Истории

Мобилизация закончилась, люди не вернулись

Почему уехавшие после 21 сентября не спешат назад в Россию

Андрей Швед

Фото: Вита Чикнаева

Как сообщали СМИ, после начала «частичной мобилизации» из России уехало 700 тысяч человек. MR7 рассказывал четыре истории петербуржцев, оказавшихся за границей. Эмигрантские стихи, неожиданная помощь и бытовые трудности — мы поговорили с ними снова, чтобы узнать, как складывается жизнь людей спустя месяц и почему они так и не вернулись в Россию.

«Я буквально как Пушкин в ссылке»

Константин Иванов (имя изменено по просьбе героя)

Кто: актер, окончил университет им. Герцена в 2022

Куда уехал: Казахстан, Житикара

— Несколько первых дней мы прожили в квартире, которую нам безвозмездно дал казах, а потом подселились в частный дом к семье, которая здесь живет. Они сами русские, но по паспорту казахстанцы: муж, жена и две дочки. Мы с другом живем очень дешево — 5000 рублей на всех и за съем, и за коммуналку. У нас одна комната на двоих.

Все, кого мы встречаем, относятся к нам доброжелательно, подсказывают, где выгоднее менять деньги, куда сходить в выходные.

Снимок экрана 2022-11-11 в 13.09.49.png

Фото: Константин Иванов
Казахстанские степи

Уже прошел месяц, еще через месяц планируем перебираться в Астану. Тут (в Житикаре — ред.) работы нет, тем более для приезжих. Сейчас я купил курсы по разработке мобильных приложений — зерокодинг, по идее можно будет брать заказы уже через месяц-два. Так что сейчас я снова учусь — взял из России учебник по философии, занимаюсь музыкой и зерокодингом.

Я буквально, как Пушкин, в ссылке, потому что, несмотря на все неудобства, у меня есть время на саморазвитие. Я начал писать дневник и стихи.

Мой друг Илья пытается получить загранпаспорт, не возвращаясь в Россию. Я думаю, что вернусь или с окончанием «спецоперации», или если на Родине произойдут какие-то глобальные перемены. Мне хочется верить, что все это продлиться еще максимум несколько месяцев, но это, скорее, оптимистичный прогноз, чем реальный. Что-то мне подсказывает, что сильно на это надеяться не стоит. Все может затянуться на год-два. Я очень скучаю по Петербургу и друзьям.

За последние полгода до эмиграции я сильно оптимизировал свой быт, еще тогда в феврале, когда «сидел на чемоданах» и думал, что уеду. Благодаря тому, что я еще тогда собрал вещи и составил на бумаге план действий, уехать получилось буквально за несколько часов.

Уехать — это выход из зоны комфорта. Хороший способ понять, кто ты и что ты можешь. И научиться чему-то новому. Все мы, кто уехал, вернемся другими людьми и вернемся в другую страну. И это будет еще одна новая жизнь.

Снимок экрана 2022-11-11 в 15.31.54.png

Фото: Константин Иванов
Рабочий эмигрантский уголок

«Хочу смотреть этот сериал снаружи, а не обеспечивать массовку»

Ксения Годес

Кто: одна из создательниц районного паблика «От Стрелки до Гавани» о жизни Васильевского острова

Куда уехала: Казахстан, Шымкент

— Нужно сразу оговориться, что я вообще очень адаптивна. Меня не могут вывести из равновесия бытовые трудности и неудобства, отсутствие комфорта, смена климата и пейзажа. Поэтому лично я абсолютно спокойно влилась в жизнь города Шымкента. Меня не беспокоит, что мы спим на полу, едим на коленке (в квартире нет стола), что иногда отключают газ на несколько дней… Вообще я считаю, что нам крупно повезло. Мы живем бесплатно, в квартире корейцев, родственников моей подруги. Эта родня нашлась совершенно случайно и не сразу. Но как только они нас обнаружили в своем городе, то закрыли все бытовые проблемы. Помимо собственного участия в нашей судьбе они бросили клич в своем протестантском приходе, и нам принесли все необходимое и даже немного больше. Сейчас они помогают нам связями, информацией и дружеским теплом — удивительные, прекрасные люди.

Но некая «акклиматизация», конечно же, есть. У всех она проявляется по-разному. Для детей (сыну Ксении — 17 лет, дочь — студентка училища Штиглица) переезд оказался сложней, чем для меня, поначалу они растерялись, некоторое время привыкали к совершенно изменившейся реальности. Была некая эмоциональная напряженность, связанная с непониманием будущего. Но они молодцы, и сейчас, через месяц, я вижу, что они успокоились, приспособились, и мы начинаем что-то совместно планировать дальше.

