Общество

Петербургские приставы арестовали технику у общественной активистки


версия для печати
Петербургские приставы арестовали технику у общественной активистки

Около 8 утра 2 августа 2018 года Марину Мачневу разбудили звонком: сосед заявил, что его заливают. Мачнева открывать незнакомцу дверь не стала, но на всякий случай проверила — все краны закрыты, трубы целы. На всякий случай вызвала «аварийку» и пошла досматривать утренний сон. Через несколько минут стук раздался снова. На этот раз мужчина за дверью представился сотрудником Службы судебных приставов: принес ответ, который Мачнева давно ждала. Женщина удивилась — до этого она много раз обивала пороги приставов, снимала все на видео, но ее игнорировали.

Спецоперация

— Как только я открыла дверь, в квартиру ворвались еще двое человек, которые первым делом вырвали у меня из рук телефон, — рассказывает петербурженка.

Стучавшийся не представился. Позже выяснилось, что он — специалист службы по работе с должниками по коммунальным платежам Георгий Зайцев. Двое его помощников бесцеремонно принялись обыскивать жилье пенсионерки в поисках ценных вещей, затем еще двое консьержей вошли как понятые. Как потом выяснила Мачнева соседом, которого заливают, тоже прикидывался Зайцев.

Не найдя ничего более ценного, приставы забрали телефон и ноутбук — телевизор проигнорировали. Позже выяснилось, что арестованную технику оценили в 1 000 рублей, которая при продаже пойдет в счет долга пенсионерки по квартплате. Квартплату Мачнева не платит принципиально, потому что считает председателя ЖСК нелегитимным, а цифру в квитанции завышенной в несколько раз, о чем уже много лет безуспешно пишет заявления в прокуратуру и Госжилинспекцию. С этой борьбы и начался крестовый поход Мачневой против нынешней системы ЖКХ в Петербурге.

— Я законопослушный должник. Я лишь не хочу платить в счет чьих-то доходов. Собственники и наниматели несут только бремя расходов по предоставленным им управляющей организацией услуг ЖКХ, однако мне присылали начисления за непредоставляемые услуги, по несуществующим тарифам и в завышенных размерах, — утверждает Мачнева.

По ее словам, председатель ЖСК ни разу не вступала в члены кооператива и не платила членские взносы, и собственником квартиры стала только в 2006 году, что противоречит Жилищному кодексу.

— Факт нарушения законодательства, а именно то, что председатель Лосева не является членом ЖСК, установила прокуратура, — говорит Мачнева.

Далее состоялся суд. Судья посчитала, что вопрос членства в ЖСК регулируется Семейным, а не Жилищным кодексом, а заключение прокуратуры даже не рассмотрела.

Коммунальная война

Пенсионерка считает, что «акция» приставов — мелкая месть за заявление о пересчете взысканных ранее из пенсии денег в счет уплаты долга по квартплате.

— Дело в том, что много лет они взыскивали из моей минимальной пенсии, которая составляет 10 тысяч рублей, 50% в счет долга по квартплате. Но по закону они не могут этого делать, так как у меня пенсия ниже прожиточного минимума. Кроме того, я же не злостный умышленный неплательщик — я за справедливость, — объясняет Мачнева.

Чтобы добиться справедливости пенсионерка пошла к юристу и составила заявление в Службу судебных приставов с просьбой пересчитать и вернуть все деньги, которые ранее взыскали.

— Они должны вернуть мне 125 тысяч рублей, — говорит Мачнева, которая из-за действий приставов вынуждена была жить на 5 тысяч рублей в месяц.

Тремя месяцами ранее к женщине уже приходил пристав, который описал имущество и не нашел в квартире ничего ценного, что можно было бы арестовать.

Мачнева считает, что нынешний визит приставов был спланирован, чтобы под официальным предлогом отобрать у нее телефон и ноутбук, на котором хранятся данные об ее общественной деятельности в сфере ЖКХ.

— Я боюсь, что они удалят все мои видеозаписи: я ведь и приставов снимала на видео, — говорит она.

Ноутбук Lenovo, который Мачневой дали в пользование в университете для пожилых «Серебряный век» и IPhone 4, который дал на время внук, — важные инструменты для ее общественной работы. Мачнева давно просвещает и консультирует людей по ЖКХ. Активистка знает Жилищный кодекс, пожалуй, лучше любого чиновника, может с закрытыми глазами обнаружить и доказать несоответствие в квитанциях по квартплате. Мачнева помогает петербуржцам добиваться своих прав и когда чувствует противостояние, то идет до конца — то есть до самого верха. Ее знают главы практически всех ведомств администрации Петербурга.

Когда чиновники поняли, что активистку продолжит ходить к ним на приемы и твердить одно и то же, пока проблему не решат, они стали бороться с ней не всегда красивыми способами: натравливая на нее врачей психбольницы или полицейских. Кому больше поверят — Мачневой, которую легко выставить городской сумасшедшей, или целому главе инспекции в галстуке?

Но Мачнева тоже не лыком шита. Женщина попросила у внука смартфон, быстро освоила новый гаджет и начала снимать свои «похождения» на видео, чтобы всегда можно было доказать, что происходит за закрытыми дверями.

В погоне за чиновниками

Мачнева выкладывала видеозаписи у себя на странице в соцсети, снабжая их нелицеприятными комментариями. Одна из таких видеозаписей очень не понравилась главе Горжилинспекции Владимиру Зябко. На ней чиновник сначала просит его не снимать, а затем убегает с приема, не ответив ни на один вопрос жительницы Петербурга, причем убегает в часы приема.

После появления этого видео Зябко подал иск к петербурженке за то, что она нарушила закон об охране изображения, опубликовав видео без согласия чиновника, навредила репутации и нанесла моральный вред. Свои страдания чиновник сначала оценил в 1 млн рублей, но позже скостил до 10 тысяч рублей. Суд состоялся осенью 2017 года. Судья встала на сторону Зябко, несмотря на закон (Согласно пп. 1 п. 1 ст. 152.1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе видеозаписи, в которых он изображен) допускаются без согласия этого гражданина в случае, когда использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах).

Недавно Мачнева удалила видеозапись с Зябко со своей страницы. Многие активисты Петербурга в знак солидарности с женщиной сделали перепост этого видео, чтобы о побеге Зябко не забывали потомки.

Скинулись на выкуп

Оставшись без телефона и ноутбука, где хранятся видеозаписи всех ее визитов к чиновникам, Мачнева чувствует себя беззащитной: «Вся моя деятельность встала».

По мнению юристов, помогающих Мачневой, имущество пенсионерки арестовали с нарушениями. Поэтому первым делом женщина попросила службу собственной безопасности приставов Петербурга проверить, законно ли действовали приставы.

— Они не имеют право отбирать у меня телефон и ноутбук, потому что «в соответствии со статьей 466 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на предметы домашней обстановки и на вещи индивидуального пользования, а также имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина должника», — цитирует Мачнева Гражданский кодекс России. — Кроме того, приставы взяли в качестве понятых консьержей ЖСК, с которым я сужусь, — это вообще за гранью. Ну и третье, ноутбук, который они арестовали, не мой. Мне его дали попользоваться в университете для пожилых людей «Серебряный век», где мы читали лекции на тему ЖКХ — у меня есть от них подтверждение.

Активисты из сообщества «Объединение советов домов и собственников», узнав о случившемся, скинулись и собрали для Мачневой 1 000 рублей, чтобы выкупить у приставов вещи. 6 августа 2018 года они отнесли соответствующее заявление в ФССП.

MR7.ru следит за развитием событий.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники


Лента новостей