Нужна помощь

«Делай, что хочешь, за свой счёт» — посольство РФ в Гватемале


версия для печати
Злоключение россиян в Гватемале — это рассказ о том, как на самом деле Государство — Российская Федерация относится к своим гражданам. Читайте рассказ гида Ольги Набоковой, которая не может вернуться домой.
«Делай, что хочешь, за свой счёт» — посольство РФ в Гватемале

Ольга Набокова, итальяноязычный гид из Петербурга, оказалась в Гватемале задолго до начала истории с вирусом. Она прилетела туда волонтером через сайт для волонтеров Workaway — две недели путешествовала и оставшийся месяц должна была поработать в гостинице городка Ливингстон, окруженного джунглями и Карибским морем.

Обратный билет был на 1 апреля.

13 марта президент Гватемалы выступил по телевидению в прямом эфире и объявил, что в стране появился первый зараженный новым вирусом — это местный житель, прилетевший из Европы. Потом президент выступал с периодичностью раз в несколько дней, чтобы сообщить про каждый новый случай и про введенные меры безопасности.

g3.jpg

Вскоре иностранцам в Ливингстоне запретили выходить из гостиниц, было прервано авиасообщение с другими странами, остановлено движение общественного транспорта, введен комендантский час — с 16:00 до 4 утра ежедневно.

Ольга рассказала нам о том, как посольство РФ предложило им выход в виде самолета из Мексики, который вылетает через два дня. Проблема в том, что до Мексики еще надо было доехать при том, что общественный транспорт не ходит, а городок, в котором она находится можно покинуть только на лодке, потому что дороги из него не существует.

g4.jpg

О том, как она выбиралась из Ливингстона на дне рыбацкой лодки, прикрывшись полотенцем, как чуть не оказалась в полиции в опасном портовом городе, пытаясь найти гостиницу, за минуты до комендантского часа и о том, как выяснилось, что самолет вовсе не бесплатный.

В общем, это история о том, как российское консульство «не помогает» россиянам за границей.

«Началось какое-то безумие»

«В Ливингстоне мне нравилось. Было интересно ходить на пляж, ну там не бог весть какое море — не Карибы, как на картинке, но красивые пирсы, хижины, пальмы, пеликаны летают. Они мне особенно понравились.

Все резко прервалось 13 марта, когда был выявлен и озвучен президентом первый зараженный. Потом он выступал чуть ли не каждую неделю. «Так ребят, мол, мы тут всякие меры ввели, самолетов не будет, общественного транспорта не будет, то-то и то-то закрываем, остальное работает с ограничениями.

А еще через день другой местные власти уже расстарались и всем иностранцам в Ливингстоне, запретили выходить из отеля. Это было довольно нелепо — потому что не важно, когда ты приехал, сколько ты тут живешь и когда уезжаешь — всем запретили.

К нам раз в день приходили измерять температуру полуграмотные медработники, потом еще 1.5 часа пытались эти показания записать, потому что они переписывали все паспортные данные и так далее.

Началось какое-то безумие. Бред в том, что все местные, которые с нами общались в гостинице, свое свободное перемещение сохранили. Но если мы представляем опасность, то их почему-то никак не ограничивали.

Там была большая компания французов, американцев — людей из разных стран. И они потихонечку разъезжались.

Но я не дергалась, потому что мой обратный билет был на 1 апреля, и до него было еще две недели. И было совершенно очевидно, что он отменен, и что я не улечу. Все рейсы в Париж они были уже отменены. Я связалась с посольством и стала спокойно ждать, что произойдет.

«Обидно, что твое посольство говорит тебе: «Делай, что хочешь, за свой счет, придумывай: вот Мексика там!».

Посольство вело себя странно, присылало какую-то непроверенную информацию: вот, якобы, есть какие-то автобусы, за такую-то цену, но они точно не знаю. По версии посольства должны были как-нибудь, неизвестно как, за свой счет ехать в Мексику, и искать там себе какие-то рейсы. Теоретически, если не боишься и есть деньги, это еще можно было сделать до конца марта. Но мне было сложнее, потому что я в этом городе — без дорог и общественного транспорта — и мне нужно было несколько десятков тысяч рублей, чтобы выбраться оттуда. А потом еще ввели комендантский час — с 16:00, когда никто, ни иностранцы, ни местные — не могли находиться на улице. С этого момента выбраться из Ливингстона стало практически невозможным, потому то ни один таксист ни за какие деньги тебя не повезет — ведь он не успеет вернуться до комендантского часа.

При этом я видела, как немцев и французов вывозили из Ливингстона до столицы, им организовывали вывозные рейсы, платные, но недорогие. Например, французское посольство — а французов была целая компания — выясняло, кто где застрял, и прорабатывало возможности, как за ними выслать автобусы, держало с ними связь, и в итоге, незадолго до того, как рейс был назначен, при этом официально аэропорт же был закрыт.

