Город

В Питере люди добрее и жить интереснее


версия для печати
Опыт бездомности — один из самых тяжелых в человеческой жизни. «Я еще легко отделался», — говорит герой нашей истории. Андрею Замятину 32. Родился он в городе Березники Пермского края. В Петербурге с осени 2018 года. Сейчас живет в приюте благотворительной организации «Ночлежка».
В Питере люди добрее и жить интереснее Фото: фото Галины Артеменко: Андрей Замятин

«В детстве было хорошо», — говорит Андрей. Когда ему было 10 лет, умер отец, а мать начала выпивать и через четыре года тоже умерла. Остались сиротами два подростка — Андрей и сестра его, которая на полтора года старше. Опекуном стала подруга мамы. Так и жили.

В 17 лет Андрей уехал в Пермь — поступил в Политех на программиста, но оказалось не интересно, бросил. Поработал в Перми, потом снова в Березниках. Вспоминает об этом так:

«Гулял и особо ничем не интересовался, работал охранником, на стройках, если честно — все это было неинтересно». В Березниках жил в комнате в общежитии — досталась после размена родительской квартиры, набрал долгов и кредитов. Когда кредиторы совсем уж стали беспокоить, не придумал ничего другого, как продать комнату, чтобы расплатиться с долгами. И фактически стал бездомным.

Только в те времена Андрея это не особо беспокоило — работал, снимал жилье. Так лет шесть-семь прошло. Потом его с работы выгнали. Как сам говорит, за прогулы, но в трудовой книжке все написали по-хорошему. Итак, оставшись без жилья и без работы, Андрей решил поехать посмотреть, как другие люди живут. В попутчиках оказался давний приятель, знакомы были с 18 лет.

Перестал делить людей на национальности

До Абхазии доехали на поезде, там три месяца пожили, приятель остался, а Андрей поехал дальше — в Анапу, Кисловодск. Жизнь была простой — останавливался у людей, по хозяйству помогал.

«Мне, когда из Перми уехал, охота понять было — зачем живу, что делаю, я ведь и не был прежде нигде, ничего другого не видел никогда», — объясняет Андрей тягу к перемене мест.

Вспоминает, как уже в районе Воронежа увидел, что природа другая — южные края. Как в Абхазии поражался тому, что люди не запирали двери домов и доверяли приезжим. А под Кисловодском — как в деревне: куры, утки, коровы, лошади, бараны. Хотел было там вообще остаться — помогать строить дом у семьи абазинов, да как-то не сложилось.

Но главный вывод из своего путешествия по России Андрей сделал вот какой: «Пообщался с людьми разных национальностей и в итоге перестал делить людей на национальности, как раньше делал, теперь со всеми хорошо, а раньше относился предвзято». Но все же обмолвился про кавказских женщин — по его мнению, они к русским мужчинам относятся не так, как к своим — «будто мы им не ровня».

«Русский человек, кореец, абхаз, турок — всякие люди есть, со всеми научился контактировать, стал попроще, а раньше совсем необщительный был», — подытожил Андрей.

Поглядев на мир, Андрей решил вернуться в Пермь. Но в Анапе украли документы. Поэтому уже осенью в сторону Перми Замятин отправился автостопом. Добрался до Москвы, около месяца жил в рабочем доме. В Москве еще хорошо — давали кров, платили в день за работу на стройках или «таскать-копать» до тысячи рублей, то есть можно было купить еды нормальной. По пути в Москву в Воронеже Андрей познакомился с человеком, который, став попутчиком, предложил ехать в Петербург после Москвы. Да и в работном доме утверждали, что в Питере люди добрее, жить интереснее и кругом красивее.

Красиво, но холодно

В Петербурге в ноябре минувшего года было хоть и красиво, но очень холодно. Бездомные Андрей с попутчиком тоже нашли рабочий дом — квартиру на улице Жуковского, где ночевали. Работали на стройке. Потом пришлось уйти и со стройки, и с квартиры.

Пешком добирались до пункта обогрева «Ночлежки» из центра на площадь Мужества — телефон «Ночлежки» нашли случайно. И это оказалось просто спасением.

Андрей в пункте обогрева прожил дней десять — ночевал, а днем пешком шел с Площади мужества на Боровую — к соцработникам и юристам «Ночлежки», потому, что надо было восстанавливать документы — к тому времени у Андрея и паспорта не было, вообще ничего из документов не было. В декабре ему предложили заселиться в приют «Ночлежки» на Боровой, 112. И так закончился длинный этап странствий.

«Я легко отделался, ведь бездомный — это когда не знаешь, где помыться, поесть, ну хорошо — 12 часов в палатке, а еще 12 часов все уходят на то, чтобы найти, где поесть и помыться, весь день уходит на это гуляние пешком, — говорит Андрей, про свою бездомность. — У нас на Боровой сейчас полная комната — 10 человек, я неконфликтный, с людьми общаюсь хорошо».

Паспорт, ИНН и страховое Андрей с помощью специалистов «Ночлежки» восстановил, осталось только военный билет — но это долгий процесс.

За время жизни на Боровой в приюте «Ночлежки» Андрей начал волонтерить — ездить с «Ночным автобусом» на его стоянки, помогать раздавать бездомным людям горячую еду.

«Мне с детства нравится помогать, а тут я просто вижу, что людям нужно и поесть, и пообщаться, — это Андрей так отзывается о своем волонтерстве и в целом о жизни — до бездомности и после. — Сколько раз мне казалось, что все — ни жилья, ни работы, ни денег, но вот всегда подворачивалось что-то хорошее».

От экскурсовода до повара

Андрей недавно благодаря «Ночлежке» провел экскурсию в петербургском музее. Собой остался недоволен: вообще поначалу думал, что просто пойдет, проводит людей до экспозиции, но оказалось, что надо еще что-то рассказывать, а публичные выступления Андрею даются тяжело:

«Одно дело просто так поговорить, один на один, а о картинах да при всех вообще говорить стремно». Поэтому рассказывал не столь о картинах, сколь о своей жизни. Остановился у автопортрета Ашота Хачатряна: «Подзавис, в одну точку смотрю — на автопортрете у художника вид такой грустный смиренный, у меня тоже так бывает».

Сейчас Андрей пошел учиться на повара — у «Ночлежки» с одной крупнейшей сетью отелей совместный проект — повара отеля учат бездомных новой профессии. «Я готовить люблю, но не очень хорошо, — говорит Андрей. — Борщ, салат, оладьи, блины — готовлю то, что сам люблю есть». Но почему бы не попробовать выучиться на повара? И на стройке уже надоело работать.

И еще важно сказать — Андрей практически перестал пить, а раньше это с ним бывало 3−4 раза в неделю. Тяга к перемене мест не ослабла, но, как говорит Андрей Замятин, ему достаточно Петербурга — с его панорамами, архитектурой и красотой: «Каждый день видишь что-то новое, тут намного красивее, чем в других городах, где я был, и люди добрее».

МР7.ру расскажет о том, как у Андрея складывается учеба на повара, и что он будет делать потом, когда освоит новую профессию.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме




Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 3330

Все опросы…