Общество

Тактильные рифы в большом городе


версия для печати
13 ноября — Международный день незрячих людей, всемирная дата, призванная привлечь внимание к тем, кто навсегда потерял зрение. Именно Петербург стал первым российским городом, где был основан еще в позапрошлом веке в 1807 году Институт рабочих слепых.

Петербург и поныне один из признанных центров реабилитации незрячих людей.
Государственный Центр медико-социальной реабилитации инвалидов по зрению, что в переулке Джамбула, существует с 1983 года. Ежегодно здесь проходит реабилитацию около 270 человек. Здесь много обучающих программ. Но прежде всего человека, потерявшего зрение, надо научить ориентироваться в пространстве.

Елена Зубарева приехала в Петербург учиться в вузе, потом уезжала, работала на Севере. В 2005 году вернулась в Петербург, когда уже теряла зрение — это стало следствием тяжелой работы и прогрессирующего заболевания. Елена не видит 12 лет, левым глазом еще может отличить свет от тьмы, но не более. Конечно, она помнит ту жизнь, когда наступал рассвет — солнечный или пасмурный, но наступал. Она помнит залитые светом улицы, уютный круг электрической лампы вечерами. Но, потеряв зрение, Елена стала учиться заново ориентироваться в пространстве, взяв в руки белую трость: «Сюда — переулок Джамбула — я попала тотально незрячей с первой группой инвалидности по направлению ВТЭКа, обучение началось с понимания того, что это надо, взяла трость, хотя было страшно, вышла с преподавателем на улицу».

Лена до этого, в своей зрячей жизни, видела, как слепые ходят, постукивая белой тростью. Здесь, в реабилитационном центре учила маршруты — живет в Озерках, надо было научиться дойти до метро через две дороги, проехать с пересадками до центральных станций, выйти, дойти до переулка Джамбула. Она учила все маршруты, которые теперь нужны ей в жизни — до ДК Шелгунова, где организован досуг для незрячих людей, до общественной организации незрячих, до больницы и т. д. «Надо было преодолевать страх, ведь у меня жизненная ситуация сложилась так, что я вынуждена была преодолевать страх сама, мне прятаться было не за кого — я была одна в большом городе, — говорит Елена. — Надо было как-то выживать. Был страх, было большое напряжение, даже какое-то нежелание идти, но все преодолела с помощью Ольги Евгеньевны». Своего преподавателя Ольгу Кульчицкую Елена узнала по шагам. Ольга подошла, села рядом, включилась в разговор:

— Времени не так много дается на поток — два с половиной месяца, четыре часа в неделю на пространственное ориентирование. Но вообще обучение ориентированию начинается с формирования приемов и способов ориентирования в малом пространстве. Сначала мы учимся ориентироваться внутри нашего здания — это основа основ. Если наши реабилитанты не научатся передвигаться внутри здания, то дальнейшее их пребывание тут будет некомфортным, ведь помимо ориентирования мы изучаем тут другие предметы. Потом мы обязательно должны отработать приемы работы с тростью — обязательно внутри учреждения. И только потом мы выходим в большое пространство.

Мы с вами — зрячие люди даже не задумываемся, перешагиваем лужи, огибаем препятствия, открываем стеклянные двери. А как приспособлен город для тех, кто идет по его улицам с белой тростью? Да, у нас есть звуковые светофоры, правда, еще не на всех перекрестках. Но некоторые, как говорят Елена и Ольга, озвучены неправильно — нарушен временной режим. Да, у нас уже появилась тактильная разметка. Мы с вами видим эти желтые полосы и квадратики. Но везде ли разметка сделана так, чтобы помогать, а не запутывать?

Ольга Кульчицкая поясняет:

 — Человек должен знать, что обозначает тот или иной наземный тактильный указатель. Если параллельные линии — это движение вперед, если квадратики — так называемые тактильные рифы имеющие форму конуса или цилиндра — расположены в линейном порядке, то это знак «внимание», разрешающий дальнейшее движение вперед с осторожностью, а если рифы расположены в шахматном порядке, то это знак, запрещающий дальнейшее движение вперед. Но часто тактильная разметка часто расположена неверно — там, где должны лежать тактильные рифы, разрешающие движение вперед с осторожностью, могут лежать тактильные рифы, обозначающие запрещение движения. Но такого быть не должно. К сожалению, в очень многих местах тактильная разметка может неожиданно обрываться и незрячий просто не может понять, куда ему дальше двигаться.

Тактильная разметка — это лишь часть универсальной среды, призванной сделать город доступным и для незрячих людей. И наш город, в котором, безусловно, уже многое сделано, чтобы он стал доступен для всех, все равно еще далек от того, чтобы стать универсальным для каждого человека.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме




Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 3304

Все опросы…