Политика

Великое давление у суда


версия для печати
Второе заседание по делу «Сети"*, проходившее в маленьком зале 224-го гарнизонного военного суда, закончилось. Если 25 февраля, во время первого заседания, люди скандировали «свободу политзаключенным!» в здании суда, то 26 февраля кричали на улице. Полицейские и приставы решили не пускать активистов и журналистов даже в фойе. О том, как люди стояли пять часов на холоде, ругались с судебными приставами, а за этим из теплых машин наблюдала полиция, читайте в материале MR7.
Великое давление у суда Фото: Андрей Окунь / MR7

Судебные приставы прятались за столом

Серость, дорожная пыль на куртках, давка, стол и кирпичные лица полицейских. Это краткое описание картины под названием «Стояние у 224-го гарнизонного военного суда». 26 февраля около 100 человек пришли поддержать фигурантов дела «Сети» Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова. Но поддерживать пришлось с улицы, потому что, во-первых, в зал-карлик, рассчитанный на 30 человек, пустили только избранные подсудимыми СМИ, а активистов не пустили вообще. Вот такой получается «открытый судебный процесс». Во-вторых, всех остальных заставили стоять на улице.

Проход к дверям суда перегородили столом, повязали поперек красные ленточки и поставили жандармов, чтобы те грозно молчали и никого не пускали в суд. Видимо, во время первого заседания, люди слишком громко кричали: «Свободу политзаключенным!» — московские судьи расстроились и не смогли спокойно работать.

Журналисты спрашивали: «На каком основании вы нас не пускаете даже в фойе суда?» Один из судебных приставов отвечал: «Чтобы вы не создавали давку, внутри слишком мало места». Поэтому давились на улице.

Хам выполз наружу

set2.jpg

Фото: Иван Петров

В итоге в зал заседания попали шесть представителей СМИ и шесть родственников подсудимых. Старший пристав (он, к сожалению, не захотел представиться) начал говорить, коверкая фамилию отца одного из подсудимых:

— Николай Бояринов, здесь? — кричал пристав.

— Не Бояринов, а Бояршинов! — отвечали из толпы.

Николай Бояршинов, отец подсудимого по делу «Сети» Юлия Бояршинова, явился несколько позже, но старший пристав отчаянно не хотел произносить его фамилию правильно, как бы его не поправляли из толпы.

photo_2020-02-26_20-37-43.jpg

Товарищ старший пристав

А потом потянулись долгие часы ожидания. Тянулся холодный и ветреный питерский день. Люди из толпы от накопившейся злости изредка кричали в сторону полицейских: «Вы держите людей на улице незаконно, мы имеем право зайти в здание суда!» В ответ — лицо кирпичом или полное игнорирование. Полиция курила в стороне, пила кофе, пряталась по теплым машинам, когда холод совсем донимал. Примерно это же сотрудники правоохранительных органов делали, когда неизвестный мужчина вышел из здания суда и начал прорываться с боем через ожидающих у входа людей.

Мужчине было плевать на то, что в первых рядах стояли девушки. Он просто хватал ближайших за куртки и отпихивал в сторону. Раздались крики, женщины падали на заботливо выставленный приставами стол, а выползший из суда хам при этом улыбался. Разбросав журналистов и активистов, он пробился сквозь толпу и, довольно поигрывая плечами, направился по своим делам. И путь его лежал прямо мимо выстроенных в ряд полицейских машин.

Мы понимаем, кофе сам себя не допьет.

Помоги себе сам

Люди, пришедшие поддержать Юлия Бояршинова и Виктора Филинкова, решили помогать себе сами. Шел четвертый час ожидания. Каждый второй, стоявший в тот день перед зданием суда, дрожал от холода, и когда кто-то принес термос с горячим чаем и протеиновые батончики, стало немного теплее.

photo_2020-02-26_20-38-00.jpg

В это время в зале 224-го гарнизонного военного суда адвокат Виктора Филинкова Виталий Черкасов подал отвод всему составу суда. Черкасов заявил, что в протоколе судебного заседания установлено 58 фактов искажений показаний фигурантов дела «Сети».

set.jpg

Фото: Иван Петров

Например, в протоколе ответ Филинкова на вопрос о роли в группе волшебным образом сменился с «не знаю» на «связист».

«Свободу политзаключенным!»

Ближе к трем часам дня полицейские активизировались. Начали сбиваться в стаи, что-то обсуждать. Их общее число выросло в несколько раз. Люди почувствовали приближение финала — подсудимых скоро будут выводить. Одна из девушек сказала своей подруге:

— Хоть бы сейчас народу стало немного больше, а то обидно будет, если Юлика с Витей выведут, а на улице практически никого и нет.

Людей и правда стало меньше. Не каждый сможет выстоять пять часов на холоде, находясь при этом практически без движения. Но оказалось, что многие просто грелись в ближайших кофейнях. Когда весть о том, что подсудимых скоро будут выводить, количество людей у здания суда буквально за десять минут выросло вдвое.

photo_2020-02-26_20-38-52.jpg

Фото: Андрей Окунь / MR7

Выводили ребят под крики «свободу политзаключенным!». Юлий Бояршинов и Виктор Филинков улыбались, когда их вели в наручниках к автозаку. Люди вокруг неистово кричали: «Свободу!»

photo_2020-02-26_20-52-18.jpg

Юлий Бояршинов в автозаке

* - «Сеть» — организация признана в России террористической.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей