Город

«Как меня вылечили от Covid-19»


версия для печати
Две недели разные врачи уверяли Светлану, что ей кажется, что она заболела, а потом на снимке увидели двустороннее воспаление легких.
«Как меня вылечили от Covid-19» Фото: Анастасия Гавриэлова

53-летняя Светлана живет в квартале СУН-16 на Дальневосточном проспекте с сыном-инвалидом. 27 апреля ее выписали из 40-й больницы в Сестрорецке, где почти две недели её лечили от Covid-19. На момент госпитализации у нее были поражены 20% легких. Сын тоже заразился — его лечили в 5-й больнице. Сейчас оба находятся дома на 14-дневной изоляции — после трех отрицательных тестов. Соседи помогают: гуляют с собакой, приносят продукты из магазина и лекарства из аптеки. Светлана рассказала, как она почувствовала, что заболела, как ее лечили и как отработали врачи.

vipiska.jpg

Первые симптомы — нехватка воздуха

«Я почувствовала какое-то странное ни с чем несравнимое недомогание. Потом, это было как раз с 5 на 6 апреля, ночью мне приснился сон, что я, как таракан, упала в банку с мукой, мука забила рот, нос и мне нечем дышать.

Я пытаюсь выползти изо всех сил, делаю рывок и просыпаюсь. Видимо, у меня была нехватка воздуха или задержка дыхания. Панический страх, я понимаю, что внутри что-то не то. Потом чувствую, что я вся горю.

Меряю температуру — 38,4. До этого не было ни насморка, ни одышки, ни температуры. Принимаю парацетамол, жду, когда спадет температура, уляжется страх и засыпаю под утро. Просыпаюсь — 36,6.

Когда проснулась, вызвала врача — у нас как раз открыли семейный центр на Дальневосточном, 6. Врача ждала весь день — она пришла без пяти восемь вечера. К этому времени и сын уже начал жаловаться, что у него симптомы, как у меня.

Ему 17 лет и у него сахарный диабет с трёх лет. Он в группе риска.

Врач надела уже дома маску и бахилы, «хи-хи», «ха-ха», послушала меня и его, заглянула в рот… сказала, что у сына небольшой фарингит, но у обоих легкие чистые — все прекрасно и ничего страшного нет: «Это у вас психосоматика, вы сами себе накручиваете. Посидите 14 дней дома — потом посмотрим».

«Вы накручиваете» и положительные тесты

Через дня два я проснулась ночью от того, что у меня запредельная боль за лопаткой — кольнуло так, что рука повисла, не вздохнуть. Я позвала сына, попросила намазать лопатку найзом — может надуло. Все время внутри как будто жар, во рту — сухость. Он мне помазал — стало полегче. Рука начала двигаться. Но боль под лопаткой так и осталась.

Я запаниковала, позвонила старшему сыну, говорю: «У меня ощущение, что ковид». Он вызвал платных врачей. Сам он на работе — их не отпускают, чтобы они оставались в полной изоляции.

На следующий же день приехала бригада — взяли мазки, осмотрели, послушали. Все в защитной одежде. Платный врач тоже сказал «наверное, психосоматика», потому что температура у нас нормальная. И они уехали.

У меня ответ по электронке пришел 11 апреля, у сына — 14. Результаты положительные, оказалось, что мы заражены. В письмах написано, что результаты отправят в Роспотребнадзор. Ну, мы сидим дома и ждем, что к нам кто-то придет, никуда не выходим.

Но… полная тишина. А сидим мы уже с 3 апреля — невестка привозила нам продукты и вешала на ручку двери, таблетки оставляла, — сама в перчатках и маске, все спиртом обрабатывала — как положено. Так мы сидели и ждали, когда что-нибудь произойдет.

В ночь на 14 апреля я снова проснулась ночью от ощущения, что у меня внутри в легких что-то лопнуло и жжение пошло. Я попросила сына вызвать снова платного врача. Прислали невролога он снова сказал, что я накручиваю, что, видимо, застужена мышцы на плече, сделал все, что мог, оставил таблетки, налепил пластырь согревающий и уехал.

