Культура

Меняю религию на идеологию


версия для печати
В Государственном музее истории религии открылась выставка советского агитационного искусства — на ней представлены картины, плакаты, панно, скульптура, мелкая пластика и другие произведения из собрания музея.
Меняю религию на идеологию Фото: MR7.ru

Многие предметы публика увидит впервые, а сама выставка «Мы наш, мы новый мир построим…» продолжает прошлогоднюю «От монархии — к Советам», посвященную столетию революции.

Захватив власть и удержав ее, большевики сразу поставили искусство на службу пропаганде. Система выстраивалась довольно быстро: уже в апреле 1918 года началась ленинская «монументальная пропаганда» — массово менялись названия улиц и где только не появлялись гипсовые памятники революционерам. С 1919 года коммунистическая идеология стала основой государства (Шестую статью Конституции СССР о главенствующей роли КПСС отменят лишь в 1990 году. — Прим. ред.), пропаганда использовала все доступные средства — от плаката до спектакля.

Организаторы выставки напоминают, что созданные пропагандой образы и символы были для многих поколений советских людей гораздо более реальными, чем окружавшая их действительность. Мифы заменяли им жизнь. Этот феномен объясняется в том числе использованием в пропаганде произведений искусства, воздействовавших, прежде всего, на психологию и эмоциональный мир человека. Впрочем, с тех пор методы пропаганды, воздействующей на эмоции, стали в чем-то только изощреннее, а местами наоборот — топорнее и грубее.

Ведущий научный сотрудник Государственного музея истории религии Евгений Лучшев считает, что идеология в каком-то смысле была новой большевистской религией и добавляет: «Большевики считали себя атеистами, но в принципе самые крупнейшие представители были по-своему верующими. Не зря Ленина называли сектантом, а коммунистическую партию — сектой фанатиков».

Коммунистический фанатизм представлен на выставке достаточно широко: от первых лет после революции до середины 1980-х годов. От экспоната к экспонату можно проследить как трансформировалась пропаганда идеи коммунизма, в сути своей оставаясь неизменной — антирелигиозная кампания не сворачивалась.

Пропаганда для многих означала «шершавый язык плаката». Действительно, плакаты были одним из наиболее универсальных способов ярко и броско донести основную мысль массам: в период 1918—1921 годов было выпущено около 3700 печатных плакатов. Но пропаганду, в том числе и антирелигиозную, можно было воплотить в каком угодно образе — хоть в дымковской игрушке.

Axpn7j9FGnc.jpg

Среди наиболее интересных экспонатов — плакаты и картины, созданные известными советскими художниками. Например, Виктором Дени, о котором знаменитый русский художник Илья Репин писал: «Какой талантище!.. и рисовать умеет и сходство схватывает и, вообще, мастер», а нарком Луначарский отмечал, что в художнике коммунистическое государство получило «соединение острого политического ума, безошибочно понимающего ситуации и отношения между нами, друзьями и врагами нашими, и сильного художественного дара».

Также представлены работы Дмитрия Моора — автора знаменитого «Ты записался добровольцем?», и Александра Дейнеки с его «Работать, строить и не ныть!».

На выставке можно увидеть мстерские шкатулки 1930-х годов, а также лаковые мстерские панно, созданные в 1980-х. Последние отражали реалии советского образа жизни и были выполнены художниками Мстеры — известного в России центра миниатюрной лаковой живописи — специально по заказу Музея истории религии.

Выставка — еще один повод осмыслить нашу столетнюю постреволюционную историю, трагическую и травматичную, так и не проговоренную и не осмысленную на уровне государства, остающуюся полем рефлексии для каждого из нас независимо от возраста.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости




Лента новостей