Истории

Как путешественник и студентка решились на социальный год

Эта авантюрная идея изменила их жизнь.

Анна Мотовилова

Ксения и Андрей. Фото предоставлено Андреем Чекрыгиным.

Путешественник Андрей Чекрыгин и студентка Ксения Вострова вместе переехали из Челябинска в Петербург, присоединились к волонтёрской программе «Добровольный социальный год» фонда «Перспективы», которые помогают тяжелобольным людям, а потом решили связать свою жизнь с социальной работой. Сейчас Андрей работает в «Ночлежке», а Ксения — в частном медицинском центре в Комарово. Параллельно с этим Ксения заканчивает обучение на психолога и мечтает поволонтёрить в Санкт-Петербургском детском хосписе.

Как после путешествий по миру захотелось остановиться и больше помогать людям, и что романтичного в совместном волонтёрстве? MR7 расспросил Андрея и Ксению обо всём.

Бросай филфак, поехали на Ликийкийскую тропу

Андрей и Ксения учились на филологическом факультете Южно-Уральского гуманитарно-педагогического университета, правда, в разное время. Андрей на три года старше, и ещё на первом курсе он решил оставить учёбу и отправиться в большое путешествие. Ему было это интересно с детства, первые самостоятельные поездки начались в 16 лет, с летнего образовательного лагеря в Подмосковье. Спустя два года, оставив университет, Андрей уже колесил по странам Азии: Малайзия, Индонезия, Мьянма, Лаос, Таиланд, Южная Корея, Монголия, Китай…

Андрей Чекрыгин в Мьянме. Фото предоставлено героем.

— Жизнь коротка. Все мы внезапно смертны. Поэтому надо пробовать осуществлять интересные идеи. И я очень рад, что поехал путешествовать тогда, потому что мир быстро меняется, — размышляет Андрей Чекрыгин.

По традиции автостопного сообщества «Академия вольных путешествий», Андрей много выступал с открытыми лекциями, на которых рассказывал о своём опыте и делился лайфхаками из поездок.

Когда Андрей приехал с такой лекцией в Челябинск, на неё пришла Ксюша. Тогда она была журналисткой студенческой газеты и узнала об этой встрече от коллег. Послушала лекцию, взяла интервью, а скоро и сама ушла в академ и уехала вместе с Андреем в Турцию, чтобы пройти Ликийскую тропу (пеший маршрут протяженностью около 540 км).

— Есть известное стихотворение: «бросай филфак, поехали на Аляску». А у нас это было: «бросай филфак, поехали на Ликийку», — смеётся Ксения.

Из путешествия по Ликийской тропе. Фото предоставлено Андреем Чекрыгиным.

Махнуть в Петербург и поработать в ПНИ — вдохновляющая идея?

После путешествия девушка перевелась на психфак и начала мониторить волонтёрские вакансии, которые позволили бы пожить в новом месте. Несколько раз участвовала в программах фонда «Шередарь»: он занимается реабилитацией детей после лечения онкологических заболеваний. У фонда есть оздоровительный центр во Владимирской области, где проходит по пять реабилитационных смен в год. Ксения работала там вожатой.

Однажды заметила в ленте новостей «ВКонтакте» пост о проекте «Добровольный социальный год» от благотворительной организации «Перспективы». Сначала не придала этому значения, но потом увидела снова — и загорелась идеей поехать в Питер и посвятить волонтёрству целый год.

Андрей был готов к таким переменам в жизни. Социальные проекты ему были интересны и раньше. Ещё в путешествиях он участвовал в разных инициативах, например, раздавал еду нуждающимся. А в Воронеже познакомился с Дмитрием Константиновым, одним из руководителей благотворительной организации «Рассвет»: она обеспечивает работу шелтеров для бездомных (для них арендуют частные дома) и патруля милосердия. Общение с Дмитрием вдохновило. Был интересный опыт и в Киргизии: там Андрей познакомился с основательницей проекта «Мээрим Булагы» («Благодатный источник») Гулнарой Дегенбаевой. Больше десяти лет назад она организовала свой детский дом, он дал дорогу в жизнь уже 136 детям.

