Общество

Вакцинация стала жертвой собственного успеха — люди не видят болезни

18 апреля 2019 20:16 Галина Артеменко
версия для печати
С января по апрель в Петербурге зафиксировано 45 случаев кори, причем 13 из них — у детей, в минувшем году 54 человека заболели корью в нашем городе. И если ВОЗ считает нормой один случай на 1 млн населения, то в Петербурге — уже явная «не норма», как говорится «низкий уровень защиты».
Вакцинация стала жертвой собственного успеха — люди не видят болезни Фото: pixabay.com

В Петербурге собираются проводить подчищающую иммунизацию — вакцинировать тех, кто попадает в группы риска и тех, кто отказывался от прививок без серьезных медицинских причин.

Почему снизилось доверие к вакцинации? Над этим вопросом бьются социологи и психологи. Сусанна Харит, главный внештатный специалист по вакцинопрофилактике комитета здравоохранения Петербурга формулирует так: «К сожалению, вакцинация стала жертвой собственного успеха — люди не видят инфекции, им кажется, что все благополучно, но при этом активно муссируются разговоры о безопасности вакцин». Харит вспомнила трагический случай, произошедший несколько лет назад, когда в Пакистане убили вакцинаторов, которые делали прививки от полиомиелита: поползли слухи, что эти прививки якобы приводят к стерилизации. Слухи разлетаются и подхватываются с невероятной скоростью, гораздо быстрее, чем проверенная или официальная информация.

Харит сетует на то, что у нас, к примеру, нет сайтов, где бы родители, дети которых в результате отказов от прививок переболели тяжелыми инфекциями, рассказывали бы об этом. В ряде стран такие сайты есть, и родители на собственном горьком опыте говорят правду и призывают изменить отношение к прививкам. Лишь недавно мама погибшей от менингококковой инфекции девочки Яна Савченко написала о трагедии на своей странице в соцсети. А ведь от менингококковой инфекции есть вакцина, пусть она не включена в Национальный календарь прививок, но сделать ее можно.

Сусанна Харит обращает внимание и на то, как ведут себя некоторые медики — а любые случайно или непродуманно сказанные слова могут напугать родителей, насторожить их в отношении вакцинации. И если врач говорит, не имея на это серьезных оснований: «Я бы вам не советовала делать прививку, давайте подождем, пусть ребенок окрепнет», то такие слова приводят к тому, что люди начинают думать — вакцинация это что-то ужасное, раз обязательно нужно окрепнуть и подождать, а может, лучше вообще ничего не делать?

«Когда ко мне приходят люди и говорят, надо ли делать прививки, то я отвечаю: вы можете не делать, но знайте, что столбняк, как правило, заканчивается летальным исходом, а полиомиелит вызывает паралич, а если у ребенка после кори возникнет энцефалит, то это приведет к снижению интеллекта, — говорит Сусанна Харит.- К сожалению, у нас очень плохо работает и девиз «сделай прививку — защити себя и тех, кто не может быть привит, потому что в нашем обществе не очень-то принято думать о других. И ужасно осознавать, что лучшим агитатором за прививку станет лишь первый смертельный исход заболевания у непривитого ребенка».

Харит советует родителям почитать книгу вирусолога Пола Оффита «Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем». В ней автор — профессор педиатрии, один из разработчиков вакцины от ротавируса — пишет: «Идет война — война тихая и смертоносная. На одной стороне — родители. Их еженедельно бомбардируют историями об опасностях прививок. Они слышат, что младенцев слишком пичкают вакцинами, перегружают их иммунную систему, — а потом видят, как детям делают целых тридцать пять уколов всего за несколько лет, иногда по пять за раз. Они слышат, что прививки вызывают хронические болезни. …По другую сторону баррикады — врачи. Они устали от родителей, требующих индивидуального графика прививок, боятся отпускать домой непривитых детей, беспокоятся, что в их приемных, где полным-полно непривитых детей, теперь опасно находиться, и поэтому твердо стоят на своем. …А между двух огней — дети. Они беззащитны и становятся жертвами инфекций, которыми болели их дедушки и бабушки. Недавние вспышки кори, свинки, коклюша и бактериального менингита причинили страдания сотням детей, а нескольких убили — убили, потому что их родители боялись прививок сильнее, чем болезней, которые они предотвращают».

В деле вакцинации чрезвычайно важна открытость и информированность. Нельзя скрывать ни осложнений, ни реакций на прививки — ВОЗ рекомендует выпускать специальные релизы, чтобы люди не жили слухами.

Сусанна Харит разъясняет, что вакцина — это препарат, который воздействует на иммунную систему, и иммунная система дает ответ — у кого-то более, а у кого-то менее активно. Как правило, ответ стереотипен — температура, недомогание. Бывает сонливость или, наоборот, возбуждение, бывает снижение аппетита. Если была введена живая вакцина, то может быть подъем температуры. Кроме того, бывают местные реакции — припухлости, к примеру, на месте укола. Все это проходит через несколько дней. Серьезные осложнения — аллергии, сыпи, отеки — случаются очень редко: 1 на 30−40 тысяч доз вакцины. Вакциноассоциированные заболевания бывают очень редко — это 1 случай на миллион вакцинаций. Причем это происходит лишь при первичном иммунодефиците — заболевании, которое проявляется на первом году жизни ребенка.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники




Ранее по теме




Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 2975

Все опросы…