Политика

Серебряная свадьба со Смольным


версия для печати
14 декабря 2019 года Законодательное собрание Санкт-Петербурга отмечает 25-летие со дня начала работы. Мы, работавшие журналистами в Мариинском дворце еще в первых созывах, решили вспомнить о том, как рождался петербургский парламент и как постепенно перестал им быть.
Серебряная свадьба со Смольным Фото: пресс-служба Законодательного собрания Санкт-Петербурга

Рожденный на обломках советской власти…

Новый городской парламент родился на обломках советской власти в сложнейших социально-политических условиях, когда страна находилась в крайне тяжелом положении. Требовалось обновлять законодательство, которое уже не отвечало современным реалиям, прежде всего, новой рыночной экономики и либерализации политики, перераспределять полномочия трех ветвей власти в рамках новой Конституции страны, учиться новым методам парламентской работы.

По указу президента России Бориса Ельцина от 21 декабря 1993 года, прежний парламент — Ленсовет — подлежал роспуску, а мэру города Анатолию Собчаку было велено организовать выборы Городского собрания. Петербург был поделен на 50 одномандатных избирательных округов.

Первый созыв избирался в несколько этапов. Однако более точному определению волеизъявления избирателей способствовали выборы в два тура. В итоге побеждал сильнейший, кто мог набрать более 50 процентов голосов в своем округе.

В Положении о системе органов государственной власти г. Санкт-Петербурга, составленном Анатолием Собчаком, были определены и организационные основы городского парламента. Его численный состав — 50 депутатов, срок полномочий — два года, пленарные заседания — раз в неделю.

Весной 1994 года в борьбе за 50 депутатских мандатов приняли участие 749 кандидатов. Однако из-за апатии избирателей, вызванной снижением уровня жизни в постперестроечный период и противоборством властей на всех уровнях, выборы, фактически, сорвались. Не помогло даже искусственное продление голосования на целые сутки. Люди просто не пришли на избирательные участки.

Устав Петербурга и «коррупционый клондайк»

В итоге полноценно работать законодательное собрание первого созыва начало лишь 14 декабря 1994 года.

Кстати, решение о переименовании из «городского» в «законодательное» собрание на первом же заседании предложил депутат Леонид Романков. Все его поддержали.

Ни одному из политических объединений, выдвигавших своих кандидатов, не удалось добиться безусловной победы на выборах ЗС первого созыва, а значит, и контроля над парламентом.

Собрание было обречено на поиск трудных компромиссов внутри себя, и выборы его председателя должны были стать первым таким компромиссом. В этих условиях надо было договариваться — и мэрия решила поддержать Юрия Кравцова, представлявшего оппозиционный блок «Любимый город».

Главная заслуга первого созыва — это принятие городской конституции — Устава Санкт-Петербурга. В течение нескольких лет Смольный и ЗакС боролись за те или иные нормы Устава, за сохранение баланса интересов. В результате получился очень демократичный и передовой документ.

Чего стоит только норма о том, что председатель ЗС имеет право подписывать городские законы, если мэр не подписал их даже после преодоления депутатами его вето.

Конечно, в памяти и новшество питерских законодателей, которое касается городских финансов.

Два процента расходов бюджета, составляли «депутатскую» часть резервного фонда бюджета. Полученная сумма делилась на 50 (по числу депутатов), и в пределах своей «квоты» каждый парламентарий составлял перечень расходов, формулируя соответствующие целевые бюджетные статьи.

Больше нигде в России депутаты не получали право распоряжаться напрямую деньгами из бюджета. Этот «коррупционный клондайк» в несколько измененом виде «поправки БФК» существует до сих пор. И сколько еще проживет, неизвестно.

Было много скандальных историй, когда депутаты расписывали свою поправку подконтрольным фирмам, конторкам друзей и родственников. Многие были против распределения депутатами денег напрямую, так как это не входит в их полномочия. Но «отец» поправки депутат Сергей Никешин всякий раз придумывал способ ее сохранить.

Сейчас она называется «поправка Бюджетно-финансового комитета» и надежно запрятана среди статей бюджета, где находятся расходы районных администраций.

Нынешний спикер парламента Вячеслав Макаров несколько раз обещал показать поправку, но ни разу этого не сделал.

Эта поправка существует потому, что является эффективными политическим инструментом исполнительной власти. Депутаты получают поправку и голосуют за бюджет так, как нужно Смольному. Сами парламентарии, в основном от партии «Единая Россия», используют эти деньги в качестве предвыборных бюджетов.

