Город

Усть-Ижора: нас обманули и обокрали


версия для печати
Усть — Ижоре грозит потеря исторической идентичности. Уникальное место на берегу Невы вдоль Шлиссельбургского шоссе из-за работ по берегоукреплению и ремонту старинного шоссе может потерять патину старины, измениться. Кроме того, благое дело реально оборачивается своей противоположностью — берега размываются больше чем раньше.
Усть-Ижора: нас обманули и обокрали Фото: ВООПИиК

Почему ситуация с Усть-Ижорой беспокоит и местных жителей, и археологов, и градозащитников? В 2014 году КГИОП согласовал проектную документацию по капремонту берега и шоссе по заказу КРТИ — комитета по развитию транспортной инфраструктуры. Госконтракт же был заключен лишь в августе 2017 года с АО «ПО «Возрождение».

В результате работ появились 10 забетонированных участков берега, да не сплошных, а выборочных, как редкие зубы во рту. Граничащие с забетонированными участками берега стало размывать еще больше. Подрядчик еще в конце минувшего года разместил объявление о вырубке 274 деревьев вдоль берега. После берегоукрепления подрядчик возьмется за шоссе — участки старинного Шлиссельбургского тракта, сохранившие уникальное булыжное покрытие XVIII столетия.

hlpAx6j5lPs.jpg

Фото: ВООПИиК

Средства на всю эту работу выделены из городского бюджета — более 1, 2 млрд рублей. Но, поскольку берега продолжают размываться, не исключено, что бетонирование продолжится.

В конце 2019 года жители поселка были на собрании с руководством района и представителями подрядчика, где с удивлением услышали, что к воде теперь лучше не подходить, вообще там запрещено ходить. Запреты объясняются благими заботами о безопасности людей — берегоукрепление участков проведено так, что получается пологий склон, а потом гранитная стенка два метра высотой — то есть если кто-то упадет в воду, то выбраться самостоятельно уже не сможет. Под забетонированными участками копится влага, которая просачивается, течет ручьями — у активистов есть видеозапись.

uTrOXfLeAiw.jpg

Фото: ВООПИиК

И сам внешний вид исторической местности меняется. Между тем эта местность — от Шлиссельбургского до Петрозаводского шоссе является объектом культурного наследия федерального значения «Место битвы войск Александра Невского со шведами в 1240 году»., и этот объект культурного наследия расположен не в историческом вакууме, а в границах единых зон: регулирования застройки и хозяйственной деятельности, охраняемого ландшафта, охранной зоны.

То есть тут действуют законы об охране наследия — и федеральный. И городской. В январе 2020 года Петербургское отделение ВООПИиК получило ответ от Природоохранной прокуратуры Петербурга в связи с происходящим в Усть-Ижоре, в котором говорится, что АО «ПО «Возрождение» в нарушение законодательства вырубило деревья без разрешительной документации.

Руководству предприятия направлено представление об устранении нарушений, а КГИОП составил в отношении «Возрождения» протокол об административном правонарушении. Вот, пожалуй, и все меры воздействия. Между тем, жители с тревогой ждут, что скоро «Возрождение» примется за старый тракт.

Чтобы понять, что так беспокоит граждан, обратимся к мнению экспертов.

Петр Сорокин, археолог, старший научный сотрудник Отдела славяно-финской археологии ИИМК РАН, кандидат исторических наук:

— Место, о котором идет речь — уникально, здесь произошла Невская битва, уже во времена Петра мемориализации этой местности уделялось внимание — была заложена первая деревянная церковь, которую освятили в присутствии Петра, тут была и усадьба Александра Меншикова с путевым дворцом.

Правда, при Петре Шлиссельбургского тракта в нынешнем виде еще не было, основная дорога проходила сначала по северному берегу Невы, а еще одна — значительно южнее — вдоль порожистых участков невских притоков, по краю глинта. Здешняя дорога была окончательно оформлена при Анне Иоанновне. Указ об этом был в 1727 году, в 1732 строительство было завершено, дорогу открыли для проезда, причем первоначально она была платной, чтобы окупить расходы на строительство.

В это время изменилась структура поселений на невском побережье — на смену мелким хуторам появились поселения более крупные, в которые переселяли людей из других российских губерний. Одно из таких поселений появилось в Усть-Ижоре при усадьбе Меншикова. И первый историк Петербурга Богданов в середине XVIII века писал, что вдоль Шлиссельбургского тракта на 2, 3, 5 верст тянутся поселения. Именно на них была возложена функция поддержания дороги, мостов через протоки.

При Петре там был еще водный путь, связывающий Россию с Петербургом. В 1710-х годах — задолго до строительства тракта — был построен бичевник от столицы до Шлиссельбурга, по которому заводились суда вверх по течению Невы. И до недавнего времени еще можно было видеть свайные укрепления там, где сейчас делают набережную и берегоукрепление.

Сомневаюсь, что у нас есть хорошие примеры реконструкции булыжного мощения. Оно полностью перекладывается новыми методами и чаще всего малоквалифицированными специалистами — так проще и дешевле. Реставрация дорог — процесс длительный, мощение меняется только на выбоинах, делаются локальные вычинки. Но у нас уже давно не чинят булыжных дорог. Здесь же речь идет о протяженной дороге — она только по Усть-Ижоре тянется свыше трех километров, а ведь есть участки в Корчмино и Саперном, но здесь самый крупный фрагмент. Совершенно непонятно, как планируется снять покрытие и реконструировать дорогу. В таком варианте проект губителен для Усть-Ижоры.

photo_2020-01-23_11-00-10.jpg

Фото: Галина Артеменко

Сергей Горбатенко, член Петербургского ИКОМОС:

— Река Нева с берегами, вся береговая полоса — это компонент Всемирного наследия. Это ценно не только с точки зрения местной идентичности, ценности памятников или ансамблей или ландшафтов, но и с точки зрения туристического потенциала. И Усть-Ижоре в этом смысле нанесен огромный удар. Этот проект — пример вопиющего бескультурья по отношению к наследию, непонимания, что такое наследие, что такое ландшафт.

Необходимо остановить строительство, потребовать пересмотра проекта. Одна из наших бед — это огромные деньги, которые на это выделены. Булыжное мощение надо всячески стремиться сохранить методом реставрационного ремонта. Когда говорят, что вернут прежний булыжник, то ведь все равно подлинность будет утрачена, все лишится патины, исторического звучания — этого допустить нельзя.

photo_2020-01-23_10-58-21.jpg

Фото: Галина Артеменко

Мария Тиника, проект «Деревья Петербурга»:

— Все ведущиеся здесь работы называются не реконструкцией, а ремонтом. Ремонт подразумевает изучение и обследование деревьев и с точки зрения их состояния, и аварийности. Но у нас все, что связано с ремонтом и деревьями никоим образом законодательно не защищено, нет понятия «деревья-памятники», нет никаких охранных действий по отношению к деревьям старше 80−100 лет. У нас не существует никакого защитного регламента, связанного с уходом за деревьями. Все, что есть — это обследование и удаление больных и аварийных.

Все работы, которые ведутся здесь сейчас — как в прошлом веке, нигде в мире не используются те методы ремонта береговой линии, которые использует компания «Возрождение». Там сделано 10 участков с высокой стенкой и уклоном — без деревьев и кустов, а между забетонированными участками куски естественного берега, где происходит активное воздействие воды, то есть размыв продолжается. Надо законсервировать эти работы, сделать новые исследования с привлечением специалистов — какими деревьями можно укрепить берег.

photo_2020-01-23_10-59-49.jpg

Фото: Галина Артеменко

А вот что говорит представительница поселка Усть-Ижора Виктория Зверева, которая была на собрании общественности и руководства района в конце декабря минувшего года:

— На наш взгляд, историческую дорогу просто уничтожат. Ее вскроют, покрытие будет увезено, грунт поднимут на 1 м 70 см. Потом нам обещают булыжник привезти обратно и уложить снова, но мы этому не верим. Потому что это булыжное покрытие уникально, снова его уложить, подобрав камни идеально друг к другу, будет невозможно. Мы просто эту дорогу потеряем, вместо исторического тракта это будет новодел. Неужели невозможно просто провести выборочные ремонтные работы на месте, не увозя камни? Я считаю, что жителей Усть-Ижоры обманули и обокрали: нам обещали, что учтут все особенности этой территории, но этого не происходит. Эти участки, по которым нам теперь еще запретили ходить — просто украденная у жителей территория. Украдена она, обнулена — этот склон, если человек оступится и полетит в воду или полынью, то вылавливать его придется только у Володарского моста.

photo_2020-01-23_10-58-59.jpg

Фото: Галина Артеменко

Виктория рассказала, что жители сформулировали и передали в администрацию Колпинского района шесть пунктов наших требований, касающихся этого проекта, среди которых — отстранить от работ компанию «Возрождение», как неспособную справиться с проектом, создать комиссию с приглашением экспертов, которая проанализирует сложившуюся ситуацию, разработать новый проект и ознакомить с ним жителей. Требования приняли к рассмотрению. Жители ждут.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 3520

Все опросы…