Город

«За укол не по правилам»


версия для печати
Ольга Михайлова сделала укол роженице по назначению врача. Проблема в том, что препарата для инъекции не было в больнице, поэтому пациентке пришлось покупать его самой. В итоге крайней стала акушерка. До этого она засветилась в ролике оппозиционного «Альянса врачей», где сказала, что руководство больницы не выполняет майский указ Владимира Путина.
«За укол не по правилам»

Ирина Павлова 12 января 2020 года родила в больнице им. Семашко в Пушкине девочку. На второй день после родов узнала, что у нее с ребенком резус-конфликт. При таком диагнозе роженице по протоколу прописывают укол иммуноглобулина, иначе есть риск не выносить ребёнка при последующей беременности.

Врач назначил инъекцию иммуноглобулина, предупредив Ирину, что, к сожалению, ей придется покупать препарат самой, так как в больнице иммуноглобулина нет. Тоже самое сказала заведующая отделением.

Истекали 72 часа, в течение которых нужно было сделать инъекцию. Обзвонив с десяток аптек и купив сначала не то, что надо, под вечер муж Ирины нашел аптеку, где иммуноглобулин был в наличии и привез его в больницу. Его стоимость — около 4 тысяч рублей. Акушерка Ольга Михайлова, проверив чеки и условия хранения, сделала инъекцию. Через пару дней Ирина выписалась из роддома со здоровой малышкой на руках. А акушерку сейчас пытаются уволить за укол не по правилам.

Дело акушерки

2 марта акушерка Ольга Михайлова получила проект приказа о своем увольнении, причиной главврач назвал введение пациентке Ирине Павловой препарата Иммуноро Кедрион, купленного самой пациенткой в аптеке.

Ольгу обвинили в ненадлежащем исполнении трудовых обязанностей и привлекли к дисциплинарному взысканию — увольнению. Ранее у нее уже был выговор за ролик в Интернете, снятый профсоюзом «Альянс врачей», в котором Ольга рассказывает о том, что руководство больницы не исполняет майских указов президента, выплачивая медперсоналу мизерную зарплату, что на этаже нет кулера с водой для рожениц, перенесших операцию, охраны и доступной тревожной кнопки.

Руководство больницы обвинило Ольгу в клевете и пригрозило обращениями в правоохранительные органы. Но она не испугалась — вместе с другими акушерками подписала письмо главврачу о том, что в роддоме отсутствуют необходимые для лечения лекарства — в том числе тот самый иммуноглобулин. В письме медперсонал просит разъяснения: «Прошу вас разъяснить нам наши действия в части проведения назначаемых манипуляций и разъяснении пациентам причин отсутствия данных лекарственных средств».

Руководство ответило, что по некоторым лекарствам, в больнице есть аналоги, а по поводу иммуноглобулина заявок от заведующей не поступало. Хотя акушерки утверждают, что это не так — пациенты регулярно покупают лекарства за свой счет, а медперсонал вынужден его вводить.

По словам Елены Арсеньевой, председателя первичной профсоюзной организации в больнице Семашко «Альянс врачей», которая также работает акушеркой в родительном отделении, решение уволить Ольгу за то, что она сделала укол жизненно важного препарата, назначенного врачом, абсурдно. Если дело дойдет до суда, то суд, скорее всего, восстановит ее на работе. «Проблема в том, что судебная тяжба может растянуться на годы, а у Ольги — четверо детей. Пока идет суд, она будет числиться в Семашко и ей нельзя будет никуда устроиться официально, разве что полы мыть», — говорит Елена Арсеньева.

Когда все началось?

По словам Ольги Михайловой притеснения ее и других акушерок начались, когда они вступили в «Альянс врачей» как в альтернативный профсоюз и сняли видеоролик о том, что творится в больнице. Здесь уже был больничный профсоюз работников здравоохранения «Городской многопрофильной больницы № 38», в который входят около 500 сотрудников больницы — более 60% от общего числа. Но, по словам Ольги, этот профсоюз не защищает их права и интересы. Она тоже в нем состояла, но недавно вышла — по его уставу состоять в двух профсоюзах запрещается.

«Мы вступили в «Альянс», потому что поняли, что, если мы пойдем в одиночку, нас просто уволят и все. О проблемах мы говорим давно, возмущаются многие, но дальше это никуда не шло, — рассказывает Ольга. — Мы вступили в профсоюз, чтобы у нас была юридическая поддержка. Первый ролик, который вышел в соцсетях, снимался только для и. о. главврача Петра Марютина, чтобы донести до него о проблемах на родильном отделении. Но он не стал слушать и ролик пошел «в народ».

После этого Мирютин выкатил нам дисциплинарное взыскание, якобы за то, что мы нарушили условия договора — молчать о том, что происходит в больнице. А потом пришел новый главврач, стало тихо, спокойно, он почти сразу с нами встретился, сказал, что решит все проблемы. В больнице появились препараты, о которых мы писали. После прокурорской проверки появились столы, тумбочки — новый главврач начал что-то делать для улучшения. Мы успокоились".

С приходом нового главврача Александра Панфиленко многое, о чем говорили акушерки, начало налаживаться: иммуноглобулин и другие лекарства закупили, старую мебель поменяли на новую, все ожидали, что и зарплаты наконец поднимут.

Но Александр Панфиленко вызвал акушерок из профсоюза к себе и попросил их выйти из «Альянса». «Он попросил публично извиниться: покайтесь, мы снимем с вас первое дисциплинарное взыскание. Я ему сказала: „Вы о чем вообще говорите?“. Конечно, мы не согласились», — вспоминает Елена Арсеньева.

«Она все делала правильно»

Ольга Михайлова работает в больнице уже 13 лет (с 2007 года) — сама родилась в этом роддоме и здесь появились двое ее младших детей.

Она воспитывает четверых — семнадцатилетнюю Серафиму, пятнадцатилетнюю Марию, семилетнюю Ксюшу и Лешу, которому скоро исполнится пять. Менять работу, увольняться и устраиваться в другую больницу означает тратить на дорогу до 2−3 часов в день — время, которое она может провести со своей семьей. Тем более от врачей и рожениц на Ольгу никаких жалоб не поступало.

Ирина, которой Ольга сделала укол иммуноглобулина 14 января говорит, что если понадобится, выступит в суде на ее стороне. Она вспоминает тот день, когда ей в спешке пришлось искать иммуноглобулин, которого не оказалось в больнице, где он должен был быть, так как входит в список жизненно-важных лекарственных препаратов.

«Лечащий врач назначил укол иммуноглобулина из-за резус-конфликта с ребенком. Он сказал, что его в больнице нет и предложил сходить к заведующей отделением. Та подтвердила, что в больнице лекарства нет, и, «если хотите, чтобы вам поставили — покупайте с сертификатами и чеками — за свой счет», — рассказывает Ирина. «Я спросила: «Кто мне компенсируют?» — Ведь препарат, а он достаточно дорогой, обязаны предоставить по полису ОМС. Она ответила, что никто не компенсирует. Если хотите, чтобы вам его вкололи — покупайте за свой счет».

Ирина занялась поиском лекарства и сначала купила не тот, который нужен, потратив 3,5 тысячи рублей. «Пришлось искать другой. А был уже вечер. Ольга Михайлова помогла мне найти нужный».

После выписки Ирина обратилась в страховую компанию по вопросу возврата денег за иммуноглобулин. Ей назначили компенсационную выплату — больница обещала перевести ей деньги за введенное лекарство: «В выплате денег за покупку препарата, купленного по ошибке, мне отказали».

Ирина считает, что акушерка, которая ей помогала, ни в чем не виновата — она исполняла предписание врача и не больше: «Она наоборот помогала мне, говорила, к кому пойти, помогла найти правильный препарат. Она отнеслась с пониманием, чего не скажешь о заведующей. Когда я пришла к ней по поводу укола, она задала мне неэтичный вопрос: „А вы собираетесь еще рожать?“ Я со своей стороны готова помогать Ольге — я на ее стороне. С ней как-то неправильно поступают».

