Нужна помощь

«У нас нет денег»


версия для печати
Елена М. обратилась за помощью, потому что уже несколько дней ее семья — она, муж и двое детей питаются раз в день супом из картошки. В результате необъявленного карантина оба родителя остались без работы и возможности заработка, дети — без продуктовых наборов, так как прописаны в Ленобласти.
«У нас нет денег»

Ситуация усугубилась тем, что семья живет на съемной квартире — 15 апреля очередной платеж, а денег нет.

«Я наварила картошки на бульоне — ели раз в день, чтобы протянуть. Осталось на две тарелки, сын сегодня подошел (Елена начинает всхлипывать) и сказал: «Мам там есть еще два пакета «бомжей» (лапша быстрого приготовления — прим ред). Вы картошку ешьте, а я «бомжей» поем».

Сегодня Никита Сорокин, координатор фонда «Дар в будущее» привез Елене две коробки пельменей: она расплакалась.

Если бы я не знала Елену раньше, я бы не поверила в эту историю, но с Еленой мы знакомы. Она работала в столовой Покровской больницы. Когда там были проблемы с переизбытком пациентов, она рассказывала мне, что творится «за кулисами». Вскоре ее, как информатора, вычислили, и уволили под выдуманным предлогом — Елена пыталась подключить юристов и идти в суд, но ее коллеги побоялись свидетельствовать в суде.

Елена перестала бороться и просто ушла: «Нет смысла одной воевать с системой — плюнула». Устроиться удалось в порт тальманом (ведёт подсчёт груза при погрузке и разгрузке судна прим. ред.), неофициально. После начала кризиса работы стало мало, а потом и вовсе не стало.

«В феврале я получила 10000, а в марте — 1,5 тысячи рублей», — рассказывает Елена.

Муж работал «у частника» — мастерил мебель для салонов красоты. Салоны красоты сейчас закрыты — бизнес по мебели встал и муж тоже оказался без работы.

Дети — школьники — 12 и 15 лет учатся в школе № 5 Василеостровского района, у них, как и у родителей, областная прописка. На этом основании детям не выдали школьный продуктовый набор — классная руководительница так и написала: не положено.

Семья М. уехала из-под Луги пять лет назад — там у них осталась никому ненужная трёхкомнатная квартира. Уехали потому, что нет работы. Сдавать ее тоже некому — половина домов в поселке стоят заколоченные досками: «Мы оттуда еле выбрались».

Сначала снимали квартиру на Васильевском острове, но после того, как Елену уволили из больницы, переехали в Купчино — там жилье на 13 тысяч дешевле. Дети наотрез отказались переходить в другую школу — так и ездили весь год на Васильевский остров.

«Я обзвонила всех, все порты, которые есть в городе — вы знаете, порт это маленькое государство — раз поработал и везде есть знакомые. Но работы нет нигде, даже для своих. Теперь я думаю, как бы не оказаться на улице. В Купчино мы снимаем самую дешевую квартиру, наши арендаторы хорошие люди, но они не могут ждать — у них ребенок на гемодиализе, он болен и за счет сдачи квартиры в аренду они его лечат. Я просто подумать не могла, что мы окажемся в такой ситуации», — Елена плачет.

Она разрешила Никите Сорокину опубликовать призыв о помощи, но вместо помощи от людей получила советы и негатив: «Я не ожидала, что столько грязи на меня выльется, я хочу, чтобы мое письмо убрали. Я чувствую себя попрошайкой. Да, я ходила на биржу, я спрашивала о помощи — ее нет. Нам не к кому обратиться».

Елена вдруг вспоминает, что кроме детей у нее есть еще две собаки и снова начинает плакать — одну взяли из приюта, вторую спасли от хозяина, который хотел ее усыпить: «Самое страшное, что у меня еще двое „детей“ (так она называет собачек) Что мы должны сделать? Отдать их обратно в приют? Как мы оказались вообще в такой ситуации, полная безысходность».

В 2019 году муж подарил Елене на 50-летие — золотую цепочку и кольцо. В прошлом месяце они сдали украшения в ломбард.

«Понимаешь, мне страшно, мне страшно от того, что через неделю мы можем оказаться на улице. Хоть в петлю лезь. Я не знаю, что будет завтра».

Никита Сорокин рассказывает, что кроме пельменей, семье передали 1000 рублей — несколько человек, прочитав историю Елены, решили не советы давать, а помочь.

Правозащитник сегодня получил еще одно похожее письмо: мама-одиночка призналась, что ее фирма отказалась переводить на удаленку, а так как садики закрылись, она не может ездить на работу — не с кем оставлять сына: «У нас нет денег, чтобы была связь на телефоне, нет денег уже чтобы заплатить кварплату за март, каждый день борьба за выживание, постоянно думаю чем кормить ребёнка, так он ходил в сад там был режим и питание… дома сидим с 18.03».

Меры, принятые городом для поддержки населения, недостаточны. Чтобы получить пособие по безработице нужно собрать справки, которые не все могут получить.

Никита Сорокин предлагает объединиться тем, кому нужна помощь и тем, кто может ее оказывать. А свои сообщения помечать хештегами: тем, кто может оказывать помощь, те пишут о том, что они предлагают и хештег: #помогу_вам, тем, кто нуждается в помощи, пишет о своей ситуации и ставит хештег #помогите_мне.

Многие, у кого достаток позволяет, готовы отдавать продуктовые наборы, выдаваемые в школе — тем, кто остался без денег. Если вы хотите помочь Елене, пишите на gavrielova@gmail.com.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей