Истории

«Санитарки-повторницы»: история о двух петербурженках, арестованных после пацифистской акции

Дина Коблова

Фото: Анна и Тамара / Динар Идрисов

Мать 11-летнего ребенка и художник-керамист пробыли в спецприемнике 16 суток вместо 29 — день ареста судья оценил в 9 тысяч рублей.

Из спецприемника в городе Приозерске на выходных досрочно выпустили двух петербурженок, задержанных на пацифистской акции 2 марта. Городской суд смягчил им наказания, в противном случае они бы провели в неволе почти месяц. MR7 поговорил с Анной и Тамарой, которых судьба сначала свела у Гостиного двора, а затем в спецприемнике.

О «мирной жизни»

О своей «мирной жизни» обе говорят не много. Для Анны главное, что она мама 11-летнего мальчика, Тамара представляется как художник по керамике.

Ребенка Анна воспитывает одна, она самозанятая и ищет работу в сфере обслуживания. Тамара преподает, ведет мастер-классы по керамике и продает свои изделия.

— Когда началась ■■■■■ («специальная военная операция» — ред.) стало не до керамики, да и все коллеги притормозили работу — было ощущение, что это некорректно, и настроения не было, — рассказывает Тамара. — Потом я выпала из жизни на две недели из-за задержания, сейчас вернулась, поставила VPN и вникаю в происходящее.

Несогласованная пацифистская акция 2 марта была не первым подобным событием, на которое вышли обе петербурженки.

— На митинги начала ходить примерно год назад, но потом — с ареста Навального — прекратила. В начале марта у меня был первый раз в этом году. Почти каждый раз, когда я выходила, меня задерживали — первый арест был на трое суток, — рассказывает Анна.

Тамара также была фигуранткой так называемого «Санитарного дела» в прошлом году. Ее арестовали 31 января на акции в поддержку оппозиционера Алексея Навального, но тогда ей удалось отделаться штрафом.

О задержании

Задержали женщин в среду 2 марта — прошла ровно неделя с начала спецоперации российских войск на Украине. На Гостином дворе, ставшем местом встречи протестующих, в тот день собралось в разы меньше людей, чем на аналогичной несогласованной акции 24 февраля — в первый день СВО.

— Было мало людей, казалось, что они просто присутствуют, будто просто так гуляют, — поделилась впечатлениями Анна.

По словам Тамары, за полчаса до ее задержания были слышны выкрики, однако, потом все стихло. Некоторые робко пытались развернуть плакатики, а потом скромно стояли с ними в стороне, понимая, что их почти никто не успеет увидеть.

— Было ощущение безнадежное, по сравнению с прошлым годом. Люди пришли просто потому что не могли не прийти, но и сделать ничего тоже не могли, — делится Тамара.

Решив, что акция уже закончилась, девушка уже направилась к метро, как вдруг две колонны омоновцев оцепили небольшое пространство и начали сходиться, собирая всех, кто оказался между их шеренгами, в кучу. Среди задержанных, как потом сообщали правозащитники и юристы, оказались не только те, кто был на митинге, но и просто прохожие, шедшие по своим делам.

Пятерых задержанных (троих женщин и двух мужчин) доставили в отдел полиции № 13 в Красногвардейском районе, где начали составлять протоколы.

— Один из полицейских рассказал, что вчера задержали людей и те, якобы, признались, что им платят 280 рублей в час за участие в митингах. Не знаю, на что это было нацелено, может чтобы мы пожалели, что нам не платят, — говорит Тамара, — говорит Тамара.

У задержанных также забирали телефоны, а когда Анна начала сопротивляться этому, ей, по ее словам, стали заламывать руки. По версии женщины, в других отделах полиции, где ей довелось побывать после митингов, обращались мягче: размещали в актовых залах, позволяли пользоваться телефонами.

— В этот раз мне казалось, что было полное бесправие. Они будто бы сразу хотели нас посадить в «обезьянники», — поделилась Анна.

Цифры

По данным «ОВД-Инфо*», на акции протеста в поддержку Навального 31 января прошлого года 24,68% задержанных были женщинами. На пацифистских митингах с 24 февраля по 17 марта доля задержанных женщин составила 44,38%.

О суде

Обе героини в итоге получили по 29 суток ареста. Это почти крайняя мера, ведь по части 4 административной статьи 20.2.2 (повторная организация массового одновременного пребывания/передвижения граждан в общественных местах, которое повлекло нарушение общественного порядка), которая обеим вменялась, максимальный срок ареста — 30 суток.

— Это «санитарки-повторницы». «Санитарное дело» знаменито после митингов в поддержку Навального в январе прошлого года — тогда большинство протестующих задерживали по статье о нарушении санитарных, антиковидных норм. В этот раз осудили повторно, — рассказал правозащитник Динар Идрисов.