Снимок экрана 2022-11-11 в 16.22.05.png

Фото: Ксения Годес
За время эмиграции Ксения приготовила пастуший суп - шурпу по-кавказки

Ближайшие два-три месяца мы проведем в Казахстане. Скорее всего, скоро переедем из Шымкента в Алма-Аты, так как там находятся все институты и ведомства, которые нам нужны или полезны. Проблема в том, что для переезда в другую страну куда бы то ни было нам не хватает документов. Их должны нам дослать из России, и Казахстан — это удачная локация для взаимодействия с Россией. Пока еще работают экспресс-доставки между странами; можно вывести деньги через платежные системы; нотариальные доверенности, сделанные в Казахстане, действительны в России.

Поэтому, пока не закрыты все дела, тянущиеся из прошлой жизни, мы будем находиться тут. К тому же есть потребности во взаимодействии и ответственность по отношению к оставшимся родственникам.

Сейчас собираю информацию, чтобы понять, какие есть возможности дальнейшей эмиграции. И юридические, и финансовые, и возможности трудоустройства, так как подкожного жира мы не накопили.

Казахстан хорош ещё и тем, что тут все говорят по-русски, в отличие от Узбекистана, например. Тут вполне можно найти работу, будучи русскоязычным. Зарплаты тут небольшие, но и жизнь сильно дешевле, чем в Питере — в разы. Поэтому мы начали потихоньку работать. У меня какие-то мелкие халтуры появились — пишу тексты. Сын устроился бариста в кафе, для этого потребовалось выучить цифры и приветствия на казахском, а дочь подрабатывает заказами на изготовление рекламы, лого, рисунков и прочего.

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.12.28.png

    Шымкент, юг Казахстана, природные и городские пейзажи

    Источник: Ксения Годес

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.12.22.png

    Источник: Ксения Годес

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.13.14.png

    Источник: Ксения Годес

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.12.36.png

    Источник: Ксения Годес

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.12.50.png

    Источник: Ксения Годес

Что же касается местных, то мы видим только хорошее отношение. Тут вообще все время с кем-то знакомишься — люди с удовольствием вступают в беседы. Познакомились мы, например, с соседкой снизу. Потому что залили ее. Она пришла сообщить нам об этом, и мы час с ней проболтали о том о сём. Она очень нам сочувствовала, просила не стесняться и обращаться к ней при малейшей необходимости. А то, что залили, говорит, так это пустяк, что теперь с ума сходить что ли?

Единственная трудность у меня — это рынок. Я ещё не научилась торговаться и всё время забываю, что надо это делать. Поэтому продавцы на рынке смотрят на меня с жалостью.

Естественно, возвращаться или нет — для каждого это вопрос убеждений, возможностей, обстоятельств и многих других факторов. Лично я не вернусь по совокупности факторов. Я уверена, что с окончанием мобилизации жизнь не наладится и не войдет в привычное русло.

Представляется, что вторая волна может начаться в любой момент. Кроме того, экономическая ситуация будет только ухудшаться. В обществе возможно нарастание агрессии, депрессии, истерии, может возникнуть плохая криминогенная обстановка. А я совершенно не желаю своим детям такой жизни. Я пожила и при советской власти, и во времена перестройки, и хорошо знаю, как адаптируют (мне кажется, никак) вернувшихся военных из Афганистана, Чечни, Сирии… и больше не вижу смысла ждать чего-то приемлемого.

Кроме того, в 90-е было голодно, страшно, непредсказуемо, но был огромный ресурс в виде надежды на будущее. Сейчас надежды нет, и, соответственно, оставаться в такой парадигме — мазохизм чистой воды. Я хочу хоть раз в жизни смотреть этот сериал снаружи, а не обеспечивать массовку для его производства.

Но это исключительно мои частные соображения. Я знаю людей, которые вернулись, потому что дома оставались семьи, работа… а возможности перевезти с собой все сразу нет. Знаю людей, которые уже несколько раз скатались туда-сюда. Границы, к счастью, открыты, и, если есть финансовая возможность, то можно жить спокойно на две страны. Есть те, кто не смог тут найти работу; те, кто сразу начал сильно тосковать… и они тоже возвращаются. Возможно, эти люди снова уедут позже, учтя все предыдущие ошибки. Или нет.

«Он дал мне 2000 рублей, сказал, что хочет помочь»

Дмитрий Абрамов

Кто: студент СПбГУ

Куда уехал: Казахстан, Алматы

— Тут на русском говорят даже собаки, очень легко жить. Товары почти все наши или аналогичные, жизнь устроена очень похоже, ассимилироваться легко.

Поэтому я не буду возвращаться по крайней мере до января — там сессия, и ходят слухи, что ее нельзя будет сдать дистанционно. А терять статус студента сейчас страшновато, вроде бы из СПбГУ на фронт пока никого не забрали. Хотя моему знакомому студенту-бакалавру приходила повестка, по которой он, правда, никуда не пошел.

В целом обустроиться в Казахстане достаточно просто, никто палки в колеса не вставляет, местные очень дружелюбно относятся или по крайней мере нейтрально. Большое спасибо чатам в Telegram по типу «Релокация Казахстан» и других. Здорово, что можно узнать у живых людей реальный опыт, задать любой вопрос.

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.18.13.png

    Фотографии сделанные Дмитрием во время прогулок по Алматы

    Источник: Дмитрий Абрамов

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.17.52.png

    Источник: Дмитрий Абрамов

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.17.41.png

    Источник: Дмитрий Абрамов

Был случай, когда я работал с ноутбуком в фудкорте торгового центра, ко мне подсел мужчина, спросил можно ли поесть со мной за одним столом. Я, конечно, согласился. Он начал говорить: «Всегда мечтал работать, как вы, — с ноутбуком, из любой точки мира». Я ему говорю: «Это вынужденная мера. Лучше бы я работал как раньше, а не сидел целыми днями за компьютером». Кратко рассказал ему, что пришлось уехать из России. Он меня поддержал, спросил, нужна ли какая-то помощь. Я сказал, что нет, пока все более-менее нормально. Уходя, он вытащил из кошелька деньги и положил передо мной. Я начал отнекиваться, но он сказал, что хочет помочь чем может. На наши деньги дал около 2000 рублей. Такая история.

«Ко всему привыкать — это сложно, но получается»

Вита Чикнаева

Кто: журналистка

Куда уехала: Грузия, Тбилиси

— Сначала в Грузии было непривычно, потом уже стало лучше. Привыкли к лари, а то было непонятно, как пользоваться местной валютой: все в других деньгах, в другой расценке. И первое время у нас все деньги были в рублях, на российских картах, но мы завели местные, начали переводить. Теперь нормально живем, как люди.

Приходится выучивать новые привычки, ко всему привыкать — это сложно, но получается. Нужно переделывать свой быт. И еще надо не забывать отдыхать и следить за собой. Если тебе грустно — посиди потупи.

Но помогают друзья. Если приезжаешь из крупного города, то тут можно встретить много знакомых или просто найти новых друзей. Тут очень много русскоязычных, из «тусовки» никто не будет исключен, даже если приезжаешь один.

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.22.01.png

    Вита и другие эмигранты погружаются в местную культуру и осматривают памятники

    Источник: Вита Чикнаева

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.21.47.png

    Источник: Вита Чикнаева

  • Снимок экрана 2022-11-11 в 13.22.08.png

    Источник: Вита Чикнаева

Мы возвращались с дня рождения поздно вечером, спускались на фуникулере. Там с нами познакомился сотрудник фуникулера, он предложил нас проводить, если мы с ним выпьем «по стаканчику». Оказалось, он купил три бутылки вина на четверых — ужасно напились, но было мило, он нам стихи читал. Люди здесь хорошие, открытые, добрые.

Снимок экрана 2022-11-11 в 13.21.37.png

Фото: Вита Чикнаева
Вита на прогулке

Был, правда, один неприятный случай: мы въехали в квартиру, но соседи снизу вызвали полицию, сказали, что «приехали русские оккупанты», мы «их захватили», и что «мы их топим». Хотя мы вообще водой не пользовались, потому что нас предупредили — в доме текли трубы.

Все знакомые очень удивлялись такой ситуации, но это, скорее, исключение, многие посочувствовали нам.

Снимок экрана 2022-11-11 в 15.32.22.png

Фото: Вита Чикнаева
Дом, где Вита живет сейчас

Пришлось съехать с той квартиры, но хозяин помог нам найти другую, даже не квартиру, а одноэтажный домик. На этот раз без соседей. Только рядом живет молодой человек из Москвы, мы его почти не видим, он очень тихий. Мы успели найти квартиру до того, как все стало стоить больше 1000 долларов, сейчас снимаем за 700. Это тоже дорого, можно, конечно, найти дешевле, но жилье будет плохим.

Пока совсем непонятно, когда можно будет вернуться. Наверное, когда нам станет очевидно, что в России безопасно, хотя знаю, что это звучит абстрактно. Скорее всего, когда закончится «спецоперация».

share
print

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.