Истории

Мариупольские бабушки начали возвращаться из Ленобласти домой

Но только те, у кого уцелели дома

Андрей Швед

Фото: Андрей Швед / MR7

Пожилые люди из Мариуполя оказались в России после начала СВО. Они приехали вместе с поездом беженцев в Тихвин в Ленинградской области. Оттуда их переправили в другой город — Лодейное Поле. Здесь пенсионеры жили в гериатрическом центре, но теперь некоторые из них приняли решение вернуться домой.

Мария Петровна Дубовая жила с сыном Володей на втором этаже в гериатрическом центре в Лодейном Поле. Сын ее имеет инвалидность, да и сама она чувствовала себя плохо — жаловалась на петербургский холодный климат, говорила, что с трудом спускается по лестнице. Володя искал работу, но ничего подходящего не попалось.

Из всех лодейнопольских беженцев Мария Петровна больше всех тосковала по дому. А точнее, просто не находила себе места в новом временном доме. Когда MR7 отвозил гуманитарную помощь в Лодейное Поле, она чуть ли не единственная говорила, что ей ничего не надо, и просила только вернуть ее домой. 11 ноября Мария Петровна уехала вместе с сыном.

Здание гериатрического центра. Фото: Андрей Швед / MR7

— Некоторые уезжают, потому что у них дома сохранились, — рассказывает Тамара Александровна, которая пока что остается в Ленинградской области. — У меня-то ничего не сохранилось, дом разрушили. Даже дочка, которая прожила лето в Мариуполе, сейчас уехала — зимовать ей там негде.

Дочка Тамары Александровны Нина сейчас в Голландии, внук остановился в Германии. Нина рассказала маме, что пока частный сектор, где они жили, никто не ремонтирует, только обещают выплатить компенсации в случае, если сами собственники решатся на ремонт.

Мария Петровна звала Тамару Александровну с собой, но та не согласилась — не видит смысла. Также из гериатрического центра уехала Раиса Ивановна, еще 5 ноября ее забрал внук на машине.

— Мне сейчас тоже куда ехать? — вопрошает Людмила Еременко, соседка по комнате Тамары Александровны. — Дочка у меня в Мариуполе сейчас пытается квартирку сохранить, там стекла побило. А мой дом в частном секторе — разбитый, его сносить надо, там крыши нет.

У Людмилы два сына: один в Германии, пытается найти работу, другой в Москве устроился разнорабочим.

— Может тот, кто в Москве, меня заберет, дай Бог! Но пока это только обещания. Сейчас сын пытается выяснить, где захоронен его отец, мой муж. Домой мне ехать некуда. До Нового года мы не уедем, — говорит Людмила.

Среди остающихся в гериатрическом центре — учительница математики Ольга Васильева, она рассказывает, что Дубовые к 13 ноября уже доехали до Мариуполя.

Постояльцы центра. Фото: Андрей Швед / MR7

— У них положение другое, Марии Петровне 80 лет, на десять больше, чем мне, ей разрешили паспорт не менять, она уехала с синеньким (с паспортом Украины; другим не уехать, так как надо менять паспорта на российские — ред.). Их там встретила сестра. В квартире у них есть свет, но нет отопления. Только в доме нет лифта, так что Марии Петровне придется подниматься по лестнице пешком, — говорит Ольга Васильева.

В гериатрическом центре она сдружилась с Дубовыми. Созвонившись с ними после их отъезда, Ольга Васильевна узнала, что у Дубовых сохранился даже дом в поселке Мирный, но одежду из дома украли. Воры не трогали банковские карты — не знали паролей.

Журналистам MR7 не удалось дозвониться ни до кого из уехавших, как у них дела — неизвестно. Мариуполь относится к ДНР — в регионе действует военное положение. Прежде чем ехать в город, редакция рекомендует ознакомиться с возможными рисками и ограничениями, с которыми предстоит столкнуться на территории, где введено военное положение.

share
print

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.