммерческая лаборатория. Врач поликлиники отказалась выезжать на дом, предложив прийти к назначенному времени в спецбокс.

«Как я приду с температурой?» — «Наденьте маску, перчатки и приходите».

В боксе одетая в СИЗ уставшая медицинская сестра послушала легкие, что-то услышала в левом — «но это не страшно». На КТ не отправила. С трудом согласилась взять мазок на коронавирус — пришлось уговаривать. Со словами: «Если положительный — к вам придут», — отпустила домой.

Никто так и не пришел, и не позвонил, хотя впоследствии дедушку госпитализировали из квартиры, в которой находились другие члены семьи.

КТ в поликлинике не делают. В частных клиниках Петербурга тоже отказывают. Пришлось ехать во Всеволожск — вышло по 3,5 тысячи рублей на каждого.

Случай № 2 — Шашлычники

Ирина К. (имя изменено по просьбе героя) несколько недель честно сидела дома, но на майские приняла приглашение друзей съездить на природу — там свежий воздух, шашлыки:

«Была бы возможность спокойно шастать по паркам, скверам, лесам, такого „голода“ по свободе и природе не было бы, наверное. Но столько времени гулять только до магазина — это сводит с ума».

Ирина заразилась от друга, в машине которого поехала на шашлыки: «Кто же знал, что он после этого шашлыка свалится с высокой температурой и загремит в больницу».

После шашлыков, через четыре дня Ирину накрыло. «Состояние, как будто я вчера марафон пробежала, а потом меня побили. Сил нет, все тело болит и температура 37,2».

Потом было затишье — Ирина решила, что обошлось, но нет — через три дня снова температура и боль во всем теле и голове. «К середине дня температура поползла вверх, самочувствие — вниз, сознание стало путаным. Десятые сутки были самыми крутыми: днем 39+, голова не соображает, все болит, сознание замутнено, если наклониться, а потом встать, если все-таки встать, то еще минуту в глазах темно. И вообще любое движение вызывает затемнение. А вот ночью было очень страшно, я даже брата попросила звук на телефоне не выключать». Утром было 39,8.

Ира вызвала врача из поликлиники. «Он пришел, послушал, сказал, что лёгкие чистые, выписал антибиотик, „потому что температура“, аскорбинку и капли от кашля (кашля-то и не было)».

Врач ушла со словами «я отзвонюсь» и пропала.

Через несколько дней врач позвонила сообщить, что чтобы взять мазок на COVID, необходимо подтверждение из больницы, где лежит парень, от которого предположительно заразилась Ирина. Но подтверждения не получили, а потому могут лечить ее только от ОРВИ.

«Врач спросил, как я себя чувствую, и мы сошлись, что оно и к лучшему, что я осталась без их внимания».

На вопрос, почему, Ирина отвечает: «Ну вот ты такой вписался в ковидные больные. А дальше что? В магаз ходить нельзя. С родными жить нельзя. В больницу звонить нельзя, могут упечь в Ленэкспо. Лечиться ничем нельзя. Потому что нечем, на арбидол денег нет. А что можно, чтобы не умереть и не быть оштрафованным? Я, взрослый человек, не понимаю. А что говорить про пожилых?»

Ирине не давали памятку о том, что ей нельзя выходить на улицу, потому что официально у нее не подтвержден Ковид. Из Роспотребнадзора ей никто не звонил. Хорошо, у нее есть брат, который может принести продукты и помочь в случае экстренной ситуации.

Случай № 3 — Муж в больнице, а теста нет
У Оли М. муж в больнице с подтвержденным диагнозом COVID-19. До госпитализации они все время были в близком контакте. После того, как его отвезли в больницу, она сама позвонила на горячую линию Роспотребнадзора. Там сказали вызвать врача на дом, сказать, что контактные, чтобы ей сделали бесплатный тест. Оля позвонила — симптомов у нее нет. Поэтому никто к ней не едет.

Как должно быть

Согласно официальным документам, все должно быть иначе. Алгоритм амбулаторного ведения пациента с подозрением на COVID-19 прописан в распоряжении Комитета по здравоохранению.

Вторым пунктом приложения (Приложение № 1 к распоряжению от 8 апреля № 200-р) стоит: «Каждый вызов на амбулаторный случай ОРВИ следует рассматривать как возможный COVID-19». А третьим — что при себе врач должен иметь набор для забора материала из носовых ходов и носоглотки, не говоря уже о пульсоксиметре.

При ведении пациента амбулаторно, врач должен звонить ему ежедневно по телефону или видеосвязи, фиксировать температуру, общее состояние, наличие одышки. Врач должен узнавать о наличии других случаев заболевания среди проживающих с пациентом родственников, взять повторный анализ на 10-й день заболевания и так далее.

Участковый врач одной из поликлиник Петербурга (на условиях анонимности) сообщил MR7, что не во всех поликлиниках врачи соблюдают алгоритм вплоть до запятой. «Это человеческий фактор. В каких-то случаях врач приходит и берет мазок, в каких-то — нет. Бывает, что два раза приходит, а в третий — нет. Врачи тоже боятся, боятся прийти лишний раз, боятся заболеть. Стопроцентной защищенности нет. У нас в поликлинике руководство требует соблюдения всех рекомендаций».

Ни в одном из приведенных выше случаев врачи не дали болеющим или контактным людям ознакомиться с «Памяткой пациенту» — это приложение № 4 к упомянутому распоряжению Комздрава, в которой говорится о соблюдении режима самоизоляции.

«Только при двух отрицательных тестах и по окончании 14 дней после начала заболевания вы сможете прекратить режим самоизоляции и приступить к работе, если необходимо», — говорится в памятке на двух листах. В реальности родственники болеющих ходят на работу до тех пор, пока у них самих не проявится болезнь, а потом вынуждены сами ходить за лекарствами и продуктами.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей