Общество

Мобильник в руках школьника — запретить нельзя разрешить

11 июля 2019 17:51 Илья Таксюр
версия для печати
Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила запретить ученикам использование телефонов в школе. По ее словам, решить этот вопрос необходимо до начала нового учебного года.
Мобильник в руках школьника — запретить нельзя разрешить Фото: pexels.com

Подобные заявления от представителей власти не новы: в прошлом году министр просвещения России Ольга Васильева предложила брать пример с Франции, в которой использование мобильных телефонов в школе законодательно запрещено.

Однако запретительные инициативы встречают неодобрение со стороны учителей и школьников, которые давно привыкли к постоянному использованию телефонов.

С другой стороны, многие сходятся на том мнении, что пользование гаджетами следует регламентировать, чтобы сконцентрировать внимание детей на уроке.

Существуют в жизни общества сюжеты, которые время от времени всплывают, стихают, а потом снова повторяются. Инициатива в проигрывании этих сюжетов принадлежит высокопоставленным чиновникам, в высказываниях которых проскальзывает логика стереотипного советского цензора — если телефоны мешают на уроках, то нужно запретить ими пользоваться. Таким образом Валентина Матвиенко запускает старый сюжет про недовольство общественности запретами, на недовольство общественности отреагируют другие чиновники (делая вид, что понимают суть проблемы), об этом журналисты напишут статьи, а сама проблема вряд ли окажется решенной. В этот раз тот же сценарий, а камнем преткновения стали мобильные телефоны в школах.

MR7.ru поговорил с учителями и студентами о том, что они думают о возможном запрете и что вообще такое в нашей современной жизни мобильник.

Павел Аксютин, учитель информатики

«Я считаю, что запрещение — слишком простой путь. Сегодня телефон — это самый доступный и удобный источник информации. Да, конечно, он может отвлекать детей на уроке, но это происходит в том случае, если урок построен неправильно. Информационные технологии — лишь педагогические инструменты, которые могут работать эффективно или нет. Мобильное обучение — слабо изученный формат в России. Предложение Валентины Матвиенко — популистский ход, которому будут рады все учителя, не готовые меняться так же быстро, как и окружающий мир. Необходимо повышать квалификацию педагогов, способствовать внедрению наиболее удачных практик. Строго говоря, каждая школа может самостоятельно разрешить или запретить использование телефонов через согласование с участниками образовательного процесса. В данном случае регуляция на федеральном уровне мне кажется излишней».

Естественно, правительственные структуры со временем начинают понимать, что формулировка вопроса в виде «запретить или не запретить» решительно никого не устраивает, поэтому чиновникам более низких уровней приходиться истолковывать слова своих коллег из Совета Федерации.

Руководитель организационно-правового аппарата Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Михаил Коломыцев:

«В этом вопросе нельзя все решить запретами. Если насильно забирать у детей телефоны, то это будет нарушением прав ребенка. Более того, статья 18 Закона „Об образовании“ предусматривает наличие в школах электронных ресурсов. В этом законе также прописано, что каждая школа может принять свои правила внутреннего распорядка с учетом мнения обучающихся и родителей. Так что можно пойти по этому пути — в каждой школе принять правила, касающиеся телефонов. Возможно, нужно какое-то рекомендательное письмо Министерства просвещения. Регулирование этих вопросов должно идти от органов управления образованием. Можно договориться о регулировании этого вопроса по аналогии с формой одежды — в законе „Об образовании“» про форму есть, а про телефоны ничего не сказано".

Если проблема уже решена на законодательном уровне, то следует понять, как школьные правила работают на практике.

Александра Микулина, студентка:

«Я вспоминаю свой пятый класс: мальчики играли в игры, девочки переписывались в соцсетях. В восьмом классе у нас в школе установили правило, согласно которому дети должны сдавать телефоны в контейнер на время урока. Со временем это правило стало ослабевать, но и мы, повзрослев, стали меньше отвлекаться. Мне кажется, что телефон на уроке отвлекает — стоит открыть калькулятор, как сразу всплывает куча сообщений. В нашей школе запрет сработал: те, кто много „залипал“, перестали это делать, даже если учитель не просил сдавать телефон».

Этот случай можно рассматривать как пример очень хорошей педагогической работы, если сравнивать его с моим опытом. В моей школе учителя также пытались изымать цифровые устройства, однако быстро сдались, столкнувшись с нежеланием детей слушаться. Как итог в старших классах некоторые из нас умудрялись срывать уроки, включая музыку из беспроводных колонок. Это было связано с полным расхождением взглядов на образование у родителей и учителей. Преподаватели настаивали на внедрении более жестких правил поведения, но у родителей были более «демократичные» взгляды. Дети, естественно, не хотели расставаться с гаджетами, а родители не видели проблем в том, что на уроке у детей телефоны и планшеты.

Роман Тюльпанов, сопредседатель Совета отцов Петербурга:

«Я воспитываю двух сыновей и на нашем примере очень хорошо видно различие в поколениях. Мое детство прошло с игрушечным автоматом Калашникова в руках и деревянным муляжом гранаты, игрушка моего старшего сына — компьютер, младшего — планшет. Телефон стал „волшебной таблеткой“ не только для детей, но и для родителей — даешь гаджет ребенку, и он спокойно смотрит мультики, общается в соцсетях. Родители в это время делают что угодно, но не общаются с ребенком. К использованию телефонов на уроках отношусь отрицательно. Сейчас некоторые учителя математики работают по учебникам 60-х годов, потому что в Интернете нет решений задач оттуда. Так что проблема более глобальная».

Известно, что руководители крупнейших IT-компаний ограничивали доступ к гаджетам своим детям, проводя с ними время за изучением литературы. Более того, в школах США, Греции, Таджикистана и многих других стран за использование во время учебного процесса телефонов следуют жесткие дисциплинарные взыскания. В российских реалиях, как мне кажется, подобный опыт изучать неуместно. Классическое образование с нацеленностью на живое общение и концентрацию внимания стало потребностью мировых элит, которые хотят воспитать своих детей так, как воспитывали их. Среднестатистическим же жителям планеты нужно смириться с зависимостью от цифровых устройств и сконцентрироваться на формировании новой культуры потребления информации. К этому тезису в конечном итоге приходят все, но дальше слов дело не заходит.

Академик РАО, проректор по научной работе РГПУ им. А. И. Герцена Лариса Цветкова:

«Дети должны быть готовы к непредсказуемым рискам со стороны современного мира, поэтому институт образования должен очень взвешенно подходить к этой ситуации. Нельзя жить в цифровом мире, не зная его. Система образования должна опережать развитие общества, минимизируя риски для детей».

Получается, что дети с гаджетами на уроках — это только вершина айсберга, имя которому «цифровая эпоха». Но понимают ли сами чиновники этот феномен?

Мне кажется, что если спросить начальников служб по работе с молодежью о том, что такое Call of duty, то они вряд ли смогут дать вразумительный ответ. Так и выходит, что проблема всем известна, но адаптироваться к ней или тем более искать пути ее решения никто не хочет. Старый сюжет о запретах завершится классически: чиновники что-то скажут о современном мире, общественность продолжит жить по-старому, а тем временем запрет использования телефонов в школах будет рассматриваться высшими чинами власти. А новые поколения продолжат жить в дивном новом цифровом мире, который запретить нельзя.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники




Ранее по теме




Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 2835

Все опросы…