Дела Анны и Тамары рассматривались в Красногвардейском районном суде Петербурга.

— Суд был неудачный, ни на одно заседание не пустили защитников. Я одинокая мама, документы были на руках, но нигде никого не заинтересовали мои документы, их так и не приобщили к делу. По судье было видно, что она зло настроена: не спрашивала ни о чем, не обращала никакого внимания на меня, — делится Анна.

Ее судила Ирина Широкова, которая среди задержанных на митингах считается особенно жесткой к оппозиционерам.

Анна позвонила ребенку сразу после того, как ей огласили решение суда. Номер телефона родственников она не помнила, поэтому сказала сыну, чтобы он ехал сразу к ним, пока все не утряслось. Как потом выяснилось, все всё узнали: домой приходила полиция, в школе также были в курсе.

Тамару судил Евгений Жигиль.

— После суда конвойный, который провожал на заседание, спросил: «Насколько плохо все прошло?». Я ответила, что на 10 из 10, — рассказала Тамара.

По ее словам, оперативник относился с сочувствием, а судья был жесткий.

— Спрашивал, где я была все эти восемь лет, задавал вопросы о позиции не только касательно ■■■■■, но и по поводу прошлого года, что, как мне кажется, к делу вообще не относится, — сетует Тамара.

О спецприемнике

Обеих задержанных отбывать арест повезли в город Приозерск в Ленобласти. Ехали они туда больше четырех часов.

В самом спецприемнике, по словам Анны и Тамары, в целом было нормально. Петербурженкам рассказали, то этот ИВС (изолятор временного содержания) для задержанных по подозрению или обвинению в криминальных преступлениях, которые ожидают своего приговора.

photo1647966753.jpeg

Фото: Динар Идрисов
Еще не тюрьма, но тоже с камерами и мощными дверями

Относились к задержанным хорошо, все сотрудники были вежливыми.

— Видно было, что они привыкли, что сидят в основном наркоманы. Мы не буянили, начальство шло навстречу, — делится Тамара.

По словам Анны, в ИВС почти каждый день предлагали принять душ.

— Стены прогулочного дворика в спецприемнике были серые, не было видно неба — но это все не страшно. Все равно чувствовался большой контраст с отделом полиции в Петербурге — там было все гораздо хуже, — рассказала Тамара.

Девушка также поделилась, что первое время сама на себя злилась, думала: «Дура, попалась», но потом это чувство прошло.

На выходных подруга привезла ей передачку и, несмотря на то, что принимают их только в будние дни, сотрудники ИВС все же приняли её и отдали Тамаре.

Еда была скромная, задержанные иногда отказывались от «пайка», но, несмотря на это, им все равно предлагали.

Благоприятная атмосфера, которая была в ИВС, проявлялась в основном в мелочах. К примеру, там была емкость для «добрых крышечек», которые собирают для переработки.

photo1647966753 (1).jpeg

Фото: Динар Идрисов
Немного доброты

9 тысяч 375 рублей за сутки

В спецприемнике женщины написали жалобы на решение суда.

— Оказывается, сразу после суда, надо было писать адвокату, а не родственникам. Потом я каждый день звонила защитнику, узнавала, где моя жалоба, дошла ли она до суда, когда рассмотрение. Каждый день готовилась к худшему, — поделилась Анна.

Апелляцию и Тамары, и Анна Городской суд рассматривал 17 марта. На заседание их не привезли. О решении суда обе узнали от представлявшего их на слушаниях правозащитника Динара Идрисова.

— Оказалось, что все прошло удачно. Узнала в последний момент — была на седьмом небе от счастья! — обрадовалась Анна.

Петербурженки в итоге провели в ИВС 16 суток. Городской суд изменил им наказание, заменив арест на штраф в 150 тысяч рублей каждой. Платить его не нужно — проведенные под арестом дни зачли в счет штрафа — вышло, что «по курсу» 9375 рублей за сутки.

photo1647966753 (2).jpeg

Фото: Динар Идрисов
Динар Идриров, Анна и Тамара после освобождения из ИВС

После суда Динар Идрисов поехал в Приозерск за задержанными, так как нужно было передать в ИВС копии решений суда об освобождении и помочь женщинам после освобождения добраться до города. Выбравшись из изолятора, Анна, Тамара, Динар и водитель зашли в Приозерске в кафе выпить по чашке кофе. Когда официантка узнала, что женщины, отбывали срок за участие в пацифистских митингах, гостям принесли по бокалу шампанского за счет заведения.

*внесены Минюстом в реестр иноагентов.

share
print

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.