Посол согласовывал это с гватемальской стороной, всех собранных французов вызвали в какую-то точку, где они должны были собраться и организованно вывезли в столицу, откуда они улетели. У них все прошло без сучка, без задоринки.

Платить сразу они не должны были, билет стоил 350 евро, надо было лишь написать расписку, что заплатишь потом, ведь у людей может не быть денег. Это был прямой рейс до дома.

При том, что обычно Air France не летают в Гватемалу. Единственное, что они сами организовали — это лодку.

В тот момент я честно подумала — жаль, что я не резидент Франции. Хотя я никогда не стремилась куда-то уехать из России. Но как-то обидно, что твое посольство говорит тебе: «Делай, что хочешь, за свой счет, придумывай: вот Мексика там!». А в это время французское посольство берет и вывозит.

В Мексику — в неизвестность?

Наша слабость в том, что нас мало. По каким-то консульским подсчетам насчитали, что нас тут 28 человек.

При этом здесь есть люди, которые застряли хуже, чем мы — в Коста-Рике, в Гондурасе, в Никарагуа, в Центральной Америке, где вообще закрыты даже сухопутные границы. У них нет даже теоретической возможности уехать в Мексику.

И у нас с этой Мексикой тоже не все гладко. Есть те, кто застрял семьями, с детьми, кто немолодой, или такие как я, кому просто сложно выбраться — все мы отказывались уезжать в Мексику на свой страх и риск в неизвестность, потому что даже, если уехать благополучно, с учетом отсутствия общественного транспорта и введения комендантского часа. Ну вот ты добрался туда и оказываешься далеко от основных аэропортов! А до аэропорта в Канкуне, откуда на тот момент еще что-то летало в Россию — тысяча километров, до Мехико Сити тоже.

Я была в состоянии неизвестности в безопасном месте — в Ливингстоне, я понимала, что ко мне хорошо относился хозяин гостиницы, он очень добрый человек. Он кормил и разрешал оставаться в гостинице бесплатно, хотя я уже никакой не волонтер. И им уже самим нужна помощь — у них осталось пять гостей и со дня на день все уедут. А волонтер нужен, когда есть загрузка.

Хозяин сам был в полном ужасе, он не понимал, как он будет платить своим работникам, при том, что все это на неизвестное время. В Гватемале остановилась любая гостиничная деятельность.

Тем не менее он сказал мне: живи, сколько тебе надо, не волнуйся. Я чувствовала себя в безопасности и не собиралась лететь ни в какую неизвестность, без конкретного рейса.

На дне лодки

Но вдруг посольство снова выходит на связь и начинает выступать по части Мексики — обещая нам, что через два дня из Канкуна вылетает прямой рейс Канкун-Москва, и есть возможность получить на него места. И у нас есть два дня, чтобы на него успеть.

Утром из посольства приходит письмо: мы все уточнили, места есть, и они предоставляются на безвозмездной основе, и чуть ли не номер терминала известен. Выяснилось, что в Ливингстоне отдыхает еще один россиянин — Александр. Мы с ним до сих пор вместе — товарищи по несчастью. Нам обещают помочь, только просят добраться самим до Пуэрто Барриос — это ближайший город, откуда есть дороги. Оттуда нас обещают вывезти.

g13.jpg

Вся связь с посольство осуществляется по электронной почте. При этом части они не подписываются под письмом, и неизвестно, отвечает ли тебе человек, который в курсе твоих договоренностей, или нет, и никакого порядка в переписке, в конце концов ты начинаешь запутываться в этих ветках, а порой тебе вообще присылают информацию, которая относится к другим людям. В общем полное неумение работать с информацией, к тому же она непроверенная, и всем как будто абсолютно пофигу.

Окей, наша задача разобраться в этом всем и сделать правильные выводы.

Из информации, что будет бесплатный рейс и бесплатные места на вывозной рейс из Канкуна в Москву, которая оказывается потом неверной, мы делаем неправильные выводы, что надо как можно скорее бежать из Ливингстона в сторону столицы Гватемалы — в общем, в полную неизвестность. Потому что никаких гарантий, что все будет именно так, от посольства нет.

Одновременно приходит информация, что в одиннадцать тридцать уходит последняя рейсовая лодка из Ливингстона в Пуэрто Барриос. А дальше лодки отменяют на три недели. И мы решаемся ехать. Я собралась минут за 40, всех расцеловала и убежала на пирс на последнюю лодку.

Но она просто НЕ ПРИШЛА! Поэтому пришлось искать нелегальный путь и выбираться оттуда на свой страх и риск с какой-то вонючей рыбной пристани.

