Общество

Анализы с четвёртой попытки


версия для печати
Медсестры в московской больнице на Коммунарке, где лечат больных коронавирусом, рассказывают пациентам, что врачи прячутся от них, воды и матрасов не хватает, санитарки не справляются. Тем временем старшая медсестра ГКБ № 40 написала в своем аккаунте пост, в котором сообщила, что больница нуждается в медсестрах и просит присылать ей резюме.
Анализы с четвёртой попытки Фото: osnmedia.ru

Старшая медицинская сестра больницы, где лечат коронавирус Людмила Ларионова через аккаунт в Facebook ищет медсестер.

«Уважаемые коллеги, медицинские сестры! Сегодня наша команда новейшей современной клиники в Коммунарке остро нуждается в ваших чутких сердцах и умелых руках! Приглашаем всех, кому интересна работа в команде. Всех, кто верен профессии в самых сложных ситуациях. Совершенно не важно насколько богат Ваш опыт, главное — желание совместно работать в заданном векторе: оказание профессиональной помощи и забота о наших пациентах».

О проблеме нехватки врачей и медсестер рассказывает и пациентка больницы — Наталия Андреева, которая оказалась в ГКБ № 40 на карантине после возвращения из Парижа. По словам Наталии, ее тесты на коронавирус дали отрицательный результат, что возможно охладило интерес врачей к пациентке. Врач-инфекционист обследовал ее только на восьмой день и обнаружили трахеит, который требует лечения антибиотиками.

Наталия разговорилась с медсестрами, которые пришли поменять ей кислородный баллон, но не смогли этого сделать, потому что не умеют. Слово за слово — и девушки в «скафандрах» рассказали ей о том, какой бардак творится в больнице, открывшейся меньше месяца назад. Сейчас в Коммунарке 400 пациентов. Приводим их прямую речь — видеозаписи есть в распоряжении редакции.

«Медики собираются увольняться. Представляешь, люди, как работают: вчера медбрат работал один на два поста. А бывает и один на три поста. Представляешь — на этаже 60 человек лежит. На одном посту — 20, на втором — 20 и на третьем — 20. И человеку надо оббежать каждого — градусники поставить, медикаменты, назначения провести, кровь взять. С кровью вообще дурдом…

Люди не выписываются — знаешь почему? Кровь у одного человека берут по 3−4 раза. Потому что они анализы теряют. У нас мальчик работал вчера — говорит: я у женщины в четвертый раз пришел кровь брать, потому что лаборатория потеряла анализы, и когда я к ней в четвертый раз пришел — она уже отказалась их сдавать.

Сегодня должны были восемь человек выписать, а выписали только троих. Потому что какие-то документы ждем. Никто ничего не говорит. Все нервничают. Какой-то пациент лежал нерусский — то ли итальянец, может испанец. 16 дней пролежал, потому что у него забыли вовремя взять анализы. А я прекрасно понимаю, почему? — Потому что не может человек один работать на два поста.

Персонала не хватает человек 200. Не только санитаров, но и медсестер и врачей. А врачи приходят, извини меня, хирурги гнойные, хирург-онколог, хирург-уролог. Конечно, они что-то делают. Я, например, слышала, как один врач звонил кому-то консультировался: тут у меня женщина лежит с такими-то симптомами, ну я примерно знаю, как лечить, но хотел с тобой посоветоваться, как лучше. Человек — хирург! Совсем другая специализация. Где терапевты? Лечить нечем, таблеток нет. Мы числа с четвёртого или девятого работаем, людей выселяют, постелей не хватает, еды не хватает, люди (пациенты — прим. Ред.) злые — это тяжело, когда тебя срывают с места.

Девчонки у нас сегодня рассуждали: кто-то на больничный хочет свалить, кто-то увольняется. Кто постарше — на пенсию, мол нафиг надо такое.

Никто не хочет здесь работать, а здесь и зарплату не платят. Вот из Склифа берут, например, врача или медбрата, они же не получают здесь зарплату, им просто оплачивают ставку той больницы, где они работают. Просто ставят дежурства, как будто в той больнице.

Очень устаем, когда люди (пациенты) спрашивают: а где врач? А врач подойдет? А когда? А почему врача нет?

Кислород никто не может поменять: а как его подключать? Все друг на друга сваливают.

Вот хирургическая медсестра у нас работала. Это ведь совсем другая специфика — отличается от палатной медсестры. Она уколы не делает! Она стоит на операции и подает инструменты. Прибегает: помоги мне, я не знаю, как это делать! Людей выдергивают (из своих больниц) в принудительном порядке.

У нас там вчера приехал автобус (новых карантинных). Так мы готовили этаж под них — 70 человек. Матрасов не хватает, полотенец нет, как раз воскресенье. А по телевизору говорят якобы все прекрасно. Работать-то некому.

Санитарки — одна на 60 пациентов: ей и еду раздать и воду раздать кстати с водой вообще проблема. Сказали — на одного человека 1,5 литра воды в день. Мы заказываем, а то вода не всегда бывает.

Врачи по три часа не приходят. Иногда врач говорит — я завтра подойду к 12 и все. Человек спрашивает: а когда будет врач? А он приходил? А когда? Я не могу вам сказать, потому что врачи перед нами не отчитываются.

Никто ничего не знает и не говорит: где что взять? Единственный вариант: кто до вечера — домой уходят, а кто ночные дежурные — просто прячутся.

Нет никакого центрального аппарата, каждый день новые люди. На любом посту новая медсестра, новая старшая медсестра, везде все по-новому. Все в масках — вообще не понять, кто есть кто. Могут нахамить. Я сама уже думаю: работать или не работать тут вообще.

Народ кипишует. Все (пациенты — прим. ред) орут угрожают, мол вы тут работу потеряете!".

Ранее правительство Москвы сообщило, что медицинские специалисты получат надбавку за работу по борьбе с коронавирусом. Например, врачам перепрофилированных больниц обещают платить по 70 тысяч рублей, среднему медперсоналу — 50 тысяч рублей, младшему — 30 тысяч, а молодым специалистам-ординаторам, которых также привлекут к работе, обещают оклад в размере 90 тысяч рублей.

Однако, медсестры, с которыми разговаривала Наталия сообщили, что никаких дополнительных денег не получают.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме




Лента новостей