Общество

«Мы хотим домой!»


версия для печати
Пациенты и медперсонал 13-го отделения НИИ травматологии и ортопедии имени Вредена в Петербурге оказавшиеся заложниками своей больницы из-за карантина, собираются объявить голодовку. О проблемах связанных с карантином пациенты рассказали корреспонденту MR7.
«Мы хотим домой!» Фото: палата карантинного 13-го отделения НИИ Вредена

Пациенты 13-го отделения НИИ травматологии и ортопедии им. Вредена — оно находится на 10-м этаже больницы — сообщили, что стали заложниками больницы, но при этом за две недели ни у кого из них не было выявлено коронавируса.

Сегодня, когда закончился срок двухнедельного карантина, им сообщили, что их заточение продлевается. В ответ пациенты решили объявить голодовку: «Мы хотим домой!»

По словам бунтовщиков, коронавирус был выявлен этажом ниже еще 9 апреля — из-за этого клинику сразу закрыли. Обещанные две недели карантина истекли, но выпускать никого не собираются. У людей кончается терпение и, что хуже, заканчиваются медикаменты. Те, кто приехал из других городов — теряют билеты, люди истощены больничным питанием — передачи многим некому приносить.

«Наш этаж закрыли на ключ. С нами медперсонал и один дежурный врач, которые ничего не говорят или ничего не знают, — говорят пациенты. — Нам необходимо расхаживаться после операций, а нам нельзя даже из палаты в коридор выйти — только до туалета и обратно».

Два дня назад заведующий отделением Дмитрий Пташников в своем Instagram сообщил, что все сотрудники нейроортопедического отделения НИИ травматологии и ортопедии имени Вредена заразились коронавирусом. 21 апреля в больницу им. Боткина был госпитализирован и главврач НИИ. Эту информацию пациенты другого отделения клиники — с 10-го этажа — узнают из Интернета — за 14 дней заточения им не сообщили ничего о том, что происходит в больнице.

Тамилу Ивановну во Вредена привез сын Александр — 7 апреля у нее была запланирована операция на тазобедренном суставе. 8 апреля она позвонила сыну и сообщила, что из-за обнаруженного коронавируса больницу закрывают на карантин, а ее операция переносится на неопределенный срок. Еще через день у всех собрали тесты на короновирус, сказав, что по результатам, если вирус не подтвердится, всех отпустят домой на домашний карантин. С тех пор люди находятся в больнице. Тесты проводили уже дважды — результатов до сих пор никто не озвучил.

«Я нахожусь в отделении травматологии и ортопедии эндопротезирования тазобедренных и коленных суставов, часть моих соседей прооперированы, часть недооперированные, — рассказывает 73-летняя Тамила Ивановна. — Карантин объявили с 8 по 22 апреля. Никакой информации нет.

Мы находимся на закрытом этаже, наши врачи, кто оперировал, тоже на изоляции, с нами только дежурный врач и медперсонал. Никуда выйти не можем, только палаты, туалет и кушаем. Такой у нас режим. К сожалению, у многих заканчиваются лекарства, жизненно необходимые лекарства, среди нас есть диабетики, гипертоники и так далее.

Не у всех есть возможность попросить кого-то, чтобы привезли. Самое сложное — отсутствие какой-либо информации. Если нам продлевают карантин — пусть скажут, почему, по какой причине. Ведь нам по 3−4 раза в день измеряют температуру — у всех все хорошо. Мы все здоровы, симптомов коронавируса нет. Мы поступили сюда на плановые операции, пройдя массу исследований. А в данный момент мы в абсолютном неведении, что нас ждет завтра. Руководство к нам не является — только дежурный врач заходит и спрашивает, как у нас дела. А какие у нас есть дела? Мы заложники непонятно чего. Если мы здоровы — надо выписывать, если больны — пусть лечат. Хуже неизвестности ничего нет".

По словам Тамилы Ивановны, среди пациентов отделения ей и еще двум так и не провели операции — обещали сохранить квоту. Другим же в послеоперационный период показана реабилитация, которая в условиях палаты невозможна.

На отделении один телевизор — кому-то из пациентов успели привезти до карантина. По нему показывают два канала. Wi-Fi нет.

Последний анализ на коронавирус брали 5 дней назад — результата нет. Тем, у кого есть родственники в Петербурге, разрешают передавать посылочки с фруктами и лекарствами. Но не у всех тут есть родные.

