Истории

«Судье нужно подумать»: защита выиграла фору в деле Виктории Петровой

Анастасия Романова

Фото: Анастасия Романова / MR7

Предварительное разбирательство по делу обвиняемой в «распространении фейков об армии» не завершилось: появились вопросы к давно прошедшему обыску и неизвестно откуда взявшейся экспертизе от политолога.

В Калининском районном суде 5 октября прошло очередное заседание по делу обвиняемой в распространении фейков об армии — петербурженки Виктории Петровой. Ожидалось, что на этом закончатся предварительные слушания, но этого не случилось: у адвоката слишком много вопросов к следствию. Переквалифицировавшийся в свидетеля следователь лишь заверил, что «он ни в чем не виноват».

Справка

Виктория Петрова — 28-летняя петербурженка. До 24 февраля она работала менеджером проектов в семейной фирме.

После объявления «специальной военной операции» Вика высказывалась против боевых действий в социальных сетях и репостила материалы, отличные от официальных заявлений Минобороны. Это, согласно окончательному обвинению, которое предъявили в начале сентября, и стало поводом привлечь Вику по ст. 207.3 УК РФ — «распространение фейков об армии».

6 мая к Петровой ранним утром пришли с обыском, а уже 7 мая Калининский районный суд отправил её в СИЗО. С тех пор — вот уже без малого пять месяцев — Вика находится под стражей, а её дело по существу рассматривает тот же судья Геннадий Пилехин, который согласен с гособвинением, что содержание под стражей — единственно возможная мера пресечения для петербурженки.

«Спасается от стресса бурной деятельностью»

Вика «спасается от стресса бурной деятельностью», стремится помогать сокамерницам, которые в СИЗО уже очень давно и «деформировались», много пишет и рисует, рассказывает до начала заседания Анастасия Пилипенко, адвокат Виктории Петровой. Её слушает небольшая группа поддержки, которая собралась у неизменного зала № 110 Калининского районного суда, где уже почти полгода проходят заседания с участием Вики.

Сегодняшнее заседание предварительное, на него не пустят слушателей. Они лишь мельком могут увидеть девушку, когда конвой заводит и выводит её из зала. Тем не менее люди приходят и ради этих секунд. Среди них Елена, преподаватель Высшей школы менеджмента СПбГУ, которую окончила Петрова. Педагог каждый раз благодарит Вику за её позицию и радуется, если выдаётся возможность хоть немного поговорить с выпускницей.

Традиционно пришли выразить поддержку двое пожилых активистов. Один — участливый и разговорчивый Виталий Иоффе. Второй — суровый и задумчивый, с седой бородой и значком «Немцов» на чёрном портфеле Валентин Никитченко, автор фотокниг о протестующих. Он их не продаёт, а раздаёт. На Викин процесс 5 октября он принёс альбом Russia. Her face («Россия. Её лицо») с фото женщин, выходивших на акции с 2012 года. Большая часть книги посвящена митингам против «специальной военной операции».

— А где можно её найти, я бы положила на кафедре для студентов? — поинтересовалась преподаватель Елена. Валентин сразу подарил ей книгу.



photo1664962655.jpg

Фото: Анастасия Романова / MR7

Следователь превращается в свидетеля

Сегодняшнее заседание — продолжение предварительного слушания по делу Виктории. Прежде его уже трижды откладывали по разным причинам.

Тем временем

По решению суда Виктория Петрова останется в СИЗО на время слушаний по её делу — предварительно до 23 февраля 2023 года.

На слушаниях адвокат обратила внимание суда на процессуальные нарушения, о которых ей стало известно: вопрос о законности обыска дома у Петровой решали в Калининском суде у того же судьи Пилехина спустя два месяца, вместо того чтобы сделать это на следующий день, как того требует Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

На заседании 5 октября уже в качестве свидетеля присутствовал следователь Александр Демидов, занимавшийся делом Петровой. Он пояснил, почему постановление о привлечении в качестве обвиняемой, которое Вике вручали 20 июля, не соответствует окончательному обвинению. На это адвокат обращала внимание суда ранее.

— Демидов сказал, что он не виноват ни в чём. Он перепутал документы, вручил не то, но предъявлял всё правильно, а после решил не вшивать документы в уголовное дело, — говорит адвокат.

— Плюс мы обсуждали экспертизу. Потому что следователь назначал лингвистическую, а получил политолого-лингвистическую. Откуда упал на нашу голову политолог, экспертизу которого никто не назначал и вопросов которому никто не ставил, тоже не совсем понятно. Мы также ходатайствовали о назначении экспертизы другому экспертному учреждению, поскольку Вика в своих постах высказалась в адрес профессоров и преподавателей СПбГУ, поддержавших «спецоперацию», а ту экспертизу, что сейчас в деле, делали два человека из СПбГУ.

Три пути

До 11:00 — начала заседания, по мнению адвоката, было три пути, по которому могло пойти дело. Первый — при имеющихся процессуальных нарушениях есть все основания вернуть его прокурору. Вике придётся еще какое-то время провести в СИЗО, пока будет продолжаться следствие, но день в изоляторе обычно приравнивается к полутора в колонии. И если девушку всё же приговорят к лишению свободы, то время, проведённое под стражей, поможет уменьшить срок.

Второй путь — перейти уже сейчас к рассмотрению дела по существу. В этом случае у защиты будут дополнительные аргументы (те нарушения на стадии следствия, о которых выше говорила адвокат и которые пока не разрешены) во время обжалования будущего приговора, если на него придётся подавать.

— А с третьей стороны, горизонт планирования сейчас — 10 минут, — шутит перед заседанием Анастасия Пилипенко.

Но по решению суда был выбран четвёртый путь: следующее заседание вновь будет продолжением предварительных слушаний.

— Мы опять отложились. Формально — для того, чтобы я съездила к Вике в СИЗО и мы смогли спокойно пообщаться про всё, что сегодня было. Неформально — мне кажется, судье нужно подумать, поскольку это было его предложение: проконсультировать Вику.

Защита будет продолжать настаивать на исключении из дела доказательств — экспертизы, протокола обыска и всего, что с ним связано.

Подробнее

Полную версию репортажа с сегодняшнего заседания по делу Виктории Петровой читайте в нашем спецпроекте, посвящённом задержанным в Петербурге по статье 207.3 УК РФ — «фейки об армии».
share
print

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.