Андрей в Челябинске с волонтёрами проекта «Другая медицина». Фото предоставлено героем.

В Челябинске с началом пандемии коронавируса Андрей занялся волонтёрством в банке еды «Русь» (это организация, которой люди и компании передают излишки продуктов, а она в свою очередь раздает их нуждающимся) и стал там координатором. Плюс к этому влился в проект «Другая медицина», который развивает помощь бездомным: Андрей делал им перевязки, участвовал в ремонте и благоустройстве клиники. Тогда ему запала в сердце идея выучиться на медбрата или фельдшера.

Предложение махнуть в Петербург и поработать здесь с подопечными «Перспектив» просто поставило перед выбором: продолжать начатое в Челябинске или оставить это и попробовать нечто новое. Ребята собрали чемоданы (среди них был чемодан книг) и приехали в Петербург, в рамках «социального года» им предоставили здесь жильё.

Настоящие друзья, новый опыт и даже электронная музыка

Ребята начали свою волонтёрскую работу для «Перспектив» осенью 2020 года, а завершили летом 2021-го. Участники программы могут самостоятельно выбирать временные границы, не всегда это именно 12 месяцев. Есть вариант даже взять «социальный полугод». Кроме помощи с жильем предусмотрена компенсация питания и проезда, обучение, консультации с психологом.


Андрей и Ксения. Фото предоставлено Андреем Чекрыгиным.

Во время программы Андрей и Ксения жили в квартире вместе с ещё несколькими добровольцами «Перспектив». У пары была своя комната, плата за неё чисто символическая — на уровне оплаты за место в студенческом общежитии. В квартире царила атмосфера дружеской коммуны, волонтёры вместе ездили на работу.

— Мы с этими ребятами поддерживаем тесный контакт до сих пор. Вообще я поняла, что самые глубокие дружеские связи приобретаются в подобных проектах, потому что вы вместе работаете, у вас общие сложности. Правда, некоторые из нашей компании уехали в Германию, — рассказывает Ксения.

Андрей и Ксения в рамках волонтёрского проекта работали со взрослыми инвалидами с множественными нарушениями развития в психоневрологическом интернате № 3. Четыре дня в неделю они ездили в Петергоф и выполняли там некоторые функции санитаров, а также организовывали досуг людей: гуляли с ними, сопровождали на мастер-классы, проводили праздники.

Ребята рассказывают о том, что на территории интерната есть отдельный корпус для мастерских — и там была арт-студия, керамическая мастерская, компьютерный класс.

— Помимо занятий на компьютерах подопечные вместе с наставниками создавали потрясающую электронную музыку! Они даже выступали в Европе с этим проектом, — рассказывает Андрей.

Художественные работы подопечных ПНИ № 3 тоже не обделены вниманием: их не раз размещали в «Русском музее» и на других культурных площадках. Это имеет особое значение для людей, которые всю свою жизнь вынуждены проводить в стенах интерната.

— С одной девушкой мы много бывали в мастерской. У неё тяжелая форма ДЦП, поэтому ей было сложно рисовать. Коллеги соорудили для неё удочку из маркеров, и она выводила линии ей, — вспоминает Ксения. — Так вот я застала открытие художественной выставки этой девушки! Когда я увидела ее глаза, я поняла, какое это счастье для человека.

Личный вызов — личный социальный год

Личный социальный год Андрея не ограничился «Перспективами». Он ехал в Петербург с мыслью познакомиться с разными социальными проектами.

Андрей в «Благотворительной больнице». Фото предоставлено героем.

В силу прежнего опыта Андрея заинтересовала «Благотворительная больница». Это сообщество волонтёров, которые оказывают медицинскую помощь людям в ситуации бездомности и людям без документов. Андрей участвовал в выездах автобуса мобильной клиники, делал перевязки, организовывал поставки медикаментов и передачки для бездомных пациентов в государственные больницы.

— Тогда «Благотворительная больница» была просто сообществом друзей. И то, что мы делали, было круто. Я прокачивал свои навыки медицинской помощи под руководством врачей. Научился пользоваться мобильным монитором ЭКГ. Прочитал несколько учебников. И через это волонтёрство познакомился с множеством других инициатив, — вспоминает Андрей.

В результате он успел посотрудничать:

  • с «Мальтийской службой помощи» (помогает бездомным инвалидам и другим нуждающимся на основе христианских принципов);
  • «Гуманитарным действием» (занимается профилактикой ВИЧ и помощью наркозависимым, внесена минюстом в реестр НКО — иностранных агентов);
  • благотворительным фондом «Диакония» (межконфессиональная христианская организация, которая помогает бездомным, зависимым, занимается социально-психологической реабилитацией ветеранов войн и их семей);
  • «Ночлежкой» (всесторонняя помощь бездомным).

Андрей волонтёрит в «Ночлежке». Фото предоставлено героем.

Почему интересно работать именно с бездомными — вопрос сложный, Андрей даже самому себе по-разному на него отвечает.

— Для меня бездомность — это сложный феномен. Это уникальный опыт и неочевидная отчуждённость от общества, в которой люди находятся. Их истории производят впечатление, которое трудно в себя вместить. Мы живём в узком пространстве благополучия. И ужасы окружающего мира — мы просто неспособны их воспринять. Их слишком много. Но с этим можно работать, и это интересно, — говорит Андрей.

«Родители вроде привыкли, что сынок странненький»

После социального года Андрей выбрал работу в «Ночлежке». Он консультирует людей, которые обращаются за помощью, помогает разобраться в проблемах и решить их. Например, восстановить документы, оформить инвалидность, получить необходимое лечение.

Этим всё не ограничивается. Ещё Андрей активно участвует в новой инициативе волонтёров-медиков. А ещё помогает беженцам: и тем, кто остаётся в России, и тем, кто хочет уехать из неё. Планирует через год-другой поступить учиться на медбрата или фельдшера. Может быть, стать фельдшером скорой помощи.

Фото предоставлено Андреем Чекрыгиным.

Ксения признаётся, что во время социального года её хватало только на работу в ПНИ и до сих пор она вплотную к волонтёрству не возвращалась. Сейчас она работает в частном медицинском центре в Комарово: организует праздники и мастер-классы для пожилых людей. Совмещает это с учёбой на психолога. Мечтает поволонтёрить в Санкт-Петербургском детском хосписе.

Близкие Андрея и Ксении по-разному относятся к их увлечениям и волонтёрству. Ксения рассказывает, что после того, как она на время бросила учёбу, мама уже не удивляется ничему. И в целом поддерживает всё, что нравится самой Ксюше. Родственникам же Андрея нужно было привыкнуть.

— Я благодарен своим родителям за поддержку. Сначала они не приветствовали тот образ жизни, который я избрал: брошенный университет, странствия по миру. Это был непростой период наших отношений, — рассказывает Андрей. — Но со временем они поняли, что это не страшно, что я жив-здоров, вот красивые фотографии из разных стран. Реакция на то, что я делаю, поначалу была похожей: зачем всё это, нужно строить жизнь, серьёзным делом заниматься, а не всякой фигнёй. Но сейчас родители уже вроде привыкли, что сынок странненький.

А друзья — интересуются, порой даже и вдохновляются, сами начинают путешествовать, помогать людям вокруг и заниматься волонтёрством.

— Это заразительно, — смеётся Андрей.

Андрей и Ксения в Вологодской области. Фото предоставлено Андреем Чекрыгиным.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

share
print

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.