Наталья Кондрашова приехала на операцию из Калуги. Ее должны были выписать 9 апреля, но она попросила оставить на денек, так как билет на поезд был на 10-е число. «Доктора пришли утром 9 апреля и объявили карантин — все двери закрыли. Карантин закончился вчера, нам обещали выдать выписки больничных листов и отпустить домой. С утра нам сообщили — никакой информации нет. Звонила в Роспотребнадзор — они говорят, нам никаких сведений не поступало, отправляют к врачам больницы. Врачи тоже ничего не знают. Наш главврач сейчас на лечении в Боткинской. Наше отделение закрыто на ключ, мы не имеем права выходить из палаты. Мы здесь в душных условиях, на костылях, ходить негде, у меня уже атрофия мышц, я похудела на больничном питании без мяса, без соков, без фруктов, — рассказывает 32-летняя Наталья. -

Кормят: водичка, суп, капуста вареная, картошка, манная каша — это не продукты, на которых можно восстановиться после операции.

Фрукты дают раза четыре в неделю — какое-нибудь яблоко, которое не разгрызть, или вот бананы вчера дали — они зеленые! Им надо три дня полежать, прежде чем их можно будет есть. У одного мужчины-диабетика закончилось лекарство. Короче, патовая ситуация. Мы ничем не болеем: ни одышки, ни кашля, ни температуры, легкие свободны…".

У Натальи Кондрашовой уже пропал билет на поезд из-за карантина — на 10 апреля, после чего она купила билет домой на самолет — на 23 апреля, так как карантин объявлялся на две недели. «Теперь у меня два билета пропадает. Я буду их взыскивать в судебном порядке. Я сижу на голодном пайке, у меня нет знакомых в Петербурге, кто бы мне передачки носил, если только соседки иногда подкармливают».

Через неделю у Натальи день рождения — ей исполняется 33 года. Она надеется все-таки встретить его дома, а не на больничной койке.

Валерия Маркова должны были выписать 10 апреля — он находится в отделении с 31 марта. «За две недели карантина или заболевают или вылечиваются. У нас — тишина… мы просто не знаем, что делать — вокруг мертвые души ходят (врачи. — Прим. ред.). Температура у всех нормальная, никаким симптомов нет. Я лично звонил в Москву на горячую линию — там отфутболивают в Питер. В Питере отвечают, что это не их зона ответственности, потому что больница федеральная. Замкнутый круг! Безысходность какая-то. Мы не агитируем за голодовку, мы просто хотим, чтобы на нас обратили внимание. Почему, если мы бессимптомные, не отпустить нас домой. Мы согласны самоизолироваться в Петербурге, где можем. Я сам из Новгородской области, из Боровичей. У меня одежды нет — я не ожидал, что задержусь тут так надолго».

Напомним, в травматолого-ортопедическом отделении № 18 Вредена COVID-19 обнаружили у 32 пациентов и 10 сотрудников. У 9 из 10 сотрудников на КТ подтвердили пневмонию, аналогичный диагноз ещё у 12 пациентов. Об этом в своём Instagram сообщил заведующий травматолого-ортопедическим отделением № 18 Дмитрий Пташников в своем «Инстаграм».

Комитет по здравоохранению Петербурга не комментирует ситуацию, потому что НИИ им. Вредена — федеральный. По телефону ФГБУ «НМИЦ ТО им. Р. Р. Вредена» отвечает автоответчик — «В связи со сложившейся эпидемической ситуацией из-за COVID-19, ФГБУ „НМИЦ ТО им. Р. Р. Вредена“ Минздрава России
временно приостанавливает работу, до особого распоряжения Роспотребнадзора по снятию карантина».

«Многие не хотят отсюда выходить»

Дмитрий Пташников, заведующий отделением патологии позвоночника и костной онкологии НИИ им. Вредена рассказал, как обстоят дела у него в отделении.

В травматолого-ортопедическом отделении № 18 Вредена COVID-19 впоследствии диагностировали у 32 пациентов и 10 сотрудников, в том числе и у самого Дмитрия Пташникова.

Мы связались с ним в связи с сообщениями пациентов соседнего отделения — № 13, где нет ни одного официально больного коронавирусом, однако карантин пришлось отбывать всем, в том числе и здоровым. Пациенты, которые оказались в информационной блокаде, запертые на своем этаже вместе с дежурным врачом, жалуются на то, что две недели карантина истекли, а их домой выпускать не собираются: у людей сдают нервы, кончаются лекарства и силы.

Дмитрий Пташников рассказал, что накануне институт получил предписание от Роспотребнадзора и скоро всех здоровых начнут выпускать.

«Будем выписывать больных и сами выходить»

«Я не знаю, как такая ситуация возникла, это не мое отделение. На сегодняшний день мы не скрываем от пациентов никакой информации — мы живем таким дружным коллективом с пациентами и многие из них вообще шокированы тем, что они должны отсюда выписываться, они не хотят отсюда выходить.

Они считают, что здесь с нами надежнее, чем на улице. Вчера институт получил долгожданное предписание от Роспотребнадзора — о нашей дальнейшей жизни. Оно достаточно оптимистично, продумано, взвешено и в общем-то могу сказать, несмотря на то, что я был категорический противник того, чтобы нас здесь закрыли, — это вполне взвешенный пакет мероприятий, который позволяет нам выписывать больных и выйти самим. Мы оказались закрытым вместе с пациентами внутри и нам пришлось переболеть перенести все на себе. А теперь все будет зависеть от того, как мы будем получать результаты теста: пока мы не получим двух отрицательных тестов, хотя бы с разницей в один день — нас отсюда не могут выписать.

То есть помимо того, что ты клинически должен быть здоров, соматически необходимо сдать два теста — только они дают право закончить лечение и выписать, в том числе и сотрудников. Также наши сотрудники, которые находятся на карантине извне, могут вернуться сюда при наличии двух отрицательных тестов.

«В своем отделении с первого дня ничего не скрываем»

Администрация в лице директора и главврача с нами общается регулярно и у нас нет дефицита информации. Сейчас есть определенный вектор наших дальнейших действий — нам осталось только все не испортить.

Надо объяснить пациентам (13-го отделения), чтобы они успокоились — никакого повода для волнений нет. Голодовка в данной ситуации попахивает средневековьем: зачем это делать? Пусть подумают хотя бы о своем здоровье.

Надо выйти на связь с завотделением, который там у них же и находится, и получить всю информацию. Мы, например, в своем отделении с первого дня ничего не скрываем, мы с пациентами работаем — вы же сами понимаете, что жить две недели — десять человек персонала и 35 пациентов — это непростой психологический ход и от внутренней психологической совместимости коллектива и пациента зависит много. Поэтому игры в отсутствие информации абсолютно никогда не уместны. Информацией нужно правильно распоряжаться, чтобы не было никаких паник. О больных надо заботиться".

Дмитрий Пташников дал рабочие телефоны заведующего 13-м отделением, ординаторской и старшей медсестры. Пока ни по одному телефону дозвониться не удалось, но мы не оставим попыток и постараемся донести до них чаяния их подопечных.

Все врачи и пациенты вылечились

По словам Пташникова, все 10 врачей в отделении переболели COVID19, и он в том числе. При этом у всех была диагностирована пневмония, кроме него: «У нас уже все хорошо, остались послегриппозные ощущения — отсутствие вкуса и запаха. Но это не самые большие жалобы — слава Богу, у меня не было пневмонии. Остальные болели более серьезно.

Изменения в легких — это, видимо, одна из форм проявления самого заболевания. Мы же сейчас уже все знаем, что это не совсем пневмония — это какие-то легочное проявление самого заболевания — пневмонии. Поэтому не всегда надо активно бросаться на лечение, которое тоже не безобидное".

Когда всех отпустят домой?

«Сотрудников и больных в институте осталось много», — говорит Пташников. Процесс выписки займет некоторое время: «По мановению волшебной палочки всех сейчас не оттестируют. Мы сейчас отсортировали условно здоровых пациентов — это та категория пациентов, которая не замечена никакими болячками и та категория пациентов, которая переболела самая первая. У них сейчас иммунитет, они тестируются в первую очередь и переводятся в условно чистую зеленую зону и дальше оттуда они по вторым отрицательным тестам направляются домой. Все по очереди так и будем действовать. У врачей уже брали тест позавчера. Как только мы получим тест будет понятно, кого оттестировать сразу второй раз.

С учетом того, что врачи сами находятся на больничном с больными, с нами попроще — есть разрешения, что на наши места придут наши сотрудники, которые находились на карантине извне. Поэтому преемственность будет и больные не останутся без присмотра".

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей