Город

Невский и Исаакий на месте — уже хорошо


версия для печати
«Разрушать Нельзя Сохранить» — дискуссия на Международном культурном форуме прошла в два этапа. Запятая в заглавии первой части дискуссии была поставлена после слова «разрушать», а во второй. Соответственно, после слова «нельзя».
Невский и Исаакий на месте — уже хорошо

Первая часть, проходившая в Атриуме Главного штаба Эрмитажа и модерируемая Владимиром Шуховым, директором фонда «Шуховская башня», называющим себя правнуком архитектора Шухова, была поживее.

Вторая, состоявшаяся в Белом зале Главного штаба и на на которую «правнук» не явился, прошла так спокойно, что некоторые слушатели не дождались финала.

Зато в Атриуме Шухов сразу задал тему:

«Нуждается ли Петербург в развитии при медленном и красивом руинировании?».

Игорь Водопьянов, управляющий партнер УК «Теорема» сказал, что горожан интересует развитие общественных пространств, а градозащитники своими слаженными коллективами атакуют любую инициативу перестройки и нового строительства в центре.

Девелопер рассказал, что здания в центре Петербурга строились как офисы империи, не всегда из качественных материалов. И чтобы сейчас переделать старое здание под нормальное жилье, надо, как бывало в советские времена, отселить всех жильцов. Но теперь, поскольку среди жильцов масса мелких собственников, то так просто не отселишь: обязательно найдется бабушка-блокадница со своим котом. которая уезжать не захочет. И требования по охране старых зданий избыточные. По мнению Игоря Водопьянова, то, что не видно с фасада, вообще охранять не нужно, все можно сломать и построить новое.

Президент Союза архитекторов России Николай Шумаков после таких радикальных предложений миллиардера Водопьянова сказал, что Петербургу, когда он перестал быть столицей, крупно повезло.

А то имели бы открытый бассейн вместо Исаакия, а Невский взяли бы да расширили в два раза, чтобы там танки помещались в восемь рядов:

«Конечно, без общественных пространств и парков город не живет, но город надо сохранять, каждое здание носить на руках, любить и лелеять».

Архитектор Максим Атаянц считает ложной саму постановку вопроса — развивать ли город или смотреть, как он тихо умирает. Совокупность старой застройки Петербурга — это большая ценность, нежели взятое отдельно здание — памятник.

Опасно разделять исторический центр на охраняемые памятники и фоновую застройку — он ценен весь. А если сохранять только фасады, то это будут «чучела» зданий. И еще Атаянц сделал важное замечание — в 60−70 годы, когда принимались нормативы капремонта, ценность исторической застройки отрицалась идеологически. Для Петербурга и других исторических городов нужны особые нормативы, особое законодательство.

Художник Покрас Лампас (Арсений Пыженков), который работает в стиле «каллиграффити» считает, что «интегрировать искусство в город» сложно из-за того, что исторические фасады находятся под защитой — их не разрисуешь. А ведь современное искусство — это «новая точка цитирования, новая возможность навигации по городу».

Максим Атаянц заметил, что «благоустройством в урбанистически-хипстерском изводе можно испоганить городскую среду».

По мнению главы КГИОП Сергея Макарова, исторический центр Петербурга, в сохранение которого в минувшем году из всех источников финансирования было вложено 20 млрд рублей, то есть 300 млн долларов, чувствует себя неплохо:

«Пациент жив!». Беспокоит, естественно, содержание жилого фонда, где действительно огромное количество собственников, которые быть ответственными собственниками далеко не все готовы. И законодательство федеральное, и нормы проектирования надо адаптировать к Петербургу, а не Петербург к ним — считает чиновник.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме




Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 3432

Все опросы…