На них подконтрольные депутатам муниципальные образования раздают перед выборами продуктовые наборы для пенсионеров и малоимущих. Тем, кто исправно ходит голосовать. Им оплачивают экскурсии и концерты, а также приобретение вставных протезов. В общем, делают все, для того, чтобы именно эти люди пришли на выборы и голосовали за них.

Второй созыв: в поисках спикера

8 декабря 1998 года прошли вторые в истории выборы в парламент Петербурга. Массированное использование «новых» предвыборных технологий, общий драматический фон («громкие» убийства депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой и бизнесмена Дмитрия Филиппова), появление в городе политика Юрия Болдырева и вражда губернатора Владимира Яковлева с «Яблоком» сделали свое дело.

Состав Санкт-Петербургского парламента оказался чрезвычайно размытым и неопределенным по своим политическим убеждениям.

Практически все независимые кандидаты, которые вышли во второй тур, примкнули либо к Болдыреву, который на волне своей популярности сколотил целый предвыборный блок, либо обратились за поддержкой к администрации города.

Один из основателей партии «Яблоко» Юрий Болдырев (аббервиатура: Явлинский, Болдырев, Лукин), к тому времени насмерть рассорился с Григорием Явлинским. Болдырев оказался очень удачной находкой для Смольного, несмотря на свою оппозиционность он противостоял «Яблоку» и стал включать в состав своего блока тех, кто соглашался бороться с «яблочникам» во втором туре.

С каждым кандидатом был заключен договор, по которому в случае избрания он был обязан подчиняться директивам Болдырева и политсовета движения «Блок Юрия Болдырева», руководствоваться ими в своей деятельности в Собрании.

Большинство такой договор подписали, но как это часто бывает в политике, после попадания в парламент кинули своего вождя. В результате большинство из избранных уже в первое полугодие из блока Болдырева вышли. Политическое объединение, фактически одержавшее победу на выборах, развалилось, причем во многом из-за ошибок и просчетов самого Болдырева.

Но о полном контроле над парламентом со стороны Смольного говорить не приходилось: ЗС, где все депутаты работают на профессиональной основе, было даже менее управляемым, чем прежнее.

Борьба за кресло председателя началась практически с первого же заседания в январе 1999 года и длилась до июня 2000 года, когда спикер, наконец, был избран.

Итогом торга стало избрание 7 июня 2000 года «пакета» в составе: Сергей Тарасов — председатель и Сергей Миронов — заместитель председателя. Зять актрисы Алисы Фрейндлих Сергей Тарасов никогда не старался подмять под себя парламент, лавируя между различными группами интересов.

ЗакС того времени был активным, разнообразным, скандальным. По каждому вопросу приходилось собирать депутатов: то Смольному, то другим политическим силам требовались 26 человек для принятия закона или постановления, даже поправки. А при отсутствии договоренности пленарное заседание просто срывали отсутствием кворума. Так было заведено. И практиковалось довольно часто.

Третий созыв: Марш согласных

Уже первым своим действием новый парламент образца 2003 года оказался не похож на предыдущий созыв. Прямо на втором заседании — 15 января — депутаты избрали себе нового спикера — им стал бывший заместитель председателя ЗС Вадим Тюльпанов. Правда, несколько месяцев депутатам не удавалось собрать кворум и провести хоть какое-то заседание.

Проведя кулуарные переговоры фактически со всеми антигубернаторскими силами и заручившись поддержкой полпреда в СЗФО Виктора Черкесова, воевавшего против действующего губернатора Владимира Яковлева, стало ясно, что новое Собрание будет недружелюбным Смольному и станет активно сопротивляться попытке Яковлева стать губернатором в третий раз.

Прогубернаторские депутаты сбились в блок «Единый город». Но после безуспешного бойкотирования работы законодательного собрания, блок стал давать трещины. Все стали ждать, кто первым из членов блока войдет в зал заседаний и создаст необходимый кворум.

Этим человеком оказался депутат Игорь Михайлов, который пришел на заседание в белом свитере, нервно теребя в руках чётки.

Провал просмольнинских сил в Собрании поставил Яковлева перед фактом: третьего срока не будет. Оптимизма не прибавило и новое назначение Полномочным представителем Президента в Северо-Западном федеральном округе Валентины Матвиенко. Все понимали, что этот пост лишь трамплин к должности губернатора Северной столицы.

Как стало известно позднее, председатель второго созыва Сергей Тарасов сразу после выборов поехал на отдых в швейцарские Альпы, а вице-спикер второго созыва Вадим Тюльпанов вместе с представителями полпредства начал переговорный процесс с группами депутатов.

За утверждение Тюльпанова новым председателем Собрания депутатам от СПС и «Яблока» были обещаны посты одного вице-спикера, председателя постоянной комиссии по городскому хозяйству, представителям КПРФ-НПСР был обещан пост председателя БФК и пост вице-спикера, команде Дениса Волчека были обещаны посты председателей нескольких комиссии и также пост вице-спикера. В итоге, когда Сергей Тарасов вернулся в Петербург, лидирующие позиции им были утеряны.

Депутаты подтвердили полномочия и представителя Законодательного собрания СПб в Совете Федерации России Сергея Миронова. Миронов был обрадован итогами голосования по председателю и дал новому спикеру такую характеристику:

«Вадим Альбертович Тюльпанов был на президентских выборах доверенным лицом Владимира Владимировича Путина».

На состоявшихся 21 сентября выборах губернатора Петербурга во второй тур вышли бывший вице-губернатор Анна Маркова и полпред президента Валентина Матвиенко. Во втором туре 10 октября Валентина Матвиенко победила Анну Маркову и стала губернатором Санкт-Петербурга.

После этого началась ползучая капитуляция парламента перед Смольным.

Уже к середине октября депутаты приняли изменения в Устав Санкт-Петербурга, инициированные еще и.о. губернатора Александром Бегловым (в его первый опыт губернаторства). Но по удивительной случайности полностью совпадавшие со взглядами нового губернатора на устройство исполнительной власти. Согласно новой версии Устава резко повышалась роль городского правительства, которое до этого было лишь совещательным органом. Вопреки желанию фракции СПС от должности председателя правительства решено было отказаться.

После этого депутаты дали кредит доверия Валентине Матвиенко и практически любое голосование по предложенным ею законопроектам заканчивались единодушной поддержкой.

Эпилог. Парламент лишенный влияния

С этого момента началась новая история взаимоотношений между исполнительной и законодательной властями города. Вылившаяся в построение так называемого «конструктивного диалога» между губернатором и депутатами Законодательного собрания Санкт-Петербурга. «Симфония двух властей», как любят называть этот период депутаты и Смольный.

В последующие созывы полномочия и политическое влияние петербургского парламента только сокращались. Если в первые два созыва исполнительная власть работала под контролем депутатов. Законопроекты Смольного рассматривались под лупой, а принятие бюджета каждый раз было непростым экзаменом для чиновников, то сейчас законодательное собрание под руководством Вячеслава Макарова напоминает «одинаковых с лица» бывших военных, целью которых является нажимание на скорость кнопок для голосования.

Парламент перестал выполнять свою основную функцию контроля за принятием и исполнением бюджета, который теперь принимают так быстро, что не успеваешь уследить.

Этот парламент не имеет права знать детали концессионных соглашений, заключаемых чиновниками. Если губернатору Владимиру Яковлеву в 1998 году парламент не позволил взять кредит на строительство вокзала для РАО ВСМ и в результате, город не влез в долговую яму. То нынешние депутаты не могут добиться у Смольного даже раскрытия соглашения по строительству Западного скоростного диаметра, «съедающего» каждый год от 5 до 2,5 млрд рублей налогоплательщиков.

В своей статье в газете «Санкт-Петербургские Ведомости» спикер ЗАКСа и лидер местной «Единой России» Вячеслав Макаров описал, каким он видит современного депутата петербургского парламента:

«Депутат должен постоянно работать „на земле“, поверять правовые теории практикой, учиться слушать, понимать и помогать. И, конечно же, региональный депутат всегда будет вовлечен в решение проблем своего избирательного округа, микрорайонов и даже отдельных дворов».

Это такой депутат-собес. Который ставит скамеечки во дворах, красит стены и раздает продуктовые наборы. Это депутат, который не лезет не в свои дела и голосует, «как надо» за все «что надо». Не суёт свой нос туда, «куда не надо», и особенно в принятие бюджета Петербурга, что есть на самом деле первейшее и главнейшее делом депутата, которого именно для этого и выбирают петербуржцы.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме




Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 3456

Все опросы…