А с 15 на 16 апреля меня будит сын и говорит, что, когда пошел в ванну мыться почувствовал, что ему тяжело дышать. Мы подумали и решили: давай скорую вызовем?! Если что — пусть нас забирают. Вызвали обычную скорую Они приехали, тут же сделали ЭКГ, врач старой закалки — сначала Никиту послушала, потом стала меня слушать, и знаете, как раньше, пальцы прикладывает и постукивает. И говорит: «Ну с мальчиком под вопросом, а у вас, мамочка, двусторонняя пневмония. Кислород у нас тоже оказался пониженный.

«У вас, мамочка, двустороннее воспаление легких»

Они вызвали еще одну скорую — для меня. Очень долго договаривались, прямо на улице меня пересадили, подъехали вплотную — я перепрыгнула из двери в дверь. Они молодцы, ничего не могу сказать. В полной амуниции, прыгали из машины в машину, телефоны в кабине лежат стерильные, каждый раз руки обрабатывают, доброта душевная. Если б знала, что за смена — просто в ноги упасть. Меня увезли в 40-ю больницу в Сестрорецке, ребенка — в пятую.

Оказалось, что 40-я только открылась. Я была там 17-й. Положили на кушетку, привезли всякую технику, подключили, тут же кровь берут, мазки изо рта и носа. Человек 8 надо мной клубятся. И все по-доброму так. И все в скафандрах — как будто ты в космос попал. И буквально минут за 15 все делают — вопросы задают, тут же записывают. ЭКГ сделали, все измерили тут же, потом сажают в кресло и повезли на 2-й этаж — мимо реанимации — в реанимации тогда еще мало народу было. Мне повезло, что они только открылись.

В палате нас трое было. Привезли, дали кислород, трубочки дышать, поставили капельницу — кровь чистить и потом еще глюкозу, чтобы кровь подпитать. Потому что эта болезнь такая, что теряется эластичность сосудов. И чтобы проходимость была лучше их надо подпитывать. У них своя лаборатория — на ковид. Сегодня взяли мазок, завтра уже результат.

Где-то в 3−4 часа дня меня повезли на КТ, на следующий день пришли врачи — сказали, что у меня пневмония, поражены 20% обеих нижних долей легких. Что у меня все в пределах нормы, будем наблюдаться и смотреть. Отношение шикарное, доброжелательное. Все врачи — молодые, добровольцы, по своей воле там.

Санитары и медсестры в основном иногородние, Но! Я никогда не видела, чтобы так профессионально брали кровь. При том, что они надевают по три слоя перчаток и смотрят на тебя через щелочки в запотевших очках. Они через трое перчаток находят вену! А ведь это заболевание очень хитрое — вены становятся истощенными и все время уходят куда-то.

У нас в палате лежала женщина — донор крови 40 лет. Говорит, у меня в вену редко кто с первого раза попадает. А у меня вообще вен не видно с рождения. И они все равно находили их.

И очень хорошее отношение к пациентам — даже от тех, кто разносил еду. Они ведь по 6 часов не едят, не пьют, даже в туалет не ходят — потому что нельзя снимать защитный костюм.

Бегают из палаты в палату, а люди везде разные и тяжесть заболевания разная, у нас была очень скандальная женщина в палате, выносила мозг врачам, медсестрам, всех доводила. Но все равно они сохраняли спокойствие и самообладание. Я не видела ни разу, чтобы кто-то на нее прикрикнул или нахамил — все улыбались глазами.

Еще нас сначала бесило, что каждый врач приходит и спрашивает одно и тоже: расскажите поподробнее, что с вами, какие были ощущения, то се. Мы сначала бесились — зачем одно и тоже каждый раз говорить, а потом поняли: меняется смена, приходит новый врач, он со старым не пересекается, потому что есть шлюзы, есть чистая и грязная зоны, и они не успевают обменяться информацией.

А при этом каждый врач хочет докопаться до истины, чтобы быстрее и качественнее нас вылечить, вывести нас из этого состояния. Когда мы это поняли, стали вспоминать детали, рассказывать. Для врачей это ценно. За это им благодарность.