Врач, который назначал Ирине лекарство, попросил не называть его имя. Смелости публично защитить коллегу от произвола у него не хватило.

Но разрешил опубликовать комментарий к этому делу: «Никакого нарушения она (Ольга Михайлова. — Прим. ред.) не сделала. То, что происходит, это неправильно. Она выполняла свои функциональные обязанности. Иммуноглобулин — препарат, который мы назначаем всем женщинам, имеющим резус-отрицательную принадлежность, но у ребенка резус положительный фактор, поэтому мы должны сделать профилактику. И назначаем антирезусный иммуноглобулин. В больнице говорили, что его нет. И предложили — еще при старом руководстве — если женщина согласна, если она требует, то она может купить его самостоятельно. Если требуют, пожалуйста, покупайте, и мы вам сделаем (укол. — Прим. ред.), но с определенными требованиями: чтобы был чек, сертификат, соблюдены условия хранения. Она (Ольга Михайлова. — Прим. ред.) выполнила то, что я назначил».

Свою позицию врач изложил в объяснительной руководству. По его мнению, Ольге нужно бороться за свои права и продолжать работать. В свое время он сам судился с главврачом той же больницы: «Я добивался своих прав. Мы имели право на дополнительный отпуск за вредные условия работы. А нам этого не давали и вот я через суд добился. Поэтому и она должна защищать себя».

Линия защиты

Заведующей отделением и старшей акушерке, которые также знали, допустили и дали разрешение на то, чтобы Ольга Михайлова ввела пациентке иммуноглобулин, руководство объявило лишь дисциплинарное взыскание. Согласно проекту приказа об увольнении Ольгу обвиняют в том, что она вводила препарат без сертификата (сертификат, по словам Елены Арсеньевой и Ирины Павловой, есть. — Прим. ред.), хранившийся в неправильных условиях, тем самым подвергая опасности жизнь и здоровье Ирины. Сама Ирина дала письменное согласие на введение препарата — оно у Ольги Михайловой тоже есть.

В связи с тем, что Ольга является членом профсоюза «Альянс врачей», ее не могут уволить, не получив мотивировочное мнение от профсоюза. Именно поэтому проект приказа предоставили сначала не Ольге, а председателю первичной ячейки Елене Арсеньевой. Елена должна предоставить мотивировочное мнение руководству больницы в течение семи дней. Но уже сейчас Елена столкнулась с тем, что «мнение» не визируют в секретариате: «Пришлось отправлять по почте». Потом должно пройти собрание руководства больницы, на котором будет озвучен протокол разногласий, а дальше принято решение, увольнять сотрудника или нет.

«Ее стремятся уволить под надуманным предлогом. Если уволят, то она, конечно, восстановится через суд. Но суды длятся очень долго. Все это время она будет вынуждена не работать. Они хотят, чтобы она плюнула и уволилась сама. Выдавливают», — говорит коллега по профсоюзу Елена.

Ольга Михайлова подала заявление в прокуратуру — с просьбой провести прокурорскую проверку по данному случаю.

MR7 обратился за разъяснениями к главврачу больницы № 38 им. Семашко Александру Панфиленко. Пресс-служба больницы прислала пространный ответ, в котором нет ни слова о положении Ольги Михайловой. Текст написан канцеляритом и трудно понять, что хочет сказать его автор.

В нём говорится, что «требований на экстренную закупку данного препарата от ответственных лиц в аптеку СПб ГБУЗ „Городская больница № 38 им. Н. А. Семашко“ в период с января по февраль 2020 не поступало». Однако «к должностным лицам, своевременно не направившим требование об экстренной закупке вышеуказанного лекарственного препарата в январе 2020 года, по результатам служебной проверки, применены меры дисциплинарного характера».

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости

Лента новостей