Город

Проблемы федерального парка


версия для печати
Павел Быков живет около парка Лесотехнического университета уже 20 лет, из них пять отдал учебе в академии. Исходил парк вдоль и поперек и каждый раз недоумевал — такой большой и красивый парк, а ничего в нем для людей нет: ни скамеек, ни освещения, ни площадок, ни урн. Памятники архитектуры стоят в полуразрушенном виде, уникальные бункеры времен ВОВ заполняются водой.
Проблемы федерального парка

«К парку у меня всегда было много вопросов: как это, иметь парк в таком состоянии со стоящим посреди него, простите, институтом ландшафтной архитектуры и дизайна?! — говорит бывший студент университета Павел. — Я недавно стал изучать идеи урбанистов и погрузился в тему настолько, что решил опробовать свои идеи в парке».

Павел собрал через соцсети единомышленников, в приложении Pinterest ввел хэштэг #мебельизпалетов, набросал идеи и приступил к делу. Палеты нашли в строительном гипермаркете, довезли строительный материал до парка.

Инструменты Павел взял из своего гаража, инструкции нашли в Интернете. Вместе с десятью волонтерами они за выходные собрали уютную садовую мебель — три лавочки, урну, уютное место для чтения огороженное палетами.

«Мы ориентировались на три целевые группы, которые я там наблюдал: это в первую очередь мамы с детьми, потом люди одинокие — книжку почитать, на природу полюбоваться и собачники. Правда, для собачников не успели ничего сделать», — огорчается он.

В тот же вечер Павел обнаружил, что лавочки заняты и люди на них отдыхают.

В последующие дни Павел каждый день инспектировал место отдыха — следил за тем, кто им пользуется и как люди себя ведут. Выяснилось, что, когда появилась урна, люди перестали кидать мусор под ноги. Каждый вечер энтузиаст сам выносил мусор из урны, чтобы она не переполнялась.

Однажды ему пришлось разогнать людей, которые попытались жарить рядом шашлыки — по правилам парка, этого делать нельзя.

«Мы разговаривали с теми, кто там отдыхает — все очень признательны, говорят, мол, стыдно иметь такой парк и идти 3 километра до ближайшей лавочки», — рассказывает он.

После того, как все было сделано, Павел сообщил о себе и своей инициативе в ректорат университета с вопросом: готовы ли они сотрудничать? Молодого человека поблагодарили за энтузиазм и благие намерения, но попросили все лавочки в ближайшее время убрать, потому что «не согласовано». Правда обнадежили, что есть площадка, где впоследствии можно будет реализовать его «благоустроительные» идеи.

«Когда я, наконец, встретился с представителем университета, он пояснил, что весь парк — это зона охраны объектов культурного наследия, что они за каждую травинку отвечают перед КГИОП, что скамейки придется убрать, — говорит Павел, но не отчаивается. — Зато я понял, что не все так плохо. От других активистов я слышал, что позиция ректора — «идите вон со своими собаками, у нас тут Ботанический сад».

Выяснилось, что у ректора тоже есть видение развития парка и он понимает, что вокруг строится много жилых комплексов и что тысячи новых жильцов тоже потянутся в парк. Поэтому закрывать парк никто не собирается".

Павлу предложили рассмотреть другое место для своих начинаний — на пересечении улиц Карбышева и Новороссийской, где стоит полуразрушенная старая водокачка.

Чтобы понять, что происходит с парком, корреспондент MR7 встретилась с ректором Юрием Беленьким и услышала грустную историю про отсутствие финансирования и охранный статус парка, из-за которого у него фактически нет никаких шансов стать местом культурного досуга для жителей.

«Парк — это наше богатство, наше наследие. Ему 190 лет, здесь собрана уникальная коллекция деревьев и растений — порядка 3000 травянистых растений и около 1800 — древесного кустарника, которые произрастают в нашем краю в единственном экземпляре. Дубы, которые стоят перед главным корпусом, им под двести лет, и всем этим наследием мы постоянно занимаемся, но также оно приносит нам много проблем и неудобств, — добавляет Юрий Беленький. — Мы стараемся их решать, учитывая требования вышестоящего органа — министерства образования и те проблемы, которые возникают со стороны жителей района».

Причина, по которой парк стал зоной «отчуждения», является его статус — парк принадлежит университету, и является федеральной собственностью. Город расточать бюджетные средства на федеральную собственность не может или не хочет.

Другим препятствием для любого вида деятельности в парке является его статус памятника истории и культуры — это накладывает определенные требования и ограничения на любые преобразования. «Например, чтобы провести в парке освещение, необходимо сначала провести полную инвентаризацию, — говорит Юрий Беленький — Где взять финансирование? Это не парк отдыха. У нас есть охранное обязательство и мы сами здесь ничего сделать не можем. Мы стараемся вырубать опасные деревья, убирать мусор, но средств именно на развитие парка у нас нет».

Раньше, по словам ректора, финансирование университета было посметным — составлялась смета на содержание парка и по ней министерство образования выделяло деньги.

«Лет пять назад финансирование стало подушевым — то есть по количеству студентов. Парк и Ботанический сад сюда не входит, — говорит ректор. — Сейчас на содержание парка в год тратится порядка 15 миллионов рублей — это только фонд заработной платы сотрудникам садово-паркового хозяйства, ботанического сада и на оборудование, которое мы закупаем».

Они обращались в Смольный и к муниципалитету «Светлановский» с просьбой рассмотреть вопрос финансирования, ведь парком пользуются тысячи людей. «Обращались — „помогите нам“. Но они говорят: вы федеральная структура, мы не имеем право вам давать деньги — у нас свой бюджет, у вас свой. Мы говорим, но ваши граждане приходят к нам — мы для них это делаем!»

Вторая проблема — любое вмешательство во внешний вид парка требует согласования с КГИОП и определенных процедур.

Юрий Беленький вспоминает историю, когда на 215-летие университета, Комитет по благоустройству подарил им воссозданную в прежнем виде клумбу в виде герба.

«Потом пришел КГИОП, выписал штраф и заставил ее убрать, — смеется ректор. — 300 тысяч штраф выплатили. То же самое может случиться и со скамеечками, которые Павел Быков смастерил — придет инспектор и выпишет штраф тысяч на 100. Вот и будет скамеечка ценой в 100 тысяч рублей. Все, что мы можем, это максимально не трогать парк».

Ректор говорит, что у них давно есть проекты по развитию парка, есть идеи по организации на базе образовательного учреждения лаборатории под открытым небом, в которую планируется вовлекать и жителей: от детей детсадовского возраста до пенсионеров-садоводов. Из ближайших планов — запуск экскурсий по парку.

Юрий Беленький уверяет, что университет ищет взаимодействия с жителями, и будет рад, если таким мостиком станет Павел. Останется только найти деньги.

«Мы хотим, чтоб наш парк развивался, и мы не стояли на месте. У граждан не должно быть мнений, что мы его уничтожаем или ограничиваем доступ — мы лишь хотим сделать вход упорядоченным. Давайте вместе выработаем стратегию, нарисуем дорожную карту, и будем что-то делать, чтобы в парке было место и отдохнуть, и с ребенком погулять и познавать», — говорит ректор.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники





Лента новостей