Пришла лодочка, из нее ковшечком вычерпали воду и сказали — слушайте ребят, когда будет отчаливать, вы лягте на дно и прикройтесь чем-нибудь, чтобы погранцы не увидели.

Я хихикаю, мне смешно, я лежу на дне лодки я накрылась чем-то! И в итоге посольство нас кидает в этот день. Оказалось, что их план вывезти нас, провалился. В итоге мы с Александром, с которым познакомились 4 часа назад, оказываемся в ужасно неприятном портовом городе — пыль, гигантские контейнеры, туристов там отродясь не бывало. С большим трудом с таксистом мошенником, который возит нас кругами, за час до комендантского часа находим открытую гостиницу. И ждем.

g12.JPG

И тут из посольства приходит апдейт: бесплатные места на рейс из Канкуна на самом деле стоят от 67000 до 80000 р., билеты нужно самим купить на сайте, а посольство может организовать нам, гражданам РФ, коммерческий рейс из Гватемалы в Мексику (но совсем не в Канкун!) за примерно 400 долларов с человека, и то при условии, если наберется 15 человек. Итого 100 тысяч рублей без багажа плюс еще что-то на переезд по Мексике.

Ну и ладно, все равно нам из Пуэрто-Барриос уже не успеть на этот рейс даже чудом. Ставим задачи помельче: как бы выбраться в столицу из пыльного портового города, плотно заставленного контейнерами Chiquita.

Посольство пишет нам, чтобы мы вызвали Uber! Но это смехотворно, потому что Uber работает только в двух городах — Гватемала Сити и Антигуа. И какой дурак поедет на край света — 5 часов в одну сторону, да еще и с комендантским часом.

Под большим давлением посольство все-таки решает нам помочь и забирает нас оттуда на следующий день и довозит до столицы. Это единственная помощь, которую мы от них увидели. При условии, что мы вообще только по их вине сдвинулись с безопасного места, где у меня была гостиница, а у моего спутника — оплаченное на месяц вперед жилье.

Единственный рейс отменили

У нас кончаются деньги. И мы скидываемся последними купюрами, чтобы найти себе еды, потому что все закрыто. Со мной давно такого не было, чтобы я не была уверена, что поем в этот день.

В какой-то момент мы оказываемся в Гватемала-сити на улице с вещами, за считанные минуты до комендантского часа. Мы просто забежали в первый попавшийся отель, чтобы не попасть в полицию или в руки преступников — Гватемала очень опасный город. А консульство в этот момент рассуждало (в переписке с Ольгой. — прим ред.), тем ли я тоном с ними разговариваю, и давало совет, что, если нас все-таки заберут в полицию, чтобы мы не сопротивлялись — «зато у вас будет, где переночевать».

Мы просили прислать за нами посольскую машину, ведь мы знаем, что они находятся в одном с нами городе, и ехать 10 минут — умоляли помочь найти отель, но никакой помощи мы не дождались.

Потом уже помощь пришла от ребят, с которыми мы познакомились в Ливингстоне — они посоветовали хостел в Антигуа, куда мы и поехали. Это большое везение и удача — место с одной стороны дешевое, а с другой — тут никого нет, мы одни, приятные хозяева, говорят по-испански и по-английски, есть собачка и даже небольшой участок, где можно гулять.

И вот мы со второго числа находимся здесь и изучаем ход мысли Российской Федерации, который пока что весьма загадочный: сначала отменяем все рейсы, потом — вдруг вывозим Мальдивы — там, наверное, застрявшие россияне особенно страдают…

Консульство отправило нас на сайт Госуслуг, где мы заполнили анкеты. Я подпадаю под критерии, по которым мне должны присылать 2400 рублей в день, потому что я приехала сюда после 1 января и у меня был обратный билет. На койку в хостеле и продукты должно хватать. Тем более, тут есть кухня. Но я пока ничего не получила. Анкета на рассмотрении. Однако, это не решает вопрос отъезда. Потому что, если рейс возникнет, то он будет платным. На бесплатный рейс могут рассчитывать только те, у кого были билеты российских авиалиний, а у меня был Air France".

PS. Ольга и Александр остаются в хостеле в Антигуа в полной неизвестности, как и тысячи россиян по всему миру. Билеты за свой билет Ольга получит в лучшем случае через год — так сейчас поступает большинство авиакомпаний, которые просто не имеют возможность вернуть всем деньги за билеты. У Александра ситуация хуже — у него не было обратного билета. После Гватемалы он собирался лететь в Чили — волонтером-врачом. И прилетел он в Гватемалу задолго до 1 января. Таким образом, у него по российским законам, даже нет права на помощь в виде 2400 рублей в день.
Что будет завтра — ни он, ни Ольга, не знают.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники





Лента новостей