Культура

«Сны Петра» в заснеженном Петергофе


версия для печати
В Большом Петергофском дворце до весны расположился необычный выставочный проект «Голландский домик. Сны Петра Великого».
«Сны Петра» в заснеженном Петергофе Фото: Галина Артеменко / MR7

Летом мы не успеваем подробно рассмотреть «Монплезир» — экскурсионные группы идут потоком, в дождь музей закрыт. И вот нынешней зимой есть возможность рассмотреть эти вещи подробно — старинные книги из Амстердама, голландскую керамику и картины, вещи Петра — вот его колпак для сна, вот халат, вот ширма. Монплезирские вещи этой зимой не погружены в сон, они здесь, в светлом Белом зале Большого дворца, они рассказывают историю снов Петра.

Известно, что Петр свои сны записывал сам или диктовал секретарям. Петр видел причудливые сны. И теперь, в XXI веке, в Большом Петергофском дворце, пройдя всю анфиладу воссозданных залов, дойдя до Белого зала, в котором нет музейной экспозиции, можно увидеть современную фантазию о снах Петра, созданную Арне Кворнингом, выдающимся современным архитектором и сценографом, «сочинившим» пространства таких музеев, как Датский национальный музей и Зоологический музей в Копенгагене, Музей естественной истории в Женеве, Норвежского музея ледников, Музея викингов в Дании и многих других музеев.

книга.jpg

Галина Артеменко / MR7

Подлинные вещи Монплезира здесь вместе с современной фарфоровой фантазией о голландских тюльпанах, причудливыми зеркалами, создающими эффект странного пространства, в котором можно блуждать, пространства, полного воздухом — ведь во сне многие летают, правда?

Здесь Арне Кворнинг разместил и изразцы из Монплезира, найденные в развалинах после того, как Петергофский парк был освобожден от нацистов. В любом даже самом кошмарном сне никому не привиделось то, что случилось здесь в войну.

И теперь эти кусочки керамики с жанровыми сценками — рыбаком, мельницей и лодочкой — извлечены на свет и являют нам пережившую кошмар подлинность. Вы знаете, что все черепки и осколки, найденные в пригородных музеях, хранятся там? Эти искалеченные мемории лежат в темноте и тепле хранилищ, сохраняя свою подлинность и свою историю.

фрагмент.jpg

Галина Артеменко / MR7

После войны обстановку той части Большого Петергофского дворца, где ныне Белый зал — Ольгинскую половину — решили не воссоздавать. Здесь устроили кинотеатр, а потом музей-заповедник, отреставрировав зал, сделал его залом конференций, концертов и приемов. И вот теперь здесь до весны пространство «Снов Петра».

Обойдя все закоулки снов, рассмотрев предметы и картины, вглядевшись в зеркала и фарфоровую красоту тюльпанов, можно смело взойти на сцену Белого зала, где поставлена кровать — точная копия той, что в Монплезире, кровать Петра. На нее можно лечь — так задумано по сюжету экспозиции — взглянуть на полог и увидеть, как проносятся сны — чайки, корабли, облака над морем.

Выставочный проект подготовлен ГМЗ «Петергоф» совместно с фондом «ПРО АРТЕ» в рамках 3-й Петербургской биеннале музейного дизайна при поддержке Комитета по культуре Петербурга, Генерального консульства Королевства Нидерландов в Петербурге и Датского культурного института.

цветы.jpg

Галина Артеменко / MR7

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Instagram, Яндекс.Новости




Лента новостей