Врачи объяснили, что когда я почувствовала, что то-то лопнуло — это, скорее всего, альвеола из-за повышенной температуры лопнула и растеклась.

В больнице у Никиты было иначе. Его положили в палату и на второй день принесли глицин. Я звонила сама туда и умоляла, чтобы его отвезли на КТ, что рентген не покажет ничего. В итоге, уговорила — слава Богу, у него легкие оказались чистыми. При выписке я узнала, что его лечили арбидолом, гриппфероном и глицином.

Меня уже на 3-й день перевели на третий этаж — где «легкие пациенты» лежат, «вернувшиеся к жизни люди», как мы называли.

Соседки по несчастью — медсестры из Вредена

Со мной лежала женщина — донор, ее привезли из Покровки с двусторонней пневмонией и высокой температурой, которая держалась у нее 8 дней дома. Ее пытался лечить терапевт и пробовал сбивать температуру: на восьмой день поняв, что не помогает, предложил ей поехать в больницу.

Ее отвезли в Покровку. Там взяли мазки и ждали результат 4 дня. На пятый день семерым с их палаты поставили «корону». И их отправили к нам в 40-ю больницу. КТ у нее показывало 70% пораженных легких.

Была мать троих детей 35 лет. У нее было 60% поражение легких. Но у нее было ускоренное течение болезни. У нее муж — медик. В первый день у нее поднялась температура под 40 — он ей попробовал уколом снизить, отвез в медцентр, сделал анализ на корону и КТ — на тот момент у нее уже было 60% пораженных легких.

Он сразу вызвал скорую. Она пролежала здесь с температурой 4 дня, потом, когда вылечили, ее перевели в пансионат «Заря», потому что у нее тест еще был положительным — домой нельзя.

С Никитой лежал мальчик, чья мама лежала у нас на отделении. Она медсестра из НИИ им. Вредена. Оттуда привезли 60 человек к нам, одна медсестра потом скончалась. Ее привезли к нам на 2-й этаж со всеми, но потом увезли в реанимацию. Она там лежала долго, но ей не выпутаться уже было.

Мама того мальчика тоже медсестра из Вредена, рассказывала нам, что у них приказ был — работать до последнего. Говорила, что приезжали специалисты из Роспотребнадзора — брали у всех анализ на ковид, но ответы почему-то потерялись. И они до последнего, пока им плохо не стало — все работали, ходили домой. Вот она заразилась сама, заразила сына 12 лет с астмой. Мальчика выписали буквально позавчера, у него тоже было 20% поражение легких.

Еще она говорила, что у них до последнего не было защиты, что работали в масках и перчатках. Поэтому многие заразились.

На выписку и 14 дней изоляции

27 апреля меня выписали. У меня было 3 отрицательных анализа, первый был уже 18 числа. Написали — не переохлаждаться, пить таблеточки — невестка меня забрала и отвезла домой. Сына Никиту выписали 30-го. Но что странно — его хотели отпустить домой в общественном транспорте! Меня это удивило — в итоге его забрал брат. Вот такие разные больницы…

Про супер-врачей

Про 40-ю больницу могу сказать только хорошее. Кормили очень вкусной домашней пищей. Не разрешали открывать окна, потому что они выходят на жилые дома. Но мы это понимали и не возражали, хоть и жарко было. Нам каждый день выдавали новые маски и перчатки. Первое время мы даже спали в них. Везде антисептики, на каждом углу ионизаторы, ультрафиолет.

Молодые врачи и медбратья, которые пришли работать даже с детских отделений. Они лучше всех делали внутривенно — от них все просто визжали. «Пускай Павлик и Сардор — только их, хахахах».

У них на значках написано было: «Супер-врач» или «Супер-санитар». И все, что они делали, делали с улыбкой, в запотевших очках, смотрят и улыбаются на тебя через оставшееся не запотевшее окошечко.

И ужасно, когда люди говорят, что все это бред. Это не бред.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей