Общество

Спасти жизнь — в моей власти


версия для печати
В трансплантации костного мозга ежегодно нуждаются более четырех тысяч россиян, примерно 900 из них — дети. Трансплантация костного мозга нужна людям с окногематологическими заболеваниями и нарушениями в системе кроветворения и иммунной системе.
Спасти жизнь — в моей власти

Подходящих доноров находят лишь для трех сотен человек. Остальные — умирают, не дождавшись донора.

В России благотворительный фонд Русфонд формирует Национальный регистр доноров костного мозга имени Васи Перевощикова. Девятилетний Вася из города Глазова, что в Удмуртии, умер 25 февраля 2015 года от острого лимфобластного лейкоза — он не дождался донора костного мозга.

В Русфонде сообщают: «На 142 миллиона жителей в нашей стране потенциальных доноров всего около 100 000 — это как песчинка в пустыне, доноров катастрофически не хватает. Чтобы у каждого был шанс, имен в базе должно быть в десятки раз больше — хотя бы 4 миллиона. Просто для примера, в Германии с населением 81 миллионов человек имен в национальном регистре 7,5 миллионов».

Почему до сих пор доноров так мало? Люди боятся? Недостаточно информации о том, как стать донором костного мозга, чтобы стать потенциальным спасителем чьей-то жизни?

Исправить ситуацию можем только мы сами — рассказывать о донорстве костного мозга, самим становиться донорами.

Корреспондент МР7 встретилась с молодой петербурженкой Марией Норкиной- одной из тысяч российских граждан, ставших донорами костного мозга. И одной из тех, чье донорство уже помогло спасти жизнь.

Марии Норкиной 27 лет, она любит путешествовать, общаться с людьми, ходить в походы. Мария по профессии — территориальный менеджер в компании «Море чая». И еще Мария — донор крови и донор костного мозга. Ее стволовые клетки подошли одному из пациентов НИИ им. Раисы Горбачевой. Благодаря пересадке костного мозга спасена жизнь молодого человека.

— Мария, как вы стали донором костного мозга?

— Четыре года назад я стала искать информацию о больших донорских акциях, чтобы не одной идти кровь сдавать, а к кому-нибудь присоединиться, и случайно наткнулась на пост о донорстве костного мозга. Я впервые услышала об этом, в тот же день стала читать, маме позвонила, моя мама тоже донор крови. А на следующий день я поехала и сдала кровь, чтобы вступить в Регистр доноров костного мозга.

-А как стали донором крови?

— В 19 лет, я тогда впервые сдала кровь, когда училась в Академии госслужбы и организовывала донорские студенческие акции. С тех пор сдаю кровь четыре раза в год — максимальное количество, которое позволено сдавать женщине. Я уже кадровый донор.

— Как вы сдавали анализ на типирование, чтобы вступить в Регистр доноров костного мозга?

-Вообще ничего особенного — там берут кровь из вены, пробирку крови. И еще заполняешь анкету согласия. Я сдала кровь на типирование в апреле 2015 года, четыре года назад.

— И сколько лет вы ждали?

— Ровно два года прошло, прежде чем раздался звонок: в апреле 2017 года мне позвонили с незнакомого номера. Я в этот момент ехала в метро с работы, почти ничего не слышала, только то, что со мной поздоровались, сказали, что я подошла пациенту. И связь пропала. А у меня намечался большой отпуск в мае — мы с мужем решили лететь на Кубу. До этого я периодически вспоминала про Регистр, часто думала, что обязательно, если подойду пациенту, то у меня это совпадет с отпуском или командировкой, свадьбой друзей или моей.

Так и вышло — мне позвонили за несколько дней до отпуска и вылета на Кубу. Но потом перезвонили, сказали, что пациент может немного подождать, я смогу лететь в отпуск. Когда я вернулась, то меня пригласили в НИИ имени Раисы Горбачевой, я встретилась со своими кураторами — тогда это были Ольга и Елена, мне сказали сдать дополнительные анализы на расширенное типирование. Мы побеседовали с врачом-трансплантологом — о том, что меня ждет.

После расширенного типирования через недели две-три говорят — точно ли ты подходишь реципиенту. Но вот мне позвонили и сказали, что нашелся еще один донор, и он больше подходит. Но прошла еще неделя, снова звонок и мне сообщают, что тот донор не смог, и выбрана все же я. Меня пригласили на беседу с трансфузиологом — мы должны были выбрать способ забора костного мозга.

-Это как?

-Там два варианта — либо операция через проколы в тазовой кости под общим наркозом, либо через кровь забор стволовых клеток костного мозга. Эта процедура длиннее, чем операция, я изначально хотела выбрать первый вариант, потому что думала, что под наркозом это будет быстрее, а из крови — это долго. Но мне объяснили, что с моим реципиентом предпочтительнее через кровь.

-Почему?

-Потому что он больше меня весил, поэтому в случае необходимости возможно повторение процедуры забора через кровь. А если из тазовой кости брать материал, то его можно взять ограниченное количество и повторить нельзя. Я согласилась на процедуру через кровь.

-И когда это было?

—  Это было 3 июля 2017 года — собственно процедура. Но надо было за неделю до этого четыре дня делать уколы препаратом, стимулирующим выработку дополнительных стволовых клеток в костном мозге. Уколы надо было делать два раза в день утром и вечером в плечо — не в мышцу, а в жировую ткань. Утренний укол делали в больнице — там брали еще дополнительные анализы, а вечерний я делала себе сама. На пятый день, собственно 3 июля состоялась сама процедура забора. Это надо было пять часов лежать на кровати с катетерами в обеих руках. Из одной руки кровь вытекает, в другую возвращается, проходя через сепаратор.

-Вы о чем думали в эти часы?

— Когда это все закончится уже, очень хотелось побыстрее. Потом, когда все закончилось, меня покормили обедом, отвезли домой на машине и все. На следующий день мне выдали страховку, справку для работы, больничный лист, сделали контрольный анализ крови. И отпустили с добрыми пожеланиями, рекомендовав через месяц сделать общий анализ крови в поликлинике.

-И вот прошло два года, и мы с вами сидим и беседуем, и вы уже знаете, что с реципиентом вашим все хорошо.

— Я периодически спрашивала у своего куратора, как дела у пациента. Она прислала мне смс, что у него все хорошо.

-А кто он?

-Он не петербуржец, молодой мужчина, чуть постарше меня.

— Если говорить о каких-то философских вещах — что вы чувствуете — человек жив, здоров, и это благодаря вам?

— Удивителен сам факт того, что человек, который с тобой никак не связан — не родственник — может быть генетически настолько близок тебе, что удалось ему спасти жизнь. И это, конечно, очень странно, и греет душу: вот где-то есть человек, в котором живут мои стволовые клетки, которые помогают ему вырабатывать иммунитет.

-Вы хотели бы встретиться? Или вы боитесь немножко?

— Я боюсь, естественно, потому что это же человек совершенно незнакомый. Я не знаю… ну, неловкость при встрече. И о чем говорить… Но интересно, хотелось бы узнать, что за человек, чем живет, чем занимается.

-А что вы скажете тем, кто решает сейчас, читая наш диалог — становиться или нет донором крови костного мозга?

-Это очень важно — вступить в Регистр доноров костного мозга. Это совершенно не страшно. Это дает ощущение того, что ты сделал что-то значимое в жизни, это — чувство собственного достоинства.

Где сдать кровь, можно узнать здесь

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме




Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 3331

Все опросы…