Город

Фреска вместо граффити


версия для печати
Профессиональный военный Олег Лукьянов пять лет назад решил изменить жизнь, оставив от прежней профессии только приставку «арт».
Фреска вместо граффити

Приобщение к искусству началось с багетной мастерской. Интерес к изобразительному искусству, знание химии и полиграфический опыт привели Олега Лукьянова к пониманию — изображение можно переносить не только на холст или дерево, но и на камень, кирпич, штукатурку. Технология цифровой фрески уже была известна, но, доработав ее, петербургский мастер добился впечатляющих результатов — его фреска стала устойчивой к воздействию погоды и вандалов. В какой-то момент он понял, что может перенести любое произведение художника даже на стену дома, и оно не потеряет в качестве исполнения.

Стена в переулке Радищева рядом с мастерской стала полигоном для экспериментов — там сегодня можно увидеть фрагменты полотен классиков и современных художников — от Боттичелли до Колбасова. Людям нравится эта новая достопримечательность города, они фотографируются на фоне фресок, приводят сюда друзей.

Жители одного из домов по Гагаринской улице захотели украсить таким образом глухую стену двора-колодца. Это совпало с мечтой Лукьянова — изменить серый городской ландшафт, внести краски в жизнь петербуржцев. Так появился проект «Urban Фреска».

Варианты городских фресок были рассмотрены на Общественном совете Петербурга и представлены главному архитектору города. К Лукьянову присоединился художник Владимир Колбасов. По замыслу Олега Лукьянова Петербург может выглядеть так:

f-1.jpg

«Мы выступали на заседании Общественной палаты и предлагали такого рода оформление городских стен. Нам сказали: в центре города, однозначно нет. Потому что брандмауэр — это тоже своего рода достопримечательность Петербурга. И пусть он серый, осыпающийся — все равно является визитной карточкой города! Но все-таки те стены, которые не просматриваются с улиц, находятся во дворах или взять достаточно безликую современную застройку — рисунки на них никто не отменял», — рассказывает Олег Лукьянов.

Жители дома № 3 по Гагаринской улице надеются на то, что проект Олега Лукьянова добавит красок в их скучный двор-колодец. Окна их квартир выходят прямо на такую стену, единственным украшением которой является цветущий пару летних месяцев дикий виноград.

А в остальное время года — это достаточно депрессивный пейзаж. «Каждое утро жители просыпаются и смотрят на эту стену — летом хоть есть пятно зелени, а зимой сплошная унылость. Мы предложили жителям поработать на стене с пространством». Олег рассматривал несколько вариантов, но остановился на акварельном воздушном Петербурге художника Владимира Колбасова.

«Сам Колбасов не полезет рисовать на стены — он высоты боится. И ни один граффитист не способен передать с такой точностью детали и нюансы картины, как это позволяет наша технология», — говорит автор проекта «Urban Фреска». Если эскиз будет одобрен городскими властями, то картина на Гагаринской улице станет первой ласточкой проекта.

Технология фрески Лукьянова может напомнить знакомую всем переводную картинку. Детально оцифрованное изображение печатается на специальную основу и потом переносится на заранее подготовленную поверхность стены. Мастер буквально вбивает тончайшую пленку в штукатурку или кирпич, стену. Затем верхнее полотно-пленка снимается, а краска — изображение — остается на стене.

Стоимость фрески: 1 квадратный метр — 20 тысяч рублей. Приблизительно цена одного брандмауэра обойдется в 1−2 млн рублей в зависимости от размеров и сложности картины.

Полгода назад технологию опробовали на трансформаторной подстанции. В «Ленэнерго» были не против, но если городские власти скажут: сразу закрасят изображение. А пока во дворе на проспекте Науки появился свой Исаакиевский собор с высоты птичьего полета.

f-4.jpg

«Говорят, что даже квартиры в домах рядом подорожали, потому что из их окон виден Исаакий», — шутит Олег Михайлович. — Такие будки не являются украшением наших дворов и вид у них печальный".

В Петроградском районе есть брандмауэры, по которым уже есть согласования с жителями и городом. Четыре адреса ждут своего часа. «С петроградкой есть особое понимание, — рассказывает Олег Лукьянов. — Некоторые стены уже заранее согласованы с жильцами на предмет нанесения граффити и здесь опять-таки надо подобрать произведения художников, которые там будут смотреться органично и красиво».

«У меня художественного образования нет как такового, — о себе Лукьянов говорит скромно. — Но вот первобытная тяга к наскальной росписи, она во мне явно выражена».

Свои опыты Лукьянов проводит на стенах домов вдоль переулка Радищева — это своеобразный испытательный полигон. Фрески Лукьянова стали украшением места, но в январе перед приездом Путина в Преображенский собор их закрасили. Автору не стоило труда отмыть свои фрески с помощью воды и тряпки — краска коммунальщиков оказалась менее стойкой.

Отношение местных жителей к творчеству Лукьянова одобрительное. Художник понял это, когда однажды вышел на переулок, чтобы нанести грунтовку на участок стены, где собирался нарисовать новую фреску. «Несколько проходящих мимо людей обратили на меня внимание, решив, что я вандал и закрашиваю фрески. Двое человек спросили мою фамилию, один неодобрительно ругнулся матом. Оказывается, жители защищают наши картины».

21 февраля депутаты Законодательного собрания Петербурга приняли в первом чтении проект изменений в закон о благоустройстве, который предусматривает легальный путь для нанесения граффити или рисунков на стены домов. Часть депутатов считает, что собственники жилья в многоквартирных домах вправе сами решать, что нарисовано на стенах.

f-8.jpg

Законопроект устанавливает правила согласования элементов уличного искусства, в том числе рисунков на фасадах, ограждениях, заборах, которых до сих пор просто не существовало. Разработкой этих правил должен заняться Смольный, предположительно Комитет по градостроительству и архитектуре.

В ответ Владимир Григорьев, главный архитектор города, опубликовал авторскую колонку на страницах газеты «Деловой Петербург», где ясно дал понять, что его отношение к рисованию на брандмауэрах отрицательное.

«Чистая стена в петербургской панораме — исторически и художественно обусловленная архитектурная „пауза“, полноценный элемент лаконичного и неповторимого петербургского стиля, — пишет главный архитектор города. — Почему-то именно сюда — в сложившуюся среду исторической части города устремлены амбициозные взоры современных художников: на этих стенах хотят рисовать молодые последователи стрит-арта. Поскольку запрос в обществе есть, мы, безусловно, будем искать и придем к компромиссным решениям».

Однако место для таких решений — только за пределами исторического центра, уверен Владимир Григорьев и перечисляет где: в замкнутых креативных пространствах, внутри промышленных кварталов, на торцевых фасадах в новых спальных районах.

«Пускай к нам обращаются инициативные группы домов, даже хрущевок, вместе мы будем искать инвесторов», — говорит Олег Лукьянов.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники



Ранее по теме




Лента новостей