Общество

Сотни тысяч «голуновых»

12 июня 2019 17:21 Галина Артеменко
версия для печати
Накануне было прекращено резонансное уголовное дело против Ивана Голунова — корреспондента интернет-издания Meduza. Его обвиняли по сфабрикованным полицейскими уликам в покушении на сбыт наркотиков. А днем ранее стало известно о предстоящем условно-досрочном освобождении Оюба Титиева — правозащитника из Чечни, осужденного на четыре года за хранение наркотиков. В обоих случаях в качестве способа давления использовались различные части 228-й статьи УК РФ, которую не зря называют народной — за преступления с незаконным оборотом наркотиков в 2018 году были осуждены почти 130 000 человек.
Сотни тысяч «голуновых» Фото: Галина Артеменко

Алексей Лахов, заместитель директора благотворительного фонда «Гуманитарное действие» рассказал корреспонденту MR7 о том, как обстоят дела с наказаниями за наркотики в России:

Первые слова Ивана после освобождения из-под домашнего ареста: «Компенсацией моего морального ущерба будет то, чтобы такое больше не произошло ни с кем». И это правда — вопрос либерализации не только уголовного законодательства в отношении наркотиков, но и антинаркотической политики в целом актуален как никогда.

Говоря казенным языком, антинаркотическая политика — это комплекс мер, направленных на «предупреждение, выявление и пресечение незаконного оборота наркотиков и их прекурсоров, профилактику немедицинского потребления наркотиков, лечение и реабилитацию больных наркоманией» (цитата по тексту Стратегии антинаркотической политики РФ до 2020 года). Сейчас при Государственном антинаркотическом комитете создана Межведомственная рабочая группа по разработке новой Стратегии, до 2030 года. И вот какие предложения туда можно было бы направить:

Обеспечить повсеместное внедрение «Схем направления наркопотребителей на лечебно-профилактические мероприятия». Схемы — это ПАРТНЕРСКАЯ инициатива некоммерческих организаций и органов внутренних дел по обеспечению доступа к медико-социальной помощи людям, задержанным по «наркотическим» статьям. Ключевой момент — доступ представителя НКО к задержанному осуществляется прямо в отделе полиции. В основе работы Схем лежит тот факт, что задержание — это кризисный момент в жизни наркопотребителя и в то же время удобный момент для того, чтобы предложить ему помощь. Пилотный проект несколько лет работал в Воронежской, Челябинской, Иркутской, Московской областях, Пермском крае и Республике Татарстан. А потом — тишина.

Смягчить наказание по 228-й статье. Подвижки уже есть — в Госдуму может быть внесен законопроект, согласно которому наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ («Приобретение и хранение наркотиков в крупном размере») будет снижено с нынешних 3−10 лет лишения свободы до 2−5 лет, а минимальное наказание за те же деяния в особо крупном размере — с 10 до 5 лет. Но это должно стать только началом, а не точкой в либерализации российского антинаркотического законодательства.

Разработать и внедрить критерии эффективности программ первичной профилактики наркомании. Чтобы чиновники перестали отчитываться количеством мероприятий, направленных на пропаганду здорового образа жизни, а спросили подростков и молодежь: «Какая социальная реклама на вас подействует? В какой социальной сети вам ее лучше показывать — TikTok или Like? Кто должен рассказывать вам о последствиях употребления — занудный врач-нарколог или подготовленный ровесник, говорящий с вами на одном языке? И вообще — может, вам не реклама антинаркотическая нужна, а хороший психолог?»

Признать эффективность низкопороговых программ помощи людям, употребляющим наркотики, которые включают в себя как минимум:

— обмен использованных игл и шприцев на стерильные;

— предоставление без направлений и очередей услуг юриста, социального работника, психолога, хирурга, других специалистов;

— экспресс-тестирование на социально значимые инфекции — ВИЧ-инфекцию, вирусные гепатиты В и С, сифилис, туберкулез.

За признанием эффективности таких программ должно последовать их повсеместное внедрение.

Привести государственную систему оказания наркологической помощи в соответствие с современной наркосценой. Иначе говоря — использовать в процессе лечения и реабилитации не только препараты и методики, которые давно и успешно применяются в отношении людей с опиоидной и алкогольной зависимостью. Необходимо реагировать на то, что в России формируется, если уже не сформировалось, целое поколение потребителей новых психоактивных веществ (НПВ) — например, «солей».

Много лет назад я услышал такие слова: «Наркоманы выгодны всем. Правоохранителям — потому что на них можно» срубить палку" или" срубить" денег. Медицине — потому что на них можно неплохо заработать. Чиновникам — потому что ими можно пугать и набирать политические очки". Похоже, это остаётся верным и сегодня. Вот чтобы такого не было и нужны изменения.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники




Ранее по теме




Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 2